May 4th, 2017

После велопрогулки.

Анна и паровоз.

  • Статья не только и не столько о сериале.

    Роман «Анна Каренина» - вовсе не о любви и даже не об Анне. Камергерова жена с её буйной страстью — предлог. Вронский — вообще деталь. Он случаен, как всякий ...пассажир. «Туда ехала с матерью, а назад с сыном...» Вагончик тронется — перрон останется. Главная мысль - гибель души в условиях урбанизма. Паровоз тоже выбран не просто так – в конце-то концов, отчаявшаяся фемина могла бы и в реке утопиться, благо таких случаев не только в художественной литературе, но и в жизни тогда хватало. Она не приняла яд, как мадам Бовари, не угасла от чахотки и не бросилась в какую-нибудь живописную пропасть. Надобно железное чудище - символ наступившей цивилизации, которая, по мнению многих современников, буквально пожирала человечество. «Век девятнадцатый, железный, воистину жестокий век!». В те годы, когда Лев Толстой работал над своим романом, пышным цветом расцветала приключенческая литература с описанием всесильных машин, волшебных летательных аппаратов и подводных кораблей. Город наступает! Машина – вот благодетель слабого и ограниченного хомо-сапиенса. Публика рукоплещет и ждёт появления механических горничных и железных дровосеков. Россия «дворянских гнёзд» уходила безвозвратно. По сути, гибель Анны – это крушение старого мира. Поезд, автомат, колёсный монстр перемолол живого и мягкого человека. Анна для поезда — рыхленькая плоть, незначительная помеха.



    Read more...Collapse )
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    После велопрогулки.

    Самый дурацкий медиа-проект поздней Перестройки.

  • Среди дурацких проектов поздней Перестройки вот этот (см. под cut-ом) стоит особняком. Он выглядит как-то особенно жалко, подражательно и провинциально. Кстати, у меня такой вопрос: какие песни, группы, исполнители 1988-1991 годов с вашей точки зрения наиболее одиозны (или - идиотичны)?

    Read more...Collapse )