September 29th, 2014

После велопрогулки.

О бедном Рудольфе замолвите слово...

  • Среди самых-ненавистных-киногероев вот уже много-много лет значится Рудольф - Родион из культовой саги Владимира нашего Меньшова про трёх понаехавших красавиц и большое бабье Счастье. Фильм смотрят и взрослые (в приступе ностальгии), и дети (если у них есть контакт с ностальгирующими прабабушками), и вообще – все (в праздничные дни, потому что всё остальное просто смотреть невозможно). Меняются вкусы и смыслы, и уже юная длинноножка-Александра, балдевшая в 1978 году под Бони-Эмовский ‘Daddy Cool’, ныне тётенька в серьёзных летах. Но одно остаётся вечным – ненависть зрителя к Рудику. Он для нас хуже иных кинофашистов (вроде Мюллера и Шелленберга). Те – лучше и честнее. Они - обаятельные враги, а этот - сволочь с патентом на совершение сволочизма. Тотальная неприязнь и финально-дидактическое: «Так ему и надо, гаду!» В принципе, всё верно. Гад он. Однако же, давайте попробуем посмотреть на ситуацию его глазами.

    2

    Молодой красавчик с замашками барина и потомственного бонвивана приходит в дом профессора Тихомирова. Его встречаются две очаровательные чувихи (я намеренно допускаю стиляжью терминологию, ибо как-то так сразу ощущается, что Рудольф – типовой стиляга, разве что недавно отошедший от «процессов на хате» и прочих зависаний в Коктейль-Холлах). Он уже взрослый мальчик и работает в модной, перспективной на тот момент «индустрии». Его мать – вдова. Отца, скорее всего, убили на войне, хотя, возможно, что он от них свинтил к молодой фифочке, как это было модно у пожилых начальников в 1950-х годах. (Давно не пересматривала фильм - если я не права - напишите!) То, что семья Рудика – непростая и боле-менее богатая, видно сразу, но мамаше от этого не легче. Недаром она кидает Кате злую фразу, что та решила, мол, прыгнуть на всё готовенькое. А надо-то пожить тяжело сначала!

    Read more...Collapse )
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...