November 7th, 2012

После велопрогулки.

Мирное сосуществование.

  • Говоря о том или ином периоде в истории костюма, принято рассматривать господствующие на тот момент эталоны красоты, которые целиком связаны с эстетическими предпочтениями дизайнеров эпохи. Так, если в моде минимализм и геометрия, то совершенно очевидно, что кустодиевский тип женщин будет не слишком популярным, ибо линии тела, линии платья должны подчиняться общему оформлению пространства, а не подчинять это пространство себе. Тонкие ножки столика - тонкие ножки девушки. Но при этом открывается интересная особенность - в противовес журнально-плакатной эстетике моды почти всегда существует эстетика иная... Я бы назвала её эстетикой эротики. Что это значит? Модельерам и модным дамочкам нравится один тип, а мужчинам иной раз - другой. Так, журнал 'Vogue' 1920-х годов неизменно предпочитает утончённых див с громадными глазами, а фривольные открытки того же периода пестрят пышными, коротконогими веселушками. Хотя, повторюсь, в моде - худоба, узкие бёдра, прямые плечи, открытые костлявые спины и узкое личико. Полненькая Лиа де Путти (Ильф и Петров в «Золотом телёнке» называют её «очаровательной Лиа де Путти») считается секс-символом, а модели от 'Lanvin' демонстрируют утомлённые теннисом и фокстротом худышки.

    Довима Джейн Менсфилд Джин Патчетт
  • Довима, Джейн Мэнсфилд и Джин Патчетт.

    Замечу, что это не является тем вечным противопоставлением «светской» и «народной» красоты, которая так разнообразила быт всяким поручикам Ржевским - упоенно писать стишки в альбом тонкой и бледной Натали, а потом бежать на сеновал к дворовой девке Наташке - к ядрёной, румяной,...громадной... Я говорю совсем об ином - о существовании двух типов красоты в пределах «официальной» эстетики. И тот, и другой тип пропагандируются через прессу, через кино, через рекламные образы. Посмотрите на манекенщиц уютных-пятидесятых! Вы не отыщете там ни одной пышногрудой блондинки с зазывной улыбкой. Не будет там и средиземноморских крутобедрых красавиц, которые были столь популярны в кинематографе послевоенной эпохи. Ни одной Мэрилин Монро, ни одной Джины Лоллобриджиды! Все модели Диора, Фата, Баленсиаги и Живанши - невесомы, изысканны, аристократичны, как будто только что прибыли из царства грёз, цветов и волшебных ароматов. Довима, Джин Патчетт, Беттина Грациани, Дориан Ли - принцессы мира моды. Их запястья тонки, плечики - узки, груди - условны, лица - надменны.

    Кристиан Диор говорил, что делает ставку только на изысканных дам и полагал, что юная Брижит Бардо ужасающе неприлична. Существует байка, что он отказался шить для неё платье только потому, что считал её вульгарной. Однако обычный человек, слабо знакомый с историей костюма и моды, скажет, что в послевоенную эпоху популярны были девушки образца Мэрилин Монро. Или Джейн Мэнсфилд, которая была много вульгарнее и много конкретнее трогательной, талантливой Мэрилин. Также многие помнят роскошные линии Софи Лорен и жизнеутверждающие формы Джины Лоллобриджиды. Похожа ли королева подиумов Джин Патчетт на кинозвезду Джину Лоллобриджиду, кроме того, что обе они одевались у одних и тех же модельеров - одна на работе, другая - всегда? Нет. Но обе они принадлежат к эстетическому пространству 1950-х. Обе они вписываются в антураж, дизайн, контекст эпохи. Это было время уюта, домашней, приватной жизни, стремления к роскоши. Обе женщины подходят для авто с обтекаемыми формами, для этих мягких диванов, пуфиков и стульев а-ля старина. Здесь всё ясно. Но вот наступают неоново-нейлоновые-шестидесятые...

    Collapse )
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...