December 6th, 2012

После велопрогулки.

Утончённость мечты на Заречной улице или Савченко + Левченко.

  • Кинофильм «Весна на Заречной улице» входит в число так называемых «культовых» кинокартин. Это значит, что и простые-народные-массы его принимают, и люди посложнее. И даже критики не против, во всяком случае, через много лет после выхода фильма на экраны. Ещё один признак культовой киноленты - её можно смотреть хоть сто раз и она не надоедает. Ну, так вот, «Весна на Заречной улице». Для тех, кто ни разу не видел, расскажу, в чём там дело. Типичная фабула для высокой классики всех времён и народов - мужчина из третьего сословия воспылал страстью к знатной даме. А дама хочет, но не может. Короче, в целом, «...истекая кровью, честь борется с моей любовью, а вы мешаете борьбе». И вот тут начинается интересное, потому что в кадре - Советский Союз, а не ренессансная Италия, Испания или ещё какой-нибудь Лангедок. Никаких преград, установленных светскими приличиями и многовековыми предрассудками, тут нет и по логике - быть не может. Напротив, все равны. «Мамы разные нужны - мамы разные важны!» - как сказал один советский поэт из хорошего дворянского рода. В фильме же нам показывают, что преградой может служить разница в культурном уровне. Именно он, этот уровень, сделался определяющим фактором в формировании советской элиты, новой аристократии.

    1

    ...По сути - почти уже родовой аристократии. Ибо дочь пролетария, волею Советской Власти, ставшая врачом, физиком или учителем словесности, старалась своим детям вложить всю премудрость наук, искусств, знаний и - правил хорошего тона. Откуда-то появлялись Брокгауз с Эфроном, пианино, билеты на «Жизель». Разумеется, мужем такой новой дворянки и отцом её детей, должен был стать инженер-проектировщик, скрипач, писатель, на худой конец - прораб... Тоже, скорее всего, из семейства, что от сохи или от станка. Но уже отягощённый котангенсами, верлибрами, бемолями и диезами. В «Весне...» мы видим типовой классовый конфликт, порождённый становлением советской интеллектуальной элиты (дворянства). Поначалу учительница Левченко брезгливо, но очень сдержанно и тактично относится к своим взрослым ученикам-работягам. Это презрение настолько сильно, что оно очень заметно. Татьяна Сергеевна ощущает себя стоящей намного выше, чем простодушные ребята, выпивающие и танцующие, прямолинейно выражающие свои немудрёные мысли. Так заводиться от Рахманинова и держать на видном месте фотокарточку Блока может только высшее существо. Со временем учительница Левченко понимает, что перед ней не быдло, но - созидатели. Базис. А она - всего лишь часть надстройки. Замечу, что девчонка Зиночка, которую оставил главный герой, ради учительницы, даже не знает, как этот самый Блок выглядит. Говорит: «Кавалер столичный, под Тарзана подстиженный!» Тарзана знает, Блока - нет...

    Collapse )
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    После велопрогулки.

    И снова о Большом...

  • Я уже писала в своём блоге о сложной ситуации, связанной с Большим Театром. В чём смысл? Не слишком качественный, но дорогостоящий ремонт, равнодушие к потребностям артистов, а по сути - равнодушие к искусству, к престижу России - всё это мы видим в приложении к главному театру страны. Русский балет и вообще российская театральная традиция - это уникальное явление. Это надо хранить, холить и лелеять. Отвлекусь. Как-то раз мне довелось посмотреть по каналу «Культура» голландскую «Жизель». Я же испугалась! Какие-то синюшные женщины-тени в трико делали безумные телодвижения под адаптированную музыку Адана. В России пока ещё более-менее держатся традиционного представления о сценическом действе, хотя есть и концептуальные решения, не слишком радующие душу. Интересно, что Россия приняла от Европы и оперу, и балет, и драматический театр в его шекспировско-мольеровском варианте, но именно она осталась верна норме, традиции. Тогда как просвещённые Европы галопом устремились к новому осмыслению, а точнее - к обезображиванию своей же классики... Так вот о Большом.

    Балет

    Его судьбой обеспокоены многие люди искусства. Было даже письмо президенту, подписанное ведущими актёрами страны. Из общественных деятелей пока активно действует только Тина Канделаки. Остальным, скорее всего, не до балета. Почему только она?! Где другие? Она уже писала в своём блоге, что глава Большого - товарищ Иксанов не слишком годится для той роли, которую он играет в нынешнем Большом театре. Не потому что он, собственно, плох. А потому что он не чувствует потребностей актёра. Человек, далёкий от сцены, не может знать, как должна эта сцена выглядеть. Что нужно певцу или балерине? Как создать им условия? Он же никогда не пел арию Хозе и не делал антраша или па-де-ша. Тина пишет: «Однако быть «крепким хозяйственником» и непотопляемым менеджером здесь недостаточно: искусство – слишком тонкая материя. Мне кажется, директором театра должен быть человек от искусства, который любит и понимает свое дело».

    Я приведу пример соседа Большого театра - Малого, Дома Островского. Там всем правит именно человек искусства, Юрий Мефодьевич Соломин, руководитель требовательный и жёсткий, но невероятно чуткий к проблемам и потребностям своих актёров - он знает, как надо и что надо. Малый театр никогда не «полоскался» в прессе и не становился мишенью для всенародной критики... В общем, Тина Канделаки создала у себя опрос - кого бы Вы хотели видеть главой Большого. Михаил Барышников, Андрис Лиепа, Николай Цискаридзе, ну, и нынешний Анатолий Иксанов. Блогеры ныне значат очень много, их мнение - важно. Люди массово за Цискаридзе. А Вы?