July 1st, 2018

После велопрогулки.

Музейные тётеньки: Музы, Церберы и Сфинксы.

  • Мир разнообразен. В нём обитают паяльщики и стоматологи, сантехники и космонавты, пианисты и... роялисты. Есть место в нём и для особого дамского вида под названием «музейная тётенька». Как правило, это женщина преклонных лет или, во всяком случае, находящаяся на пороге того чудесного возраста, когда нам многое прощается. Почти как в детстве. Кстати, в моём детстве были точно такие же музейные тётеньки.

    Музейная тётенька - вечна, как вечны музеи. И название-то у них красивое - смотрительницы залов. Не надзирательницы и не даже не смотрящие (как иногда хочется их определить), а именно так - смотрительницы. Хранительницы. Музейная тётенька может быть умной и глупой, рафинированно-принаряженной и неряшливой, злобной и очаровательной. Но, так или иначе, всех женщин этой славной профессии можно разделить на три условных типа - Музы, Церберы и Сфинксы.


  • Станислав Шаронов «Смотрительница зала» (с)

    1. Итак, типаж под названием Музы. О, они обожают предмет, который стерегут. Если музей посвящён Пушкину, то они обожают Пушкина. Если вдруг тема экспозиции - водопроводные краны, будут обожать и краны. Они не просто обожают - они ревниво и по-бабьи привязчиво пестуют память о предмете или о человеке. Их рефрен, точнее девиз: «Вы ничего не понимаете!» Они навязчиво прилипают к посетителю и зорко следят, чтобы он внимательно и благоговейно осмотрел все положенные ему экспонаты. «Что же вы подгузники Дантеса пропустили?! Их нашему музею французы подарили за валюту!» - негодует она, транслируя, тем самым, что мы проигнорировали целый пласт истории и нам должно быть стыдно. Она непременно расскажет, что вот этот веер, расписанный купидонами и рокайлями, некогда принадлежал Екатерине Великой, а во время войны за ним охотился некто из Ahnenerbe! Потому что тут была тайнопись самого графа де Сен-Жермена...

    Остальное - тут.

    Кстати, вопрос!Collapse )
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    После велопрогулки.

    Позорище лысого.

  • Экая незадача! Вернее - задача. Или - стихотворение, формула, дата истории. Взрослый человек - возможно, даже мелкий начальник на производстве - опозорен, как школьник. Так он и есть - школьник. В вечёрке. В 1950-х годах многих таких мужиков отправили доучиваться. Они хорошо начинали в юности, прошли войну, а вот в эпоху послевоенной образованности и - научности, в преддверии Космоса, в ожидании НТР... такой дядя стал диссонировать с умными детьми. Итак, позорище лысого! Кстати, там сзади ещё одна пост-бальзаковская ученица сидит, но она по виду - исключительная отличница.

    Read more...Collapse )
  • После велопрогулки.

    Девочка и бар: ностальгическая заметка о 1980-х.

  • Тот, кому довелось жить и рассекать в «золотые-восьмидесятые», наверняка, помнит песенку Юрия Лозы «Девочка сегодня в баре». Помню потёртую кассету TDK, на которой безобразным, ах, простите - скупым и суровым мужским почерком было написано «гр. 'Примус'». И ещё рядышком помечено маленькими зелёными буковками «Дев. в б.», то есть, чтобы не перепутать, на какой стороне помещена эта самая девочка. Запись была заезженная, с шумами - нынешняя молодёжь и не представляет, насколько иной раз было трудно слушать любимые песни. Да, замечу, что огромное количество актуальной музыки (для советского эфира она считалась, мягко говоря, неформатом), распространялось в СССР кустарным способом (брали переписывать у друзей и знакомых) или же через официальные, но какие-то очень уж полуподпольные на вид студии звукозаписи.


  • Игорь Гаврилов (c) «Девушки из Люберец». Конец 1980-х годов.

    «Девочка сегодня в баре, девочке пятнадцать лет...». Ну и там по тексту: «Девочка, конечно рада, что на ней крутые штаны, девочку щекочут взгляды - те, что пониже спины». В общем, в СССР было как бы две музыкальных культуры - одна официально-разрешённая, приглаженно-добродетельная, другая - нежелательная, где что-то слушалось, вопреки запрету, а что-то - вопреки морали. Тем не менее, из мафонов советской молодёжи песни Людмилы Зыкиной с Эдуадром Хилем никогда не раздавались, а вот «Девочка в баре» - частенько. Весна, открыты окна, девчата-пацанки в штанах-бананах (фирма, разумеется!), сочно накрашенные, с начёсами, залитыми лаком «Прелесть» сидят возле подъезда и смолят «Космос». Или «Яву» (явскую, а не дукатовскую!).

    Далее - тут...
  • Tags:
    После велопрогулки.

    Были бы все они положительными героями?!

  • Большинство из вас хотя бы одним глазком смотрели ретро-фильм «Покровские ворота». Для кого-то он - один из самых любимых, кто-то к нему равнодушен, некоторым он совершенно не нравится. Но разговор не об этом - не о вкусах. О них уже так наругались-наспорились, что всем давным давно противно. Интересно другое - феномен ретро-кино. Я уже о нём не раз писала, поэтому давайте рассмотрим вот какой аспект: «Что пройдёт, то будет мило». Любые общественные язвы и безобразия, которые были невыносимы в изображаемую эпоху, либо «минимизируются» до состояния фарса (так, например, депрессию и нищету накануне прихода Гитлера к власти Боб Фосс превращает в кабаре, точнее - в «Кабаре»)...



    ...Либо эти былые провалы, огрехи, минусы и ужасы показываются с умилением, если позволяет историческая память. Действие «Покровских ворот» происходит в дивную эпоху - округлые формы техники и авто, «диоровские» нижние юбки, очарование сирени и фестивальный воздух свободы. В кадре нет отрицательных персонажей - в ретро-фильмах количество гадов и других раздражающих факторов сводится к минимуму. В общем, все - до жути милы и наивны, как того требует жанр. Если бы не одно важное «но». Представьте себе реальность 1956-1957 годов и этих же героев. А теперь представьте, как их могли бы изобразить в реальном кино 1950-х? Были бы все они положительными героями?! Начнём с Костика...

    Далее - тут.
  • Tags: