July 18th, 2018

После велопрогулки.

О тётушке Чарли.

  • Кинофильм «Здравствуйте, я ваша тётя!» был снят на волне всеобщего увлечением ретро-стилем и ретро-эстетикой. Именно тогда, в 1970-е, и возникло это понятие, отделявшее «старые добрые времена» от суетливой современности. В фильме нет точного указания на эпоху - в быстро меняющихся кадрах хроники мы видим и съёмки Макса Линдера 1910-х, и фрагмент конкурса на пропорции Венеры 1930-х годов. И даже Марлен Дитрих, которая выступает из темноты кадра в каких-то запредельных нарядах - это 1936 год. Время написания пьесы - 1890-е... Но так уж были устроены ретро-фильмы постмодернистских 1970-х, что перед нами некое абсолютное эпическое время, когда деревья были не просто большими, но и волшебными.


  • Герой Олега Шкловского срисован с Макса Линдера.

    А росли на них не только роскошные цветы и райские апельсины, но и дамские шляпки. Сюжет «...Тёти» разворачивается не в таком-то году, а просто давным-давно, как все сказки, которые начались до начала начал и всё ещё продолжаются в каких-нибудь параллельных реальностях... Мистер Чесней похож на Макса Линдера, Чарли Уэйкэм - на Гарольда Ллойда. Женщины носят узкие платья в духе тех, которые предлагал в начала 1910-х годов Поль Пуаре, а Жанна Пакэн ему подражала. Но причёсанные, при этом, в духе 1920-х. Как это виделось из 1970-х.

    Мы не знаем о Баберлее ничего, кроме того, что он спит на лавках, укрывшись газетами и не прочь полакомиться бесплатными сосисками. А вот пьеса, по мотивам которой Виктор Титов снял свою «Тётю...», вносит ещё больший разлад в восприятие. Оказывается, что по сюжету, мужчина, переодевающийся донной Розой (по пьесе - донной Лючией) - лорд Фрэнкерт Баберлей...
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    После велопрогулки.

    Гадость или радость?

  • По большому счёту кофе - это пагубная привычка человечества, такая же, как, наверное, табак, разве что без особенных и явных дурных последствий. Если табак вредит всем, включая некурящих домочадцев (в данном случае - от слова «чадить»), то в случае с кофием всё гораздо сложнее и запутаннее. Я начала пить чёрный кофе в детстве и теперь вряд ли перейду на утренний компот. Кому-то кофе хорош, кому-то - вреден, что, собственно, не исключает мании. Кофемания - это почти болезнь. Горькая дрянь с сомнительным запахом, который мы ощущаем, как божественный аромат. Да и горечь не замечаем.



    Зато чёрным кофе прекрасно ассоциируются 1960-е - время поиска истины, эпоха стильно-неоновых молодёжных кафе. Тонконогий столик - за ним такая же тонконогая девочка.
  • После велопрогулки.

    Штирлиц и Анжелика: их нет, но они есть.

  • Наверное более книжно-романно это звучало бы «Анжелика и Штирлиц» по аналогии с «Анжеликой и королём», однако же, не в этом суть. Два персонажа, которых никогда не было - прототипы не в счёт, ибо их могло бы и не быть вовсе. Никогда Макс-Отто фон Штирлиц не ходил по коридорам РСХА. Никогда Анжелика де Пейрак не блистала на фоне версальских фонтанов и боскетов. Но почему-то именно их - Анжелики и Штирлица - отсутствие в историческом пространстве ощущается наиболее остро. Как же так? Неужели не он - шикарный Максим Исаев поставил финальную точку в спасении нашей цивилизации от фашизма? И как это без Анжелики вершилась судьба и - любовь Людовика-Солнце? Если не она, то - кто? Пусть в Версале без Мишель Мерсье! Их нет, но они как бы есть. Их не могло не быть! Изверги-историки - верните там Анжелику и Штирлица!



    Оба фильма - откровенно декоративны и не имеют почти ничего общего с исторической реальностью. Живописно-причудливые платья мадам де Пейрак и нарочито-красивая эсэсовская форма герра фон Штирлица - фантазии одного сорта и типа...
  • Tags:
    После велопрогулки.

    На хрена им секс в этом возрасте?

  • Фильм «Книжный клуб» — череда отвратительных сцен и фраппирующих шуточек, большая часть которых вызывает не смех, а — оторопь. Лично я, не будучи сторонницей так называемой «праведной старости» среди капельниц и кресел-качалок, всё же не понимаю, с какой стати блуд «возрастных» нимф преподносится в качестве жизнеутверждающего идеала. Спорт и физкультура - после 60? Да. Джинсы и ковбойки в 70? Безусловно, если позволяет имидж и фигура. Помады-лаки? Yes! Но устраивать непристойные игрища...? Почему этот аспект рассматривается, как синоним жизненных сил и свежих впечатлений? Нет похождений и ты вроде как выпал из бытия. Почему этот аспект рассматривается, как синоним жизненных сил и свежих впечатлений?


  • Да, героиня Фонды постоянно транслирует: да, нам не 18 и не 45, но есть ли смысл хоронить себя? Под «похоронами себя» Вивиан мыслит упразднение секса из бытия.

    Read more...Collapse )
  • После велопрогулки.

    Самый кошмарный силуэт XX столетия.

  • Когда мы говорим о самой безвкусной и дисгармоничной моде XX столетия, мы постоянно киваем в сторону 1980-х с их безумными плечами, блескучими босоножками и фиолетовой тушью для ресниц. И! Всем безоговорочно нравится диоровский New Look - тонкая талия, пышные или же - обтягивающие юбки, перчаточки, подводка-стрелки, каблучок-шпилька. Но были в истории моды периоды, когда актуальный силуэт был ещё более чудовищен, чем в золотые 1980-е (лично я не нахожу их такими уж безвкусными, наверное, потому что - юность). Итак, самый кошмарный силуэт XX столетия.

    Странное, путаное, жестокое время. В дамской моде - всё, чтобы разом изуродовать фигуру.
  • После велопрогулки.

    Самая главная советская наука.

  • Среди наук, упоминаемых детскими писателями сталинской и ранне-оттепельной эпохи, особняком стоит география, землеописание, изучение, а иной раз даже - смакование озёр, гор на Востоке и прочей «прекрасной страны Сибири», воспетой в гайдаровских «Дальних странах». Поезд, как символ вечного движения и освоения новых, опасных, потрясающе интересных мест. Любовь к пространству, иной раз безнадёжно-безответная. «Заревёт, разбрасывая искры. Прогрохочет так, что вздрогнут стены и задребезжит посуда на полках. Сверкнёт яркими огнями. Как тени, промелькнут в окнах чьи-то лица, цветы на белых столиках большого вагона-ресторана. Блеснут золотом тяжёлые жёлтые ручки, разноцветные стекла. Пронесётся белый колпак повара. Вот тебе и нет уже ничего. Только чуть виден сигнальный фонарь позади последнего вагона. И никогда, ни разу не останавливался скорый на их маленьком разъезде. Всегда торопится, мчится в какую-то очень далёкую страну - Сибирь». Так вот, география.


  • Василий Купцов «Дирижабль». 1930-е годы.

    Много красивых картин и прекрасных кадров из кино...