May 13th, 2016

После велопрогулки.

В Третьяковке - выставка Василия Кандинского.

  • Забавная, но примечательная деталь: в кинофильме Тима Бёртона «Большие глаза» (2014), посвящённом художественным вкусам послевоенной Америки, арт-менеджер кидает фразу: «Наш зритель хочет видеть Кандинского и Ротко». Два значительных и непревзойдённых авангардиста XX столетия — родом из Российской Империи. Их воспринимали родоначальниками почти всех направлений в беспредметной живописи. По иронии судьбы, в СССР — на родине явления — в тот момент шла непримиримая война с абстракционизмом и формализмом, а незабвенный Никита Сергеевич осыпал художников простонародно-базарной бранью... Всевозможные «-измы», порождённые русской революционностью, в 1950-х годах именовались «буржуазными и реакционными стилями», но что самое удивительное — сугубо западными поветриями... Рассматривать Кандинского в отрыве от социально-эстетических переживаний эпохи — задача бессмысленная хотя бы потому, что в начале прошлого столетия возобладала практика «синтеза искусств», а цивилизационная парадигма была, как никогда, заряжена агрессией новизны.


  • Композиция №6.

    Композиция №№... Свойство эпохи — нумеровать всякое проявление. Страсть к цифирным обозначениям: «Я, Д-503, строитель "Интеграла", - я только один из математиков Единого Государства. Мое привычное к цифрам перо не в силах создать музыки ассонансов и рифм». Единица — ноль, единица — вздор. Только «мы». Номера и цифры, королевство безупречной математики: «В бюллетене стояло: «На воздушной станции № 3 гражданка № 4372221 бросилась под воздушник и поднята без признаков жизни. Причины неизвестны». Это финал антиутопии Николая Фёдорова «Вечер в 2017 году». Вещь гораздо менее известная, чем замятинское «Мы», однако, столь же зловещая. Дата написания — 1906 год.

    Уже тогда этого боялись и — предвосхищали. Парадоксальный и живописный пример из, казалось бы, совершенно иной системы координат. Культовый аромат Chanel №5 – абстрактный, смешанный, в котором не выявлены изначальные мотивы — в своём роде дух времени. Согласно легенде, Коко просто выбрала пятую композицию из предложенных ей парфюмером Эрнстом Бо (кстати, он долгое время жил России и, безусловно, оказался ментально связан с русским авангардом). Однако Шанели не вздумалось расшифровывать сие творение — оно так и осталось пятым номером. Как и все «композиции» Кандинского.

  • ОСТАЛЬНОЕ - ТУТ.
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    После велопрогулки.

    Две советские девушки: о чём они могут говорить?

  • Всегда интересно рассматривать типажи и модные тенденции на картинах. Вот тут изображены не только некоторые модные тенденции середины 1960-х, но и запечатлён какой-то разговор или даже внутренний конфликт. Интересно, о чём они могу разговаривать? Или это просто молчаливые взгляды, оценивающие или ещё какие? Они знакомы или нет? Общие интересы? На мой взгляд, у них какой-то разговор, далёкий от ...творчества. Из серии: Валька, ну и сволочь ты...

    Collapse )