November 19th, 2012

После велопрогулки.

Бугагашеньки и ми-ми-мииии.

  • Смотрите ли вы современные сериалы? Отечественные. Я - нет. Вернее, несколько раз натыкалась (иначе и не скажешь) на то убожество, которое иной раз выдаёт наш многопрограммный телеящик. Стрелялки-душилки, а также пыхтелки и вопилки, в которых суровые люди борются с ещё более суровыми людьми, а красивые, но очень уж плохо играющие актрисы делают вид, что любят этих самых суровых, - сие не для моей ослабленной нервной системы. Темы: совершение уголовно наказуемых деяний разной степени тяжести, любовные многоугольники, неузнаваемый быт студенческих общаг, а ещё - околосоветские темы с непременным плохим чекистом и хорошим антисоветчиком (независимо от изображаемого времени - будь то 1930-е или 1980-е) . Но самые ужасные проекты, это, на мой взгляд, «комедии», особенно молодёжные. Сие вообще ниже всякой критики. Я понимаю - заграница нам уже помогла. В том смысле, что американский юмор - добрый и сексуальный - сделался некоей модной нормой для создателей подобных проектов. Ощущение чужеродности и - запредельной глупости. Что забавно для изображения городка, населённого жизнелюбивыми rednecks, то убого и - неестественно для иных областей. У каждой страны - свой менталитет и свой юмор.

    111

    Особенно ужасны, на мой взгляд, проекты, выдаваемые каналом СТС под руководством товарища (или господина?) Муругова. СТС, увы, сделался каким-то отстойником убогости и пошлости. Я мало смотрю ТВ, но сослуживцы говорят, что в своё время это был нормальный телеканал, не хуже остальных. Некоторые даже хвалили программу «Брейн-ринг», которая куда-то делась из сетки вещания. Наверное, была недостаточно развлекательной. Точнее, недостаточно тупой. Такая же судьба постигла креативный «Большой город». Помню, одна дама в комментариях отметила, что современные детки не настолько плохи, как это показывают в сериальчике «Даёшь молодёжь!». Решила глянуть, что там за люди. В общем, Бивис и Баттхед по сравнению с ними - Гёте и Шиллер. Лично я, как Агнесса Ивановна из «Курьера» считаю, что у нас замечательная молодёжь. Даже хипстеры, которых принято поругивать и слегка осуждать за безыдейность. Где авторы отыскали подобных идиотов в нашей жизни? И, насколько я понимаю, «Даешь молодежь» - далеко не главный бич СТС.

    Collapse )
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    После велопрогулки.

    Эта многоликая романтика...

  • «- Романтика! - громко и презрительно сказал Пур Хисс и тут же съежился, заметив неодобрение зрителей. - Да, настоящая романтика! - радостно воскликнул Дар Ветер».

    Иван Ефремов. «Туманность Андромеды».


  • Не так давно, листая какую-то глянцевую ахинею, я отметила, что прилагательное «романтический» употребляется в этом, а равно, как и в другом подобном же, издании столь же часто, как и осточертевшее определение «сексуальный». Но если с этими самыми сексуальностями всё и без того ясно, то в случае с романтикой всё куда как интереснее, сложнее, удивительнее! Ибо очень уж многоликое слово. По сути, романтика - это антипод пошлости, обыденности, примитива. Но в случае с той гламурной прессой, именно романтика начинает выступать, как синоним условного быдло-стиля, того самого простецкого понимания красивых отношений. Читаем, что предлагает пресса в качестве настоящей романтики.

    Итак, романтический ужин при свечах (свечи - обязательны!), признания в любвях под шампанское, лепестки роз, расбросанные по шёлковому - красному! - ложу, и - сладенько-долгое, под музычку, соитие. Пошлость? Ужасная. Брутализм на сеновале - лучше, чище и ближе к истине, то есть к природе. А шампанское и самодеятельный стриптиз при свечах - это нечто, вроде поддельных сумочек Louis Vuitton или белого свадебного платья на восьмом месяце беременности. Пошлость. Фи, девчонки! Но в журнале, имеющем аудиторию среди офисных барышень и скучающих домохозяек, это - и есть романтика. Это, ребята, как с духовностью. Что для одной эпохи духовность, то для другой - ровно наоборот.

    1960-е
  • Романтика 1960-х - свежий ветер, искренние девушки, покорение Вселенной...

    ...Моя мать, типичная шестидесятница (Хибины, лыжи, технический ВУЗ, Юрий Визбор, мини-юбка, Ernest Hemingway) не очень любит слово «романтика». Точнее, оно ей просто надоело в виду бесконечного, часто бессмысленного, употребления оного в 1960-е. Но я полагаю, что это от разочарования! Их поколение натолкнулось на Застой и увязло в «ковёрно-хрустальном» потребительстве. Другая часть шестидеятников ушла на кухни - петь свои песни без лишних свидетелей. Потом всё это закономерно перетекло в диссидентство и неприятие системы. А всё почему? Романтика оказалась призрачной и, как водится, непрочной. Бригантина разбилась о бытовые трудности, о Прагу-68, о желание быть не просто учёным, а - перспективным доцентом с соотвествующим окладом...

    И уже не споёшь: «А я еду, а я еду за туманом, за туманом и за запахом тайги...» В 1960-е было принято, модно, и - правильно ехать именно за туманом. Помимо того, что есть мода на вещи, существует и мода на поступки, на мысли, на смыслы. В 1960-х было именно модно быть романтиком, ибо романтик был антиподом мещанина, куркуля, который ценит вещи выше, чем идеи, а деньги любит больше, чем работу. А работа должна быть любимой, трудной и прекрасной-высокой-великой, как звёздное небо. Это тоже романтика, которая становится уже синонимом преодоления. Не любишь трудности? Не романтик. Любишь диван, газету и оладьи под бухтение телеящика? Мещанин. Девушка, вы оказывается не любите кибернетику? Прощайте.

    Collapse )