August 25th, 2016

После велопрогулки.

Будет летать? Или нет?

  • Вообще, статья посвящена выставке, которая проходит в Музее Космонавтики. Тема экспозиции - фильмы Ричарда Викторова - о рейсе Москва-Кассиопея и «Через тернии к звёздам». Но, как обычно, смысл - шире, чем изначальная задумка. Можно порассуждать о других фантастических историях, например, о Леме. Да, как обычно, под cut-ом вопрос.

    ...Когда мы в детстве смотрели дилогию «Москва – Кассиопея» и «Отроки во вселенной», мы не задумывались над важным вопросом: куда, в какое столетие вернутся герои повествования. Не получится ли так, что их вояж окажется не нужен грядущему поколению — их встретит обескураженное молчание или слабая попытка понять: зачем эти люди вообще летали? У Станислава Лема есть замечательный, возможно, даже лучший его роман – «Возвращение со звёзд». Космонавт Эл Брэгг прилетает домой, на родную Землю и видит диковинное общество, сформировавшееся за то время, пока он выполнял свою миссию.

    Точнее, это для него, в условиях космоса, пронеслось всего десять лет. Земля же одолела более чем вековой путь. И что видит Брэгг? Социум без конфликтов, страстей и дерзаний. Без риска. Без крыльев. Зато имеется всё для максимального удобства человека, вплоть до «послушной» мебели, считывающей желания хозяина. И, разумеется, тут никто никуда не стремится, не рвётся – земляне давным-давно доказали, что полёты в космос бестолковы и дорогостоящи. «Не летают – и никогда уж не полетят. Ням-ням. Одно огромное ням-ням», - говорит один из бывших соратников Брэгга.


  • Мы сделаем вас счастливыми!

    Collapse )
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    После велопрогулки.

    Мажор-фарцовщик - что может быть пикантнее?

  • У каждой эпохи - свой положительный герой, равно как и свой отрицательный персонаж, причём нет никакой уверенности, что со временем они не поменяются местами. Умудрённые прагматики приходят после ясноглазых романтиков, а тех, в свою очередь, сбрасывают с пьедестала какие-нибудь лихие люди со специфическим кодексом чести. Мы обожаем то физиков, то лириков, то - жуликов. То умных, то – оборотистых. Нынче у нас принято жалеть советских фарцовщиков - то есть одиноких борцов за цивилизованное предпринимательство. Мол, жертвою пали. А в тех, старых детективах именно молодой фарцовщик представал, как самый пошлый и наиболее мерзкий персонаж. Он был шикарно одет, клал ноги на стол, любил заграницу и нигде не работал. А в предложенном отрывке он ещё и мальчик-мажор, чьи родители вкалывают в Африке - тогда это считалось круто - помогать строить социализм или производить техническое (медицинское) содействие где-нибудь в странах третьего мира.

    Collapse )