August 23rd, 2018

После велопрогулки.

Проза брюнеток.

  • Есть в России такой популярный (среди якобы-умных девушек!) жанр, который условно я назову «прозой брюнеток». Потому что блондинки - это вроде бы как - бананово-лимонный гламур, бриллианты - лучшие друзья девушек и - неумение ровно припарковаться. Блондинки, если что и пишут, так пособия «Как выйти замуж за миллионера». Эх! Тогда как в брюнеточной (читай - умной!) прозе работают мудрые женщины с богатым жизненным опытом, включающий в себя житьё-вытьё в коммунальной квартире, интеллигентных, но девиантных (точнее - и девиантных) родственников, томление духа и геморрой плоти.


  • Увиденная в подростковом возрасте картина Натальи Нестеровой мне почему-то всегда вспоминается, когда я читаю прозу брюнеток.

    В этих романах (или рассказах) главный герой - Безнадёга с большой буквы «Бэ». Коридорная система и удобства без удобств, грязные сортиры, выписанные с особым мазохистским упоением, худые руки девочек-пианисток, объедки/обмылки на творческих кухнях и прочие сюрпризы бытия. Написано всё это с этаким развесёлым цинизмом и едким (вонючим!) сарказмом. И - много витиеватостей в расчёте на умного читателя. Типа, вот я как могу - весомо-грубо-зримо и, вместе с тем, легко. Воспарила и - пометила очередной памятник. Птица счастья. Язык в таких произведениях закорючист, а сюжет - убог, но - парадоксален. Как можно - так?

    Остальное - тут...
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    После велопрогулки.

    Хомо-советикус, как герцог или даже кардинал.

  • Эту картину я как-то уже упоминала в связи с выставкой художника, писавшего современников, будто он сам - Боттичелли, а его натурщики - герцоги. И снова перед нами — герцог или кардинал из того, далёкого XV века. В руке — свиток. Немного смущает одежда. Впрочем, брюки-клёш у супруги и футболка с мини-юбкой у девочки смущают ещё больше — здесь надобны рукава с буфами, золотая сетка на пышных волосах, каменья, бархаты. Но нет — эпоха диско. Вероятно, где-то фоном звучит «АББА». За окном — гремят грузовики. Талдычит радио насчёт «перевыполнения плана по обмолоту озимых». По телеящику — Штирлиц или тётушка Чарли. На экранах кинотеатров - «Служебный роман». Жизнь того времени — это БАМовские плакаты. Фотографии членов Политбюро. Любовь к ретро: сколь прекрасен бабушкин антиквариат. Квартира дипломата — в подтверждение. Старорежимная люстра, высокие потолки, кресло стиля «ампир». Итак!

    Collapse )
  • После велопрогулки.

    Модный Армагеддец.

  • В телеящике мной раз мелькает передача... Как её там? Кажется «Модное аутодафе» (что ли), а по другому каналу - нечто похожее на ту же тему - «Снимите это к чёртовой матери!» (кажется, так?). Имеются и ещё похожие проекты в других странах, в США - точно. Подразумевается шоу, в ходе которого из тётек-Мотек должны получиться Жар-Птицы и прочие королевы дискурса. Наверное, они и получаются, просто я не понимаю современных стилей и - дискурсов.



    Иногда, впрочем, выходит недурно. В остальных 99 из 100 - старообразно-претенциозные фифы в креативных польтах. Эти самые польты, скорее всего, потом где-нибудь долго пылятся - из серии «пригодится на случай ядерной войны», да и вообще - на память. Короче говоря, один тип пугала преобразуют в другой вид того же самого. Пугало не против. Оно даже улыбается.

    Итак, как примерно всё это выглядит.
  • После велопрогулки.

    Бабки нашего детства.

  • В моём детстве и юности (1970-1980-е гг.) было два устойчивых типа старушек - «старушка в платке» и «старушка в шляпке».



    Первая представляла собой традиционный крестьянско-провинциальный тип и помимо платка носила что-то цветастое, длинное и широкое, непременные хлопчатобумажные чулки, чоботы и авоську. Как правило, это была чья-та мама или бабушка, выписанная из деревни.

    Вторая была этаким «осколком» старорежимной эпохи - у неё были тёмные костюмы, жабо, тесные туфли устаревшего фасона и ридикюльчик. В ридикюльчике были очки, валокордин и билет на балет, а шляпку мог заменять лёгкий платок из шёлка или газа.

    Первая читала газеты, мало что понимала, но обо всём имела своё - часто фантасмагорическое суждение. Любила постоять в очередях, пообщаться. Вторая - читала книги и старалась не пропустить ни одной выставки.