September 6th, 2016

После велопрогулки.

Модный спорт 1980-х.

  • В 1980-х годах была общемировая мода на спортивность - яппи-стиль требовал телесного совершенства, старость - отодвинулась, девочки полюбили аэробику. Но и это не всё - вспомнились романтические виды спорта, вроде парашютного. Всем нравились дельтапланы - о них пелось в эстрадных песнях, рассказывалось в кино, писалось в прессе. Интересно, что если в 1930-х парашютный спорт и всё, что было связано с полётами, относилось к тотально-общенародному времяпрепровождению, то в 1980-х все эти лётные темы казались чем-то элитарным... Нет, не так. У физической культуры 1980-х был лёгкий налёт эстетности, что ли.

    Read more...Collapse )
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    После велопрогулки.

    Про школу-57.

  • Словосочетание «школа №57» уже сделалась всенародным мемом - состряпано много демотиваторов, анекдотов и прибауток. Вот уже и директор школы ...больше не директор... Мне тут понравился текст Егора Холмогорова, который, собственно, учился именно в этом учебном заведении. Это - именно мемуары человека, а не скандальное расследование обстоятельств. Вот отрывок, а в финале - вопрос...

    «На дворе стояла зима 1991 года, когда я на одном дне рождения встретил своего бывшего одношкольника Гошу Старостина, который, как оказалось, учился сейчас в удивительной гимназии. Гимназией она, правда, не называлась, а называлась «Пятьдесят седьмой школой» и в ней имелся гуманитарный класс и там преподавали латынь. Я спросил, а можно ли туда как-то поступить? Ведь я люблю и отлично знаю историю и очень хочу изучать латынь. Участники нашего застолья с лимонадом и салатиками стали меня отговаривать, мол ... в гум.класс набирали несколько лет назад и ты там будешь чужой, да и сам Старостин – сын знаменитого лингвиста, к имени которого уже тогда прибавляли «великий». Гуманитарный класс 57 школы казался мне и прочим таким собранием Гош Старостиных, свезенных со всей советской страны, чтобы не соблазнять простых людей.

    ...И понятно, что мне в этот сонм небожителей было нечего даже соваться. Но Гоша уверенно сказал: «Ну ты зайди к Зое Александровне, спроси, за спрос-то денег не берут». И холодным январским днем, ближе к сумеркам, я отправился в здание на улице Маркса-Энгельса, впоследствии оказавшейся Малым Знаменским переулком, где нашел высокую полноватую женщину с сердитым лицом – Зою Александровну Блюмину, классную руководительницу того самого гумкласса, и попросился в её класс, упирая на то, что люблю историю, что у меня папа – актер с Таганки и что у меня в классе уже есть друзья. Я был в старой анекдотичного вида папиной кожанке, в которой он, кажется, играл еще в «Пяти рассказах Бабеля» и в руке держал две тетрадки с лучшими своими сочинениями. «Убогими текстами» – как выразилась на следующий день Зоя, с которой я, в сущности, совершенно согласен».

  • Текст - тут

  • С вашей точки зрения: приключения в школе 57 - это следствие всЁй нашей жизни или же - единичный случай?