July 30th, 2018

После велопрогулки.

Отменённые понедельники.

  • Слово «понедельник» оказалось едва ли не ключевым в советском культурном пространстве 1960-х. «Понедельник начинается в субботу» - так звучал призыв-лозунг, обозначавший стиль жизни космического десятилетия. Он же, этот лозунг, сделался «модным» смыслом жизни. Культ любимой работы: вкалывать интереснее чем отдыхать. Пахать на романтически-обожаемом нейтрино-уловителе стало не просто общественно-полезным, но и актуально-стильным, как причёска-«бабетта» или нейлоновая рубашечка Made in France. Затем слово «понедельник» прозвучало в иной, гораздо менее романтической, трактовке: «Вроде не бездельники и могли бы жить - им бы понедельники взять и отменить...!». И, наконец, в том же 1968 году вышел культовый фильм конца эпохи - «Доживём до понедельника». Характерно, что многие исследователи называют именно 1968 год - концом Оттепели. Разумеется, связывая это с событиями в Праге-68.



    в «Доживём до понедельника» уже совершенно не чувствуются суровые, но свежие ветра 1960-х - в показанном мире и есть тот самый убаюкивающий, но стабильный Застой. Если бы не костюмы, можно было бы предположить, что на экране, по меньшей мере, 1975 год - этих мальчиков и девочек невозможно представить в походе или в науке - они уже опоздали на Праздник Жизни. Они закончат школу и состарятся в поисках своего-персонального-счастья (пишем, что счастье - это труд во имя Родины, а сами - скачем доставать гарнитур-стенка). А правдолюбы выглядят либо дураками, как Огарышева, честно написавшая, что счастье - это дети; либо - подонками, как «положительный» мальчик-поэт Шестопал, идущий к Истине по головам и шеям.

    Да, кстати, настоящие положительные персонажи тут начисто отсутствуют - брать пример больше не с кого. Учитель Мельников давным-давно устал, но продолжает играть роль непререкаемого гуру. Впрочем, хороший ли он человек? « —Завтра 20 лет, как Светлана Михайловна работает в школе. —Ну, соберём по трёшке, купим ей… крокодила» .
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    После велопрогулки.

    Отсутствие дела.

  • В эпоху Застоя цензура не видела ничего зазорного в показе не_работы на работе. Вот вам рязановский «Служебный роман». С чего, по сути, начинается повествование? С широкомасштабной, талантливо отснятой сцены дамского прихорашивания-раскрашивания…на рабочем месте. Замечу – все эти пригожие фемины даже не задумываются о том, что совершают нечто противоречащее КЗоТу. Они вовремя прибежали в свой оупен-спейс, перемигнулись с приятельницами и – давай наводить красоту. В едином порыве - всем коллективом. «Это – уже обычай, традиция, я бы сказал - ритуал», - говорит нам закадровый голос Новосельцева. Идём далее.



    И в тот момент, когда Людмила Прокофьевна стала уже просекать все тонкости женского обаяния, в помещение нахально вваливаются посторонние фигуранты – энергичная Шура и снулый Новосельцев, изнывающий под тяжестью бронзовой лошади. То есть, они тоже «гуляли» во время работы.
  • После велопрогулки.

    Not for sale!

  • Капиталистическая модель купли-продажи подразумевает быструю смену «фаворитов сезона» - моды, предпочтения, смыслы меняются так быстро, что человек с трудом поспевает за тенденциями. Только он привык к своим часам, как на рынок выбросили ещё более шикарную (точнее - актуальную) модель и, к тому же её рекламирует Голливудская Звезда. Принято выкидывать вещь раньше, чем она успеет отслужить. Моральное устаревание, форсируемое средствами массовой информации, является причиной покупки очередной новинки. Не то было в СССР. Прибыль не являлась целью. Важны были совершенно иные показатели.



    Советские вещи создавались не для того, чтобы относить пару сезонов и выбросить, а в расчёте на долговременное пользование. Отсюда все эти жёсткие туфли, крепкие швы, долгоиграющий материал. Многие вещи перешивались, перелицовывались. У вещей была иная задача - служить, а не украшать, не повышать статус. Имиджевые тенденции не вкладывались в самый смысл их производства. Сэкономить на ткани и булавках было иной раз важнее, чем создать шедевр сов.пошива. Так, знаменитые панталоны с подчёсом - этот монстр советского легпрома - создавался с целью утеплять, поэтому их внешний вид не входил в замыслы создателей.

    Вместе с тем, им (создателям) уже неважно, как в этом случае будет выглядеть сама женщина.
  • После велопрогулки.

    Топ-пять хипстеров советского кино.

    В советском кино всё есть. Но! Есть ли в советском кино место хипстерам? Да полно! Итак... топ-пять икон стиля по-хипстерски.

    1. Итак, номер один — раскованный и независимый Федул из маргинал-драмы «Афоня». Федул носит стильный — цветастый, обтягивающий свитер, какие нынче мелькают на подиумах мира; олдовые штанишки — сразу видно, что человек познал гранж ещё в младые лета и к зрелым годам его привычка к гранжу превратилась в уверенную стильность мэтра, ну, и, как водится, кеды. Шляпа тоже не вызывает вопросов. Как все умудрённые хипстеры, Федул не чужд зависания в смузи-барах (то есть, простите, в советских рыгалетто) за чужой счёт. Образ немного проигрывает без холщово-кирзового рюкзака за 700 евро, но и так сойдёт. Для подиумов мира.



    К примеру, настоящий хипстер — это Прокофий Людмилович Калугина из офисного хоррора «Служебный роман».
    После велопрогулки.

    Девушка в красном бикини.

  • Если советский художник хотел написать девушку в красном бикини, он именовал своё творение «На просторе» и говорил худсовету, что его картина - гимн водному спорту, солнцу и здоровью. В общем, вот.

    Collapse )