July 19th, 2018

После велопрогулки.

Дети кукурузы.

  • В эпоху правления царя Никиты I искусство было прямолинейным и радостным – оно оказалось начисто лишено барочного пафоса и классической отточенности, характерной для предыдущего царствования. Больше того – вся эстетика Оттепели оказалась ярой противоположностью сталинской лепнине-балюстраде-колоннаде. На смену атлетичному лётчику и не менее античной девушке с веслом, пришли неказистые, но милые монтажники-высотники и деревенские девчата. Люди с улиц.



    Поэтому неслучаен фрагмент из фильма «Девушка без адреса», где работники дома мод ищут …манекенщиц среди разнорабочих стройки. На смену эталону пришла узнаваемость и типичность. Известно, что сталинская культура была культурой столичного или крупного города. Точнее – Метрополиса. Причём, совершенно в духе Фрица Ланга, разве что обитатель Метрополиса по-советски одновременно пребывал сразу в двух «мирах/ипостасях» - по утрам тяжко вкалывал, а вечером – сидел в ложе или вальсировал в Парке Культуры.

    Хрущёвская же цивилизация была окраинной, провинциальной, сосредоточенной в отдалённых новостройках и...
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    После велопрогулки.

    Нытьё о социальных лифтах.

  • По теме - опрос будет...

    Одна из любимых тем в блогах - отсутствие социальных лифтов, причём, блогеры утверждают разное: одни пишут, что оных не было в СССР, другие - что их нет сейчас. На мой обывательский взгляд, возможности есть в любые времена. Так, не дворянин Жан-Батист Кольбер пробился наверх аж в эпоху Людовика XIV и сделался фактически соправителем короля (несильно разбиравшегося с экономике). Михаил Ломоносов сумел выучиться, несмотря на многочисленные препятствия, в том числе, и социальные - даже в фильме показано, как он подделывал документы, чтобы его приняли на учёбу. Гений русского ампира - Андрей Воронихин и вовсе был холопом графа Строганова, а потом этот же Строганов считал за честь говорить с Воронихиным.


  • Николай Богданов-Бельский. «Устный счёт. В народной школе С.А. Рачинского». 1895.

    Если тебе надо, ты будешь. Если тебе не надо - ты будешь орать про отсутствие социальных лифтов и «...дороговизну стульев для трудящихся всех стран». Просто в Советском Союзе требовались иные навыки и другая смысловая нагрузка. Сейчас нужно быть хитрым и предприимчивым, а тогда - с детства активничать на общественной работе (что не исключало тех качеств, кои я упомянула в связи с современностью). Сейчас надо быть креативным, а тогда - умеющим и профессиональным (что, опять же вполне взаимозаменяемо, если соблюдены некоторые правила). Что характерно, и тогда и теперь важная роль принадлежит личным связям и хорошим знакомствам.

    Д'Артаньяну было надо - он попёр на ужасной лошади. В кошмарной шляпе. А кто-то ведь возмущался, что бедному дворянчику нет ходу к королям.

    ОПРОС по теме!Collapse )
  • После велопрогулки.

    Странная сказка о классовой сути.

  • Впервые мне довелось посмотреть сказку «Василиса Прекрасная» классе во втором, когда ребёнок уже вовсю анализирует ситуацию и пытается понять, что же ему показали взрослые люди в качестве эталона или примера для подражания. На экране творилось странное - классическая Царевна-Лягушка (из сборника сказок Афанасьева) лишалась не только своей волшебной силы, но и титула - её превратили в Василису - крестьянскую дочь. Красивая и статная дева, точно сошедшая с полотен Венецианова, сама, по-стахановски, управилась с целым полем.



    Это было похоже на кино-подвиг ткачихи Морозовой, у которой в подчинении было несметное количество станков, а она ещё и распевала «Марш энтузиастов». Нам нет преград ни в море, ни на суше! Но -сама-сама. Дальше - больше. Иван-Царевич тоже превращался в крестьянского сына, причём в беднейшего (условия жизни бывшего Ивана-Царевича можно охарактеризовать исключительно, как «бытовой триллер»). Изба там держится на честном слове и на одном крыле, а сутулый древний папа готовит сыновьям похлёбку. И всем сразу становилось ясно - раскулачивать тут уже некого и нечего.

    Ну ладно бы только это, но самым большим потрясением являются невесты старших братьев...
  • Tags: ,
    После велопрогулки.

    О моей любимой эпохе: 1997 - 2002.

    Где-то в конце 1997 года наступило новое время, я бы назвала его «эпохой стильности». Малиново-золотая избыточность новорусского шика стала казаться моветоном. Изгибы зазывных бёдер, обтянутых ларьковым леопёрдом, краски, перья, рюши и прочая шелуха - всё это ушло. Миру были явлены озоново-травяные благовония, аполитично-заумный рок (не зовущий ни на какие баррикады), худые ключицы Кейт Мосс и абсурдизм Виктора Пелевина. Снова в моду вошёл конструктивизм - о нём писали даже в дамских изданиях, правда, всё больше о Лиле Брик и о Ламановой.



    Наивные мобильнички (пока ещё признак роскоши). Реклама в журнале Vogue - ложечка икры на фоне скромного жемчуга. Что рекламируют - икру, жемчуг или стиль жизни? Не помню. Главное, чтобы всего было мало - икры, жемчуга, тела и косметики. Минимализм, как роскошь, а роскошь - та пряная и пьяная, как безвкусица. По такому принципу, кажется, можно жить. Откуда-то снова появились треугольные прозрачные столики, красные пуфы кресел и белые шары люстр. Барочные хрустали приблатнённых негоциантов, куда-куда вы удалились? На свалку истории? О, как хотелось в это верить! Опять сделалось модно быть умной. Худой и умной.

    Богатые ломанулись в йогу. Бедные, но умные тоже не отстали. Много-много красивой Ренаты Литвиновой. Чёрный свитер, красный рот, мане-е-ерность...