July 20th, 2018

После велопрогулки.

Маленькой Вере - 30. Точнее - под 50.

В 1988 году на экраны вышла «Маленькая Вера». Итак, беспутной и никудышной героине нашей юности исполнилось более, чем четверть века (почти треть), ну, разумеется, самой-то Верочке сейчас уже под 50. Кем она стала? Торгашкой леопардовыми лосинами? С запредельно-роскошным лишним весом и багровыми щеками? И вот она сидит у телеящика в цветастом халате, со сковородкой жареной картошки и умиляется колоратурам симпатичного и такого душевного певца Стаса М.! «Нет, ну есть же мужчины, а?!».

Или она сделалась прекрасной матерью кучи таких же великолепных детей? Или монашкой? А может Верочка сделалась членом компартии, яростно требующим вернуть ей лично СССР и всякую прочую светлую молодость? А, может, Вера сгинула в 1990-х от случайной пули, пущенной кем-то деловым - в такого же делового сожителя? Или умерла от алкоголизма? Или вылечилась от него же? Тут можно гадать и никогда не угадаешь, ибо наши пути неисповедимы, особенно последние 30 лет.



Маленькая Вера - маленькая вера, то есть никакой веры. Маленькая вера - это состояние общества, а неприятная и неумная провинциалка с агрессивным начёсом здесь просто ходячий символ.

Кстати, правда, у меня вопрос...опрос.

Read more...Collapse )
Buy for 300 tokens
***
...
После велопрогулки.

Чем был мир Алисы Селезнёвой?

  • Так вот мир Алисы Селезнёвой! Оговорюсь сразу – я веду речь именно о фильме, а не о книге, по которой он был снят. Первое, что поражает – это даже не платье Полины (к нему мы ещё вернёмся), а Институт Времени. Земляне-2084 остро интересуются прошлым. Более того, они его постоянно не то контролируют, не то корректируют. Мы видим человека, который спасал от пожара Александрийскую библиотеку и в частности привёз для Музея Института Времени неизвестную миру трагедию Эсхила. Это уже даже не «эффект бабочки», а «эффект бронтозавра».



    На пыльных тропинках далёких веков останутся …нет, не следы, а печати времени, мощные развилки. Работают ребята грубо – вторгаются в мир Прошлого, следят там по крупному. Творят свою Вечность. В этой связи вспомнилась ещё одна культовая вещь – «Конец вечности» Айзека Азимова. Роман описывает деятельность организации под названием Вечность, существующей вне времени. Вечность контролирует времена и Реальности с помощью так называемых Колодцев Времени… Целью этих изменений является, как полагают работники Вечности, благо человечества. В общем, спасают библиотеки.

    Мир Алисы при всём своём дружелюбии – агрессивен по отношению к Прошлому. Из него надо взять всё самое ценное и привить в настоящем...
  • После велопрогулки.

    Корсеты и дамское счастье.

  • «И уж конечно, такой тонкой талии, как у неё, нет ни у кого, не только в Фейетвилле и Джонсборо, а, пожалуй, и во всех трех графствах, если на то пошло». Даже тот, кто никогда не читал прославленную эпопею про унесённую ветром цивилизацию Американского Юга, наверняка, слышал о нереальной, волшебной, непостижимой талии Скарлетт О`Хары. Роман был писан уже после того, как женщине разрешили оставить корсет и выйти в мир, не опираясь на сильное мужское плечо.



    Середина 1930-х. Девчата носят платья с широкими плечиками, предпочитают лыжи, велосипед и теннис, готовятся к войне, а некоторые - на большевистском востоке - даже носят значки ГТО на высокой груди. Маргарет Митчелл пишет свою кринолиново-ностальгическую Скарлетт, как некогда Лев Николаевич написал свою ампирную Наташу. Талия Скарлетт - 17 дюймов, практически недостижимый эталон мотыльковой невесомости. Цифра, взятая из бабушкиных сундуков, из желаний, из дамских мифов о красоте Принцессы Грёзы.

    Корсет долгое время был сословной игрушкой, отделявшей принцессу, маркизу, барышню от грубой прачки или простоватой буржуазки, от собственной горничной и всех тех большегрудых, большеруких женщин из третьего сословия...