July 10th, 2018

После велопрогулки.

Остап & Гэтсби.

  • Мир Гэтсби - это воплощённая мечта Остапа. Великий Комбинатор и Великий Гэтсби - если не близнецы, то молочные братья. Сыновья лейтенанта Шмидта, идейные борцы за денежные знаки. Окажись Бендер в Рио-де-Жанейро с тем самым стартовым миллионом, он принялся бы точно так же устраивать шоу для местной золотой молодёжи, заказывать рубашки немыслимых цветов в Лондоне, чтобы кидаться ими в момент нахлынувших чувств. Их вкусы схожи, они могли бы одеваться у одного кутюрье и любить один и тот же фасон. И даже одну и ту же даму. «Спустя еще час дверь стремительно распахнулась и влетел сам Гэтсби в белом фланелевом костюме, серебристой сорочке и золотистом галстуке» и - «Остап сиял. На нём были новые малиновые башмачки, шахматные носки, в зёленую и черную клетку, кремовая кепка и полушелковый шарф румынского оттенка».


  • Рекламные образы 1920-х годов.

    В примечаниях к книге сказано, что это была одесско-румынская мода на один из оттенков розового цвета. Том Бьюкенен высмеивает претенциозный - и снова розовый костюмчик Гэтсби (уже не румынского оттенка). Для знатного американца такие колеры - признак низкого статуса, нищего прошлого и уголовного настоящего. В 1920-х годах нувориши всего мира носили безумные костюмы - все эти лаковые штиблеты апельсинного цвета, зелёные пиджаки, громадные булавки для галстуков. А мир тогда принадлежал именно нуворишам, людям без красивой биографии, точнее - с биографией некрасивой. Время контрабандистов, бутлегеров, гангстеров, шулеров, играющих по-крупному. Оптимистичный, летящий на всех парах, Остап хотел присоединиться, он был в нескольких километрах от цели, но, увы.

    Остап позволяет себе тезис: деньги валялись на дороге, я лишь поднял их. Гэтсби роняет фразу: «воспользовался ситуацией»...
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    После велопрогулки.

    Изящные советские танцовщицы.

  • Советский Союз был впереди планеты всей - в области балета, а Майя Плисецкая запросто дружила с Ивом Сен-Лораном и прочими деятели буржуазных искусств - выпускали ибо. Да и вообще классический танец считался важной составляющей девочкового воспитания. Поскольку в СССР негласно царила дворянская культура (причём, архаическая, старинная!), то и хореографию преподносили, как часть советского политеса... Изящные хомо-советикус - мечта эпохи.

    Read more...Collapse )
  • После велопрогулки.

    Казанова Борщов.

  • Фильм «Афоня» настолько популярен, что мы уже видим тех странностей и нестыковок, которые в нём присутствуют, как не замечаешь не прорисованные (или нелепые) части в знаменитых шедеврах, воспринимая картину в целом — этаким привычным пятном. Вас никогда не удивляло, что пьющий сантехник обыденной внешнссти, у которого дома нет даже телевизора и — проблемы с посудой, имеет такое количество знакомых дам? И не алкашек-синюшек, а довольно красивых тёток и — девиц.

    «Какой же ты подлец, Борщов!» - выдыхает шикарная мадам, одетая и причёсанная по картинке из журнала. И — спускает друга-Колю с лестницы. Тетёчка - хороша. Явно не лежалый и не порченый экземпляр. Потом мы видим его бывшую подругу на кассе — не Афродита, но и не отстой — хорошая, крепкая тётка с модной причёской. Не говоря уже о Кате-медсестре, которая намертво привязалась к ...повторюсь пьющему сантехнику средней наружности.



    Это же разные форматы: Казанова и бухой сантехник, по утрам не понимающий, какой нынче день...
  • После велопрогулки.

    Чад кутежа в эпоху Застоя.

  • В советских детективах часто показывали рестораны, где кутили отрицательные персонажи, как правило, связанные с криминалом. Например, вот такие... Благодаря этой особенности советской дидактики, мы можем в деталях рассмотреть ресторанный уклад советского периода.

    Read more...Collapse )
  • После велопрогулки.

    Эти дикие годы... Начало 90-х.

  • В 1990-е годы и происходило активное смешение «Совка» с «Западом». Так, в одном крыле бывшего Дома Культуры по-прежнему выпиливали лобзиком, в другом - грохотал диско-бар. При том, что само здание ДК, что называется, дышало на ладан. Но это никого не волновало, ибо вечером в зальчике с облупившимися стенами крутили очередного «Рембо». Люди сделались крайне пассионарны - завести толпу и повести её что-нибудь громить оказалось очень просто, - был бы вожак. Человеческая жизнь не ценилась - мальчики гибли в криминальных войнах, а очередное убийство главы холдинга уже не пугало.


  • Скан из журнала 'Бурда' 1991 год.

    Вместе с тем, это было время окончания информационного голода - на лотки книготорговцев хлынуло ВСЁ - от Солженицына до Эммануэль Арсан, от «Конана-варвара» до ницшеанского «...Заратустры». Хочешь быть бандитом? Будь им! Хочешь читать платоновский «Чевенгур»? Хоть в трёх разных изданиях. На столбах висели плакаты-приглашения в Русское Национальное Единство - с телефоном штаба. На соседних - не менее красочные плакаты, призывавшие вступить в очередную секту. Народ получил возможность искать истину, не сверяясь с генеральным курсом Партии - ибо партий стало много.

    Если в Перестройку народ жил с вопросом: «А можно?», то теперь в ходу был громкий вопль: «Аааааа! Можно!!!!»