November 3rd, 2012

После велопрогулки.

Культ Высоты.

  • Советское искусство, да и вообще - советское мировоззрение, я бы сказала - мировидение - предпочитало большие, светлые пространства. «Широка страна моя родная» - это не просто слова, это восприятие себя во вселенной, а вселенная советского человека была, по сути, безграничной. Интерес мальчишек к географии, который подавался и закреплялся через образы художественной литературы и игрового кино, давал ощущение ширины, а точнее - широты и долготы, лесов, тундры и тайги, джунглей, пустынь, морей1.. Но сегодня мы поговорим о высоте, ибо она воспринималась ещё более сильно, ещё более волнующе, чем даже параллели и меридианы. Советский человек, во всяком случае, тот - эталонно-плакатный, из фильмов и книг - был устремлён вверх, к высотам. Недаром один из знаковых, как теперь говорят - культовых фильмов соцреализмовской эпохи так и называется - «Высота».

    Это не просто обыденно-банальный, почти производственный термин монтажника-высотника, это попытка героев стать выше и лучше. Не хочешь быть выше? Заставим или отторгнем. Мало быть хорошим работником, надо быть ещё и хорошим человеком, заслужить высоту. Высота не терпит фальши, поэтому коллектив, по сути, отвергает малодушного инженера Дерябина и циничного работягу Хаенко. Интересный момент - влюблённый прораб Токмаков зовёт Машу, супругу Дерябина, именно на высоту. Никакой гнусный адюльтер не состоится - герои слишком чисты для подобного шага. Платонический восторг и - признание в любви, но не к Маше, а к Высоте, к беспокойной красоте индустриального мира. Или вот - Хаенко уродует и низводит Катьку, а Пасечник её «поднимает», и в результате - поднимается сам. Высота - это устремление к идеалу.

    1-1._1. БС Сатель Строители гост Украина1-1._2. БС Плафон1-1._1._Пименов 1 мая
  • Георгий Сатель «На строительстве гостиницы 'Украина'».
  • Евгений Лансере-младший. Эскиз плафона.
  • Юрий Пименов. «Первое мая». Все картины - кликабельны!

    Небо - одна из важнейших тем в искусстве, в науке, в...мечтах. Начиная от «летающих городов» Георгия Крутикова и «Сатурния» Виктора Калмыкова, заканчивая прорывом Гагарина и бесконечным, многократно повторяющимся небом-«обманкой» на станциях московского метро. Советский человек любил небо, обожал своих сталинских соколов, первым вышел в Космос. Даже под землёй советский человек должен был ощущать высоту. На станции «Октябрьская-кольцевая» есть удивительный, почти мистический «ложный выход» - с небесно-голубой подсветкой. Небо есть даже там, где его нет... Почти сакральное отношение к высоте прослеживается даже в творчестве художников - посмотрите на картину Георгия Сателя. Созидание коринфской капители на такой запредельной верхотуре, где все эти каменные листья аканта - родом из глубокой древности - никто никогда и не увидит! В расчёте на кого эти служители Высоты создают антично-ренессансную красоту, для какого Высшего Зрителя? Или эти пролетарские венеры Юрия Пименова? Мы снова видим капитель, высоту и - красное знамя. Для кого? Для самой Высоты, как для некоего верховного божества советского человека? Высота принимает, высота может отвергать и низвергать.

    Collapse )
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...