March 4th, 2019

После велопрогулки.

Доступность советского образования - в одной картине.

  • Потрясающая картина! Посвящена доступности советского образования, в том числе музыкального. Производство интеллигенции в промышленных масштабах.

    Read more...Collapse )
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    После велопрогулки.

    Царь-красавец и выставка в Питере.

  • В Питере - не только пить. Мы на выставке из цикла «Сага о Романовых». Место действия — Санкт-Петербург, Михайловский замок. Герой - Николай I.

    Николаю Павловичу не повезло с исторической памятью — его как-то быстро и гаденько облили позором, явив царя-Палкина, монарха-дубину. Иван Грозный и Пётр I – те вызывают жгучую полемику — вплоть до драки. Екатерина — восторг, смешанный с альковным интересом. Александр II чествуется, как герой-освободитель и — как несчастная жертва собственной же нерешительности. Последний из коронованных Романовых - это любовь и жалость, равно как насмешливое отторжение: «Сам же и виноват!». Целая гамма чувств. Тогда как Николай I, при котором случился Золотой Век русской культуры и началось активное развитие науки и техники, по-прежнему заклеймён дурацкими прозвищами, а нынешние авторы — либералы-западники повторяют слово в слово трёпаные советские хрестоматии.


  • Николай Павлович в детстве. Похож на бабушку-Екатерину.

    Почему-то не приходит в голову, что все вехи долгого николаевского правления 1825 — 1855 — это именно его — Николая — достижения. Он царил надо всем, во всё вникал; чувствуя и понимая военное дело, художественную литературу, мосты, паровозы, финансы. Никого не смущает дата на логотипе Сбербанка — 1844? Или год основания Императорского московского технического училища (ныне — Бауманки) — 1830-й? А возникновение железных дорог в России? А Пулковская обсерватория? А первая по-настоящему русская опера «Жизнь за царя»? Кто-то ещё болтает, что всё делалось «вопреки Палкину», которого забавляли только плац-парады и нижние юбки дур-фрейлин? Он начинал свой рабочий день ещё затемно, а чиновники, идущие по своим присутствиям, видели силуэт в окне Зимнего дворца. Насчёт «раба на галерах» впервые сказал трудяга-Николай Павлович!

    Read more...Collapse )
  • После велопрогулки.

    А может это и был министр?

  • В большинстве киносюжетов всегда есть пара-тройка персонажей, которых нет в кадре, но которые — заметно, хотя и незримо присутствуют. В «Служебном романе» это — некий безымянный министр, у которого с Kалугиной весьма дружеские, не сказать — тёплые отношения. Прктически лишённые субординации. «Ну как вы позволяете себе разговаривать с руководством? Даже я себе этого никогда не позволяю», - укоряет Людмила Прокофьевна, ничуть не испугавшись, что министр обозлится, услышав невнятицу Новосельцева в трубке.



    Read more...Collapse )