Галина Р. Иванкина. (zina_korzina) wrote,
Галина Р. Иванкина.
zina_korzina

Categories:

Какой-то неправильный Довлатов.

  • Я уже писала в ЖЖ о фильме «Довлатов». Теперь - газетная статья (точнее - отрывки из) для «Завтра».

    ...Версия Германа — беспросветная драма, хотя есть несколько забавных эпизодов — совершенно по-довлатовски. Например, эпопея со съёмками любительского кино, где работники заводской многотиражки посильно изображают Пушкина, Толстого и Достоевского, произнося пламенные речи о торжестве социализма. В первоисточнике сам Довлатов изображал Петра Великого, который нечаянно попал в современный Питер. Всё действо тогда завершилось очередью за пивом и - очередной абсурдной ситуацией: «Кто-то начал роптать. Оборванец пояснил недовольным: - Царь стоял, я видел. А этот ...с фонарем - его дружок. Так что, все законно! Алкаши с минуту поворчали и затихли».



    В фильме Германа ситуация доведена до идиотизма — работники многотиражки выглядят жалкими и глупыми. Трещат по бумажке. Несут всякую дурь, когда пытаются выразить личное мнение. Вместе с тем, никакой печальной хохмы, а ведь именно этот парадоксальный сплав и делает вещи Довлатова — гениальными. Публицист и общественный деятель Егор Холмогоров отмечает: «"Довлатов" – совершенно недовлатовский фильм, так как вся литературная автобиография Довлатова состоит из историй о маневрах, компромиссах, циничном соглашательстве и выживании. Советский Союз Довлатова – временами жестокое, всегда абсурдное, но, в целом, довольно весёлое место».

    О Ленинграде писатель отзывался не с тоской, а с барственным снисхождением: «Сочетание воды и камня порождает здесь особую, величественную атмосферу. В подобной обстановке трудно быть лентяем, но мне это удавалось». В картине же мы наблюдаем не весёлое лентяйство, но — изматывающий бег по кругу. Неистовое, сумасшедшее, почти звериное желание — быть напечатанным и - принятым. Милан Марич играет скорее трагедийного красавца, меланхолика на грани срыва, нежели развязного сангвиника-жуира, каковым выступает Довлатов в своей прозе. «С тревожным чувством берусь я за перо. Кого интересуют признания литературного неудачника? Да и жизнь моя лишена внешнего трагизма. Я абсолютно здоров. У меня есть любящая родня. Мне всегда готовы предоставить работу, которая обеспечит нормальное биологическое существование».

    Безусловно, Довлатов хотел увидеть своё имя в «толстом» журнале и на обложке фолианта, но, если судить по текстам, сие вожделение полностью отодвигалось на задний — почти невидимый — план. Главное — это жизнь с её разговорами о Стейнбеке и Кафке. В одной из сцен герой Милана Марича представляется Францем Кафкой — незамутнённая девушка верит на слово и лишь вопрошает: «Вы из Франции?» Подобная коллизия в рассказе выглядела бы комично, в кинокартине же — горько и пришибленно. Довлатов-книжный ёрничает, ибо такова его натура; в ленте Германа имеются шутки лишь потому, что юморок — последнее прибежище загнанного в угол человека. «И остался я без работы. Может, думаю, на портного выучиться? Я заметил — у портных всегда хорошее настроение…», - писал автор. Никакой слезы. Фильм же - глубоко депрессивен.

  • Остальное - тут.
  • Tags: 1970, Житие советского интеллигента, Кино, Литература, О Жизни, СССР
    Subscribe

    Posts from This Journal “Литература” Tag

    • Очень изысканное и сюрреалистическое повествование.

      Я откровенно не люблю два жанра: фэнтази и приключенческую литературу. В детстве я тяготилась обязанностью «нормального» советского школьника читать…

    • Вкусная жизнь.

      Тот, кто в детстве читал замечательную повесть Валентина Катаева «Белеет парус одинокий», наверняка отметил то невероятное количество…

    • Цивилизация умиротворёнышей.

      Последние два-три десятилетия — время расчеловечивания под вывеской гуманизма. Люди, переставая быть злыми и жестокими, становятся не добрыми, а —…

    • Почему сейчас не хочется смотреть «Д`Артаньян и три мушкетёра»?

      Многие блогеры и журналисты, не говоря уже о комментаторах, часто пишут, что фильм «Д`Артаньян и три мушкетёра» сейчас невозможно смотреть — он…

    • Какой чумовой дизайн!

      Какая тонкая дизайнерская работа. Это - иллюстрации Андрея Соколова (1931—2007) к роману Рэя Бредбери «451 градус по Фаренгейту». Дивная линия…

    • До слёз...!

      Я не выясняла, что это за книга - оно не так уж и важно (судя по всему, вещь 1930-1950-х годов). Просто - гениально, аж до слёз. И это надо видеть,…

    Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

    • 16 comments