August 22nd, 2013

После велопрогулки.

Тоталитарное искусство - феномен или фикция?

  • В современном искусствознании с некоторого времени бытует устойчивая и вроде бы всем понятная формулировка – «тоталитарное искусство», хотя многие люди, по счастию, считают сей термин не слишком научным и, говоря простонародным языком, «притянутым за уши». Рассуждая об этом явлении – о тоталитарном искусстве все дружно кивают на Игоря Голомштока, который, собственно, и написал увесистый фолиант с одноимённым названием. Появление книги «Тоталитарное искусство» на отечественных прилавках в 1994 году оказалось символичным – СССР к тому времени был успешно развален, Дом Советов – расстрелян, а народ, радостно хрустя попкорном, расставался со своим «кровавым совковым прошлым». Задача автора, живущего в эмиграции, была совершенно ясная и чёткая – показать, что большевистский СССР и нацистская Германия близки не только «этически», но и, что называется, эстетически. Голомшток начинает свой опус с некоего красочного воспоминания, которое мне хотелось бы привести, хотя бы и в сокращённом варианте.

    Paul Matthias Padua_DerFuehrerSpricht (1939) Лактионов Письмо с фронта
  • Скажите мне, Падуа и Лактионов похожи? А главное - чем именно?
    Правильно - много людей сразу. Больше - ничем. И не спорьте тут.


    «В числе прочих своих музейных обязанностей я вел тогда (в начале 60-х годов) кружки юных искусствоведов и на одном из занятий, прикрыв немецкие названия, предложил своим ученикам на атрибуцию картинки из этого журнала. Перед глазами советских старшеклассников проходили привычные сюжеты, выполненные в столь же знакомой им реалистической манере. <…> Задание показалось им лёгким, и они наперебой выкрикивали знакомые имена: Герасимов! Котов! Мухина! Томский! Вучетич! Налбандян! На одной из репродукций трудовая семья в тесном домашнем кругу с благоговением внимала звукам нарисованного приемника. - Лактионов! - определили почти единодушно».Это надо быть либо очень большим фантазёром, либо откровенно слабовидящим, чтобы перепутать манеру Александра Лактионова с приёмами нацистского художника Матиаса Падуа. Или же инопланетянином – и там, и там изображены представители вида землян с руками и ногами, вместо привычных ложноножек. Но Голомштоку надо отдать должное – вступление хлёсткое, не дающее опомниться и настраивающее на определённый лад. Теперь-то у читателей не должно было оставаться сомнений, ибо устами младенца глаголет истина – дети дружно «признали» родство культур!

    Read more...Collapse )
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...