July 28th, 2018

После велопрогулки.

Агрессивное счастьице.

  • «Мы сделаем вас счастливыми», - обещали роботы-вершители молодым землянам в кинокартине «Отроки во вселенной». Агрессивное, высокотехнологичное осчастливливание. Через «не хочу». Через подкатывающую тошноту и протест. В стиле «Заводного апельсина». Ты обязан быть счастливым! Современная психология так называемого «позитивного» направления вся на этом построена, разве что ей пока не даны такие пыточные механизмы. Людей-сомневающихся пока не прикручивают к агрегатам и не отшибают им мозги. Смысл счастья — в спокойном и тупом наслаждении. В ощущении себя — центром мироздания. В мерном жевании.



    «Фиксирую к ликвидации склонность к состраданию, совести, неудовлетворённости собой, доброте..., труду», - металлическим голосом произносит женщина-киборг. Раскройте любой журнал около-психологического направления — везде будет примерно та же картина. Ушлые душеведы лечат от «комплексов» (то есть от любой рефлексии и маломальского самопознания), избавляют от чувства вины (оказывается, это и есть причина кручины), призывают стать проще и перестать зацикливаться на таких мелочах, как чужое горе. Даже своё горе надо уметь «затанцевать» и зажевать! Нет — плохому настрою, чуваки!

    Не получится ли так, что вояж Отроков окажется не нужен молодому, новому поколению? Куда они прилетят-то?
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    После велопрогулки.

    Массовая оригинальность.

  • Во все века существовала «массовая оригинальность» - то есть некий набор правильных странностей (именуемых в просторечии заскоками), которые принято иметь всем «нормальным оригиналам». Так, в Галантном Веке было принято появляться с томиком Вольтера (шлафрок и парик - из Версаля только что). В первой половине XIX столетия - следовало быть грустным и делать вид, что состоишь в тайном обществе. Во второй половине - растить бородищу, идти с книжками в народ и жить со вставшей на путь исправления проституткой. В эпоху Ар Нуво - потреблять кокаин, ждать конца света и писать стихи лесенкой. В 1930-х - быть блондином, играть в футбол и делать вид, что ты - свой человек в Торгсине. Танцевать под «А Кукара-ча!»


  • Типичный пример массовой оригинальности 1980-х - это Раиса Захаровна.

    В эру Оттепели - носить очки и разговаривать о нейтрино. Скрывать, что не читал Хэмингуэя. Выкидывать диваны с валиками и покупать узкое вдовье ложе в духе позднего Ле Корбюзье. Цитировать из Ильфа-Петрова. Месить кедами пространство. Во времена моего детства нормальный оригинал пребывал в оппозиции социалистическому строю, цитировал из Булгакова и делал вид, что познал Упанишады. На деле оригинал предпочитал портвешок и трахал косматых филологинь (читайте Сергея Довлатова - там всё сказано). Моя юность прошла под скрежет металла - правильные оригиналы писали на заборах «Хэви металл!» и получали звездюлек от других массовых оригиналов, качающих бицепс в люберецких полуподвалах. У взрослых - свои причуды. Паранормальные явления, гороскопы: можно ли жениться Крысе на Лошади и прочая хиромантия.

    В начале 1990-х у массового_оргинала начались хождения в Макдональдс и поиски у себя дворянских корней...
  • После велопрогулки.

    Дешёвая Елена Сергеевна.

  • «Дорогая Елена Сергеевна» - вещь совершенно не характерная для Эльдара Рязанова, но весьма вписывающаяся в атмосферу Перестройки. Некоторые люди даже удивляются, узнавая, что это - Рязанов, прекрасный бытописатель застойной интеллигенции и её маленьких радостей. Сюжет прост: четверо учеников пришли к своей учительнице с подарками, чтобы она позволила им совершить подлог.

    Как обычно, главный подонок - мажор, мальчик из элитной компании, который произносит массу хлёстких фраз о новом поколении и модном тогда «лидерстве», умении побеждать, наплевав на средства. Ну и остальные тоже - мягко говоря, нехороши. Обычно об этом фильме говорят так: гады извели светлую женщину из породы ангелов. Но так ли уж не виновата сама учительница?



    Марина Неёлова совершенно гениально играет ...нет, не безвинную жертвушку, а одну из главных виновниц развернувшейся трагедии. Посмотрите - учительница не выглядит убедительной, она напоминает живую куклу, отвечающую заготовленными лозунгами. Детки ей довод (пусть ужасный), она им - звонкий лозунг. Они ей - слова, она им - транспаранты. Они - мрази, но живые. Она - шарманка, хотя и напичканная правильными словами.

    Откуда взялись все эти мальчики-мажоры и девочки, признающиеся, что хранят невинность, дабы подороже её продать? Такое обычно заводится от грязи. И от красивых слов, которые не связаны с делом.