July 24th, 2018

После велопрогулки.

Почему мне нравится мир замятинского «Мы»?

  • Замятинский мир ...его нельзя сравнивать с оруэлловской помойкой. Тут - не пугающее и не отталкивающее. А, скорее, завораживающее. Нет, я не хотела бы там жить - я слишком интровертна, чтобы избрать это в качество личного идеала. Но, тем не менее, это - мощно и свежо. Впрочем, предоставим слово самому автору: «Через 120 дней заканчивается постройка Интеграла. Близок великий, исторический час, когда первый Интеграл взовьется в мировое пространство. Тысячу лет тому назад ваши героические предки покорили власти Единого Государства весь земной шар. Вам предстоит еще более славный подвиг: стеклянным, электрическим, огнедышащим Интегралом проинтегрировать бесконечное уравнение Вселенной. Вам предстоит благодетельному игу разума подчинить неведомые существа, обитающие на иных планетах - быть может, еще в диком состоянии свободы».


  • Здесь и далее по ссылке - прекрасные работы современной архитектурной группы «Дети Иофана». (с)

    Если убрать царапающее слово «свобода», поданное тут в отрицательном смысле, то...мы увидим вовсе не Москву-2042 (больную фантазию господина Войновича) и уж точно не грязную коммуналку британца Оруэлла. А ...ефремовский рай с его лаконичностью, формулами и устремлением в мировое пространство. «Математически безошибочное счастье», которое так пугало Замятина, стало чем-то, вроде прообраза прекрасной утопии Ефремова. Вы вправе сказать, что в чётких линиях стеклянного пространства «Мы» нет романтики и созидания. Оно, как раз, там есть, ибо повествование ведётся от лица главного героя и он пишет: «Синее, не испорченное ни единым облаком (до чего были дики вкусы у древних, если их поэтов могли вдохновлять эти нелепые, безалаберные, глупотолкущиеся кучи пара). Я люблю - уверен, не ошибусь, если скажу: мы любим только такое вот, стерильное, безукоризненное небо». Герои Ефремова тоже любят безукоризненность и чёткость.

    Прямые проспекты, чистота, отгороженность от дикой природы.
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    После велопрогулки.

    Уютный ад.

  • Есть вещи, явления и виды, которые при внешней дивной привлекательности и уютности на деле оказываются ужасом и оборачиваются кошмаром. Причём, чтобы понимать это, надо знать чуть больше, чем просто «листать картинки». Много раз сталкивалась с восторгом, который вызывает у современных людей американская реклама 1950-х годов, да и вообще картинки из тамошней послевоенной жизни. Все эти румяные дети, поедающие нечто красивое и эстетичное — мороженое, котлеты, печенья. Эти же дети — на паласе у телевизора, с восторгом пялятся на клоунов.



    Их тонкие в талии и округлые в бёдрах и грудях мамочки не отягощены образованием — им достаточно улыбаться, встречать мужа с работы и знать, как приготовить конфитюр. У фигуристой Долли (Рози, Салли, Пигги, Вигги,...) нет проблем, кроме как выбрать тостер из каталога и научиться им пользоваться. У неё на кухне — самый новый холодильник, «умная» духовка, полдюжины ярких тряпочек для протирки чайников и плошек. По вечерам она мечтает о стиральной машине, как у Дейзи и наборе сковородок, как у Лайзы.

    Много картинок и стивен-кинговский ужОсс.
  • После велопрогулки.

    Типовая такая советская дама-1983.

  • Советские мастера писали не только доярок с лицами рафаэлевой Jeanne d'Aragon или студенток с намёком на боттичеллиевскую Весну, но и просто современниц, в модных кожаных польтах и с сигаретами. Немолодая и не сказать, чтобы красивая, но в духе и стиле времени.

    Read more...Collapse )