March 8th, 2018

После велопрогулки.

Подборка советских открыток к 8 Марта.


  • Имена Клары Цеткин и Розы Люксембург, в общем-то, не располагают к искромётному веселью. Восьмое марта, как суровое напоминание о борьбе прогрессивных сил за женское равноправие. За право голоса. За равные с мужиками заработные платы. За право на …свободу от мужчины. Напомню, что ещё в начале XX века законодательство большинства стран требовало от жены совместного проживания с супругом, и если последний решал истребовать свою сбежавшую, (например, от побоев) жену к себе, он мог спокойно это сделать. Дама действительно не считалась субъектом, равным кавалеру – недаром до сих пор бытует красивая формулировка «слабый пол». Но о борьбе сегодня расскажет кто-нибудь другой, а у меня - подборка советских открыток 1950-1960-х годов. Есть шикарные, есть - откровенно забавные.

    Read more...Collapse )



Buy for 300 tokens
***
...
После велопрогулки.

Эволюция советской женщины.

  • Итак, бурные 1920-е! Освобождённая женщина – символ эпохи, причём не только в СССР, но и во всех странах мира. На Западе появляется особый социальный тип под названием flapper – девушка-хлопушка от to flap (хлопать). Усиливается маскулинизация женщин – дамы коротко подстриглись, стали курить, освоили мотоциклетные шлемы и приняли развязную манеру поведения. В моду входит плоская фигурка без намёка на грудь и бёдра. Французский романист Виктор Маргерит создаёт своё программное произведение «Моника Лербье» с подзаголовком «Холостячка» - о молодой современной француженке, которая, наплевав на условности, стала вести себя свободно и – совершенно по-мужски. Автор не щадит свою героиню, делая её бытие невыносимым, порочным и – тупиковым. «Теперь вы сравнялись с теми мужчинами, против привилегий которых когда-то так протестовали? Ей захотелось крикнуть: "К чему мне это равенство, когда я из-за него несчастна, одинока и не вижу цели в жизни. Мир мне так противен, что я уже не в силах с ним бороться! А отвратительнее всего для меня - это я сама!"»



    В Советском Союзе девушек-flappers не было, зато стирание гендерных граней приобретало партийно-коммунарский оттенок: женщина – это партийный соратник, а не унылая домашняя клуша, и если «ханжеский Запад» всё ещё пытался бороться за сохранение дамской сути и – дамской прелести, то в СССР воспитание в женщине – «товарища» было санкционировано самим государством. Отсюда - кожанки, юнгштурмовки, сапоги, ушанки и, разумеется, короткая стрижка «под гарсон», то есть – под мальчика. Единственный «женственный» штрих – красная косынка. В тот момент предполагалось, что женщина, как раз-таки не должна быть заморочена бытовыми проблемами. Да! Воспитывать детей должны специально обученные педагоги, которые знают толк не только в политграмоте, но и в таких вещах, как «педиатрия», «диетология» и «детская психология». Они знают, зачем ребёнку нужна гелиотерапия и какое количество углеводов нужно употребить за завтраком. Таким образом, женщину старательно освобождали от ненавистной «второй смены» с её домашними котлетками, детским коклюшем и бесконечной стиркой.

    Read more...Collapse )