September 28th, 2011

После велопрогулки.

Зита и Гита по-сталински?

  • Один из знаковых сюжетов мирового читабельно-смотрибельного искусства - это случайная встреча нечаянных двойников, процент столкновения которых был подсчитан самим Электроником в давние СССР-овские времена (когда технократы - рулили, писатели - писали, а режиссёры даже с фигой в кармане именно творили, а не пилили...) В общем, какая-то микроскопическая величина, стремящаяся к нулю. Но, тем не менее, сюжет на тему этого микро-процента довольно-таки известен, что, разумеется, удивляет. Нетипично ибо. С детства мы знаем рассказанную Марком нашим Твеном сказку об эпохальной встрече принца Эдуарда с нищим Томом Кенти. Оба мальчика, по задумке американского мастера, оказались так похожи друг на друга, что не только сами запутались, но и родной папа в лице Генриха VIII почти ничего не заметил. А ведь то был король, положивший жизнь на истребление вредительства, оппортунизма и уклонизма на территории отдельно взятого Острова Невезения. Подозревал, короче подлоги и поджоги, а также кражу колосков и прочую измену Родине.



    Но он признал Тома Кенти, как родного. Отчего бы? Да всё просто - Том с Эдуардом были не двойниками (что глупо), а - близнецами. Просто когда Джейн Сеймур наконец-то родила именно сына, то второй «такой же» мог быть неправильно понят и Генрихом (который уже задолбался решать вопрос престолонаследия) и социумом (который на тот момент задолбался ничуть не меньше). Поэтому дубль выкинули на помойку (в прямом смысле этого слова), а потом растерялись, когда он всё-таки пришёл домой. Недаром же именно Тома Кенти, в отличие от остальных маргиналов Двора Отбросов, влекли к себе мечты о Высоком. И вот нашего Тома Кенти буквально «притянуло» ко дворцу! Разумеется писал американец, полагающий, что все люди равны (особенно вооружённые кольтами) и даже в сточной канаве можно отловить второго вполне кудрявого принца. Но идея двойников, сама по себе, и без Марка Твена, страшно живуча. Вот, например, помпезно-сталинский вариант развития событий - послевоенная кинокомедия «Весна». Вещь привычная и даже набившая оскомину. Умытая, барочно-тоталитарная Москва; люди, одетые в плащи и шляпы из официального журнала мод; упитанные девушки в белом и гримёрша, требующая положенные ей тапочки.

    Read more...Collapse )
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    После велопрогулки.

    «Человек, который смеётся». Прикольно.

  • Совершенно случайно отыскала мюзикл «Человек, который смеётся», который, стал, видимо, ответом на шумный успех «Собора Парижской Богоматери» (году этак в 2004-м разве что утюги и унитазы не пели: «Не покидай меня, безумная мечта-а-аа...! В раба мужчину превращает красота-аа-ааа...!» В раба мужчину превращает любимая машина (она же - ведро с гайками). Ну, не о том речь. Если стоны по Эсмеральде меня как-то не тронули, то вот это произведение отечественных композиторов почему-то произвело впечатление. Возможно, просто сама тема больше нравится - всё-таки ужасы дикого капитализма в Англии рубежа XVII-XVIII веков мне несколько интереснее даже самого увлекательного Средневековья. Опять же, тут есть элементы стёба, что в сочетании с костюмами Галантного Века тоже принимается мною вполне благосклонно. Хотела просто поместить сие в сообщество gallant_age, но, думаю, можно и для всеобщего оборзения (и обозрения тоже). Ещё вот эта ария понравилась: Сто пятьдесят военных кораблей...