November 11th, 2012

После велопрогулки.

«...О том, что под платьем, Анна Антоновна!»

Атуева. Так о чём же?
Кречинский. (показывая на сердце). О том, что под платьем, Анна Антоновна!
Атуева. Как что под платьем? (Отводя Лидочку.) Что же это ты, матушка, с ним о белье-то говоришь?

А.В. Сухово-Кобылин «Свадьба Кречинского».


  • Большинство девочек, наверняка, знают истину - платье может быть простым и дешёвым, но бельё - никогда. Именно оно должно быть идеальным, безупречно свежим, тщательно подобранным и, разумеется, комплектным. Никаких чёрных трусиков при белом бюстгальтере. Откуда это повелось - сказать сложно. Вот это трепетное отношение к нательному белью, к исподнему. Мне доводилось читать три версии. Одна из них - актуально-пикантная, в духе современных журнальчиков, из года в год пишущих про «адюльтер в офисе» и про паэлью с лазаньей. Мол, настоящая современная женщина - умная, красивая и деловитая - никогда не знает, чем закончится её ужин в ресторане или совещание у шефа, поэтому всё должно быть благоуханно-французским и по возможности - кружевным. Мне эта версия не нравится, хотя бы потому, что хорошее нижнее бельё предпочитают даже те дамы, которые всегда были далеки от сладостных утех и прочих телесных забав современности. Особенно в офисе. Офис - для работы, как нам кажется. И, разумеется, асексуальность, милые леди, это вовсе не повод носить линялое, старое или дешёвое бельё!... Напротив! Носим дорогое, а иной раз, даже красное... Поэтому переходим к иным трактовкам. Другая версия - прямо-таки сакрально-мистическая и она мне гораздо более симпатична.

    1916 - 1925 - 1946
  • Каждой эпохе - свой силуэт: 1916, 1925 и 1946-й гг.

    Ибо нательное бельё, соприкасаясь с телом человека, обладает особой энергетикой. Поэтому его - бельё - следует уважать, лелеять, аккуратно стирать и - как раз-таки - никому не показывать. Там было ещё очень много об особом отношении древних славян и допетровских русичей к теме исподнего. И о том, как европеизация Галантного Века, поломавшая сакральный строй русского костюма, наделала больше вреда, чем принесла пользы. Действительно, версальский наряд обнажил шею, плечи, руки выше локтя - места, которые всегда скрывались «от дурного глаза» и поползновений нечистой силы. Третья версия - простая и логичная, как сама жизнь. Ибо парижские модельерши, вроде Магги Руфф или Коко Шанель всё видели совсем иначе - хорошее нижнее бельё формирует фигуру в соответствии с современными нормами и создаёт особое настроение. В правильно построенном, а потому - в дорогом, в удобном, но при этом - в элегантном белье женщина ощущает себя гораздо более королевой, чем в шикарном платье, но при этом - надетом на неказистое исподнее, купленное на барахолке по принципу: «Всё равно никто не увидит!» А ты не увидишь? А твоё платье? Оно же увидит! Да, вот Кристиан Диор относился к платьям, как к живым существам и называл создаваемые им наряды «своими дорогими друзьями». Нет-нет. Он не был больным на всю голову, просто он уважительно относился к одежде.

    Collapse )
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...