December 9th, 2013

После велопрогулки.

Измена как норма в советском кино.

  • В киносюжетах эпохи Застоя то тут, то там возникал непременный образ бабы-разлучницы. Или же - кавалера, который решил «начать жизнь заново». Или - совсем юной девушки, резко и бесповоротно влюбившейся в женатого и ...взрослого мужчину. Разумеется, на этой теме построена почти вся мировая литература, и даже - мифология разных древних народностей, вроде античных греков. Тут дело не в типичности данной ситуации, а в освещении оной, в отношении к явлению. Так вот, к 1970-м годам стало вдруг отчётливо ясно - женщины / мужчины изменяют друг другу и это едва ли не норма. Разумеется, иной раз нам показывали драму или даже комедию на эту тему, что говорило нам о том, что гулять от жены - это всё-таки не очень хорошо, но, в принципе, можно. Вон Вася Кузякин закрутил по пьяни с Раисой Захаровной, наслушался про телекинез и летающие тарелки, можно и обратно - под бочок к мягкой Надюхе. Замечу, что Раису Захаровну тут показывали не как злую разлучницу - напротив, она очень добрая тётка, даже хотела по-честному. Нам говорят - она сугубо несчастна. Потому и увела первого, кто подвернулся. Её авторы не осуждали. Зрители - тем более.

    РЗ

    Потому что сами не были святы - НИИшные утончённые дамы, предпочитавшие Сартра, заводили романы не хуже и не реже, чем нынешние офисные стервы, публикующие в Инстаграме свои унылые фотки с турецкого пляжа. Но то жизнь, а то - кино. В 1930-х - 1950-х показывали эталон, потом начали этот эталон размывать, очеловечивать, то есть показывать неровности и червоточинки. У положительного героя тут же появилась незаконная женщина, при том, что сама она могла быть такой же положительной, как и он сам. Лёгкость расставания с предыдущей дамой сердца подчёркивалась лирическими музыкальными композициями. Доктор Лукашин через несколько часов после общения с невестой Галочкой, с радостью забывал о её существовании. Надя Шевелёва кидалась в омут страстей, оттолкнув опешившего Ипполита. Ипполит - старше. Он помнил другие образцы. Оленька Рыжова - печально-чарующая и поэтичная кошёлка «в жутких розочках» - честно пыталась увести из семьи мужчину, который, в общем-то, не собирался. Или собирался, но не с ней. Но нам показывают залитое не то слезами, не то погодой личико Рыжовой и пытаются донести нехитрую мысль, что женщина хотела всего лишь любви. Путём разрушения семьи. И своей, в частности. Кроме того, секретарша Верочка доверительно сообщает и нам, и Калугиной, что бывшая жена Новосельцева тоже «...а потом загуляла».

    Read more...Collapse )
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...