July 12th, 2018

После велопрогулки.

Эстетика 1920-х: красота в единообразии.

В эстетике двадцатых - начала тридцатых годов прослеживается интересная деталь. Ритм и повторяемость. Принципиальная повторяемость деталей, типажей, смыслов. Одно похоже на другое, но не просто похоже, а точно копирует предыдущее, как шестерёнка или, скажем, подшипник обязаны быть точными копиями своего собрата. Похожесть, точное сходство постулируются и признаются красивыми. Фицджеральд, описывая гостей Джея Гэтсби, не преминул сообщить, что «...девицы не всегда были одни и те же, но все они до такой степени походили одна на другую, что вам неизменно казалось, будто вы их уже видели раньше. Не помню, как их звали, - обычно или Жаклин, или Консуэла, или Глория, или Джун, или Джуди, а фамилии звучали как названия цветов или месяцев года». Девушки-детали огромной машины, девушки-шестерёнки, девушки-велосипедные спицы...



1920-е годы - время, когда машины, автоматы, производственные процессы оказались не просто нужными и важными, но и эстетически привлекательными. Куда привлекательнее живой природы или, скажем, отживших, старообразных архитектурных форм, отягощённых массой излишеств. Человек тоже признаётся разновидностью машины: у него есть мозг - генератор идей, сердце - пламенный мотор, руки-ноги-тулово - детали сложного, но вполне познаваемого механизма. В мире машин ценится одинаковость, близнецовость, взаимозаменяемость. Сломалась одна машина - её тут же заменили другой, иной раз более совершенной, а внешне - такой же.

«Девяносто шесть тождественных близнецов, работающих на девяноста шести тождественных станках!» - восторгались персонажи «Дивного нового мира» Олдоса Хаксли.
Buy for 300 tokens
***
...
После велопрогулки.

Ханжество?

  • В СССР нам прививали постулат, что деньги - это не самое главное. Они вообще - не главное. Главное - это служить обществу, иначе говоря, это было то самое дворянское служение. Да, на заводе или в научной лаборатории, но - служение. Оно традиционно противопоставлялось буржуазным ценностям, - враждебным, как советской системе, так и дворянской. Конечно, сами люди en masse всегда стремились хорошо устроиться. Но здесь тоже есть нюанс. Учёные, военные, писатели, ...высококвалифицированные рабочие получали тогда весьма солидные зарплаты или гонорары. И снова нюанс.


  • Кадр из фильма «Лёгкая жизнь».

    Бармен, слесарь автосервиса, мелкая служащая в «Интуристе», мясник или, скажем, товаровед в колбасном магазине были весьма обеспеченными людьми. Да, о них не писали газеты. Да, их не приглашали на светские рауты, где царили балерины, генералы и партийные бонзы. Но и профессор математики, и прима-Жизель, и большой писатель стремились иметь в друзьях всё того же мясника. Потому что учёный-аскет мог иметь жену-фифу и детей-мажоров, которые хотят красивой жизни и дефицитной жвачки. Вот и бежал этот Пифагор, роняя штаны, к своему знакомому дядя Васе, знающему толк в вырезке.

    И снова нюанс. Дядю Васю ни за что не приглашали на пикник на дачу в Жаворонках и Барвихе. Помните, как обошлись с добытчиком Афоней обитатели интеллигентно-богатой квартиры?
  • После велопрогулки.

    Пацанки 1980-х.

  • Картины этого мастера я уже помещала. Сегодня - ещё одна. Как всегда у него - фантасмагория. И тут главное - типажи девочек-пацанок 1980-х. Они выписаны так точно, что картина вызывает ностальгию. Все эти начёсы, макияж, спортивный шик. И уже слышится музыка тех лет... Посреди разрухи и - ощущения неясного будущего.

    Collapse )