March 12th, 2010

После велопрогулки.

Я тут!!!

  • Добрый день, дорогие читатели! Мне вчера по почте пришло странноватое сообщение. Автор письма (это один из юзеров) спросил, всё ли у меня в порядке. Оказалось, что некие блоггеры вовсю обсуждают тему избиения и даже убийства (sic!) моей персоны, которые произвёл мой гражданский супруг. Пока не знаю, кто пишет эту ахинею, но это уже звёздность моя прёт (видимо). Ребята, меня никто не гробил. Я пишу диссертацию и те юзеры, с кем я общаюсь в живую это знают. Со своей стороны обещаю накатать пару постингов про СССР, как и обещала.

    UPD Выяснила, хто. Если кому интересно - сообщаю. Инфу о моём избиении распускают темноглазые пухленькие коротконожки из нацистских кругов и их чернокудрые, крюконосые нацыанал-сексуалы. Очень надеюсь, что Воины Арийского Сопротивления и далее продолжат распускать обо мне и моей семье порочащие слухи, причём хотелось бы, чтобы клевета была как можно более цветистой. К примеру, среди Арийских Кругов (славящихся своим высоким интеллектом) принято считать, что оба диплома я купила на рынке, а по национальности я - еврейка. Флаг в руки.
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    После велопрогулки.

    Советские архаизмы.

  • Я снова в ЖЖ!
  • Не так давно в комментариях зашла речь о том, что в Советском Союзе был особый выразительный язык, на котором говорил Агитпроп со своей аудиторией. Некоторые называли его не иначе, как - новояз. Я не филолог и вряд ли смогу оценить процент канцеляризмов и жаргонизмов в советском агит-языке, но тема, безусловно, интересная. Сейчас многие из этих слов и выражений утратили своё значение, исчезли, превратились даже в архаизмы, ибо эти явления попросту исчезли из нашего бытия. Вообще, речь дикторов и журналистов тогда была, если и однообразная, то красочная. Существовали и устойчивые сочетания - американская (или израильская) военщина, фашистствующие молодчики, происки империалистов, кровавая хунта и так далее. Для позитивного эффекта часто использовалось «чувство глубокого удовлетворения», с которым трудящиеся встретили то или иное решение партии или съезда. Но это был, так сказать, высокий штиль. При этом имели место и другие выражения, которыми пользовался, к примеру, журнал «Крокодил» или даже люди в повседневной жизни. Слово «стиляги», например, пережило само это явление, перейдя на новый этап использования. Более того, сейчас это слово приобрело, если не положительный, то нейтральный оттенок. А другие слова? Давайте вспомним!



  • Вот, к примеру, прекрасное слово «летуны». Так презрительно именовались люди, которые «перелетали» с одного предприятия на другое. Считалось, что люди должны с юных лет до самой пенсии работать на одном и том же месте. Приветствовались и так называемые трудовые династии, когда отец-фрезеровщик приводил на завод своих сыновей. В этом была своя логика - человек, приходя на завод после училища (или в НИИ после аспирантуры, не суть важно), начинал вписываться в конкретный трудовой процесс, приобретал навыки, полезные для данного производства. Он постигал все тонкости и сложности работы, обзаводился друзьями и товарищами. Трудящийся становился, как бы ни пафосно это звучало, патриотом своего предприятия, то есть начинал воспринимать своё рабочее место, как маленькую часть большой Родины, как нечто родное и близкое. Недаром, тезис: «Работа - второй дом» был так распространён в агит-печати. И тут вдруг находится некто, кто перебегает с места на место, меняет профессии, специальности, места работы или даже - места дислокации, к примеру - едет на Север, как тогда говорили «за длинным рублём». Такие люди воспринимались, как нестойкие, неуживчивые, и если брать шире, то - ненадёжные. Другое дело, когда человек переходит, например, в министерство - с повышением. Да и то... В кинофильмах встречался такой сюжет - честного и трудолюбивого начальника цеха приглашают на более высокую должность, он вроде бы соглашается, но в конечном итоге, остаётся со своими товарищами.

    Крепить солидарность с народом Никарагуа!Collapse )