Галина Р. Иванкина. (zina_korzina) wrote,
Галина Р. Иванкина.
zina_korzina

Categories:
  • Mood:
  • Music:

1970 - плохая / хорошая эпоха.

 
Обложки журналов 1970-х.
Кликабельно.

   ...Так уж получилось, что именно в эти годы Линия Партии начала как-то расходиться с Линией Народа. Причём, Линия Народа тоже перестала быть единой и сделалась похожей, скорее, на "розу ветров" - у каждой прослойки была своя линия. Одни по привычке продолжали искать истину, правда, делали они это уже не на поэтических вечерах в Политехническом, а, в основном, по кухням. Другие - ринулись приобщаться к джинсово-кроссовочным завоеваниям западной культуры потребления. Третьи - просто жили, плывя по течению: любили / женились,  ездили в Сочи, стояли в очередях и покорно смотрели на Новый Год "Иронию судьбы..." Четвёртые? Четвёртые просто пили. Пятые - катались в загранку и имели нахальство слушать по ночам Би-Би-Си. Шестые - усердно трудились и вступали в партию потому, что не могли по другому. Но все эти люди, так или иначе, хотели материальных благ. Причём не в светлом будущем, а прямо теперь.
   В обиход прочно вошёл глагол "достать", причём доставать надо было всё - и детские колготки, и путёвки, и книги, и приёмник, способный на Би-Би-Си... Так что все были при деле.  Начальники делали вид, что всё идёт, как надо, а Народ делал вид, что верит начальникам.


Билеты на Кремлёвскую Ёлку.
...И тем не менее, это была очень уютная и необременительная эпоха... В "мятежные-восьмидесятые" оную назвали Застоем, чтобы потом, отшумев и обнищав,  наконец-то, оценить приятную предсказуемость брежневского десятилетия. Человек был, в общем-то, свободен, и если он не хотел строить коммунизм, он мог просто сделать вид, что строит.

Achtung! Здесь может содержаться необъективная информация!  Ваше мнение может не совпадать с моим! Просьба не скандалить, а общаться мирно и без применения непечатных выражений!


Опубликовано в [info]cccp_foto
Спасибо, товарищ fasilitator

Советский агитпроп 70-х "говорил" с народом при помощи клише, которые были настолько универсальны, что подходили практически для любой ситуации, буть то чемпионат, война, приезд делегации из дружественной африканской Замбалупы или открытие новой линии Метро.
"С чувством глубокого удовлетворения встретил советский народ новую веху в освоении ... и претворении в жизнь заветов Ленина. Идя по пути созидания и социального прогресса... " Никто всё это не читал и не слушал, но не потому что было сугубо противно, а потому что знали наизусть. 
Метафорический язык 70-х был прост и удобен в употреблении, как лексикон Эллочки Людоедки. Книга называлась "источником знаний" (она же - "лучший подарок"), октябрята - "внучатами Ильича", скворцы - "пернатыми друзьями", Американская армия - "военщиной", а колхозники - "тружениками села". 


Из журнала "Работница"... 

...И тем не менее, люди знали, что быть геологом или врачом - это хорошо, а быть барменом - стыдно, хотя и прибыльно. Девушки не стемились покончить с "проклятой девственностью" после первых же месячных, а бабушки не стояли в переходах с протянутой рукой. По всем программам радио звучала классика и все знали, что это - высокий стиль. Любили 'Boney M', но уважали - классику. Среди парней было модно носить длинные патлы, но никто из телеящика не вещал, что это - гламур или, скажем, ненавязчивый гей - шик.


Журнал "Силуэт": молодёжная мода.

К сожалению, много энергии сжирали отчёты и рапорты. На бумаге, действительно, всё выглядело идеально - планов было громадьё, урожаи переполняли закрома Родины, а советские товары вызывали жгучую зависть у недобитых буржуинов. "Советское - значит качественное!" - кричали газеты, а народ всё равно ломился за итальянскими джинсами, потому что американские продавались только в "Берёзке"...
Зато духи Climat - это был настоящий Climat из Парижа, а не польско-китайско-грузинская подделка, разлитая по флаконам в Сарапуле, но продаваемая в ЦУМе по цене Climat - истинного . Если уж удавалось купить джинсы, то это были именно джинсы, а не что-нибудь ещё... Правда, этот дурацкий стереотип "заграничное = качественное" жив до сих пор...

Именно в 70-е советская элита стала резко выделяться своим образом жизни. Если до этого, элита имела больше обязанностей, чем прав, то в брежневскую эпоху всё стало с точностью наоборот. Социальное неравенство, отвергаемое самой сутью социализма, сделалось реальностью. Начальника теперь узнавали не по усталому лицу и большому портфелю, а по количеству каратов в ушах его супруги. Дети начальников оформились в особый клан, называемый мажорами...

 
Журналы 1970-х.
Обложка ' Vogue' - кликабельна.


Вместе с тем, в элиту не входили фотомодели, воры, содержанки воров, концептуальные художники-наркоманы и сладкие мальчики из подтанцовки. (Кстати сладкие мальчики вообще были вне закона)... Даже такой модный и известный на Западе человек, как модельер В.Зайцев, оставался всего лишь модельером - его не ждали на высоких приёмах.
В элиту всё ещё попадали не передним и не задним местом, а гораздо более прозаически - при помощи мозгов и трудолюбия. Потому что советский бомонд составляли дипломаты, высшие армейские чины, научные работники, оперные исполнители, директора предприятий... 

  
Фотографии из таллиннского журнала "Силуэт" первой половины 1970-х.

Я хорошо помню эту странную моду - женщины в помещении ходили в шапках и сапогах, причём всё это как-то сочеталось с платьями и  костюмами. Была актуальна крупная клетка, клёш, макси... Сапоги - "чулки" на громоздких каблуках сочетались с вышедшими из моды мини-юбками. На смену космополитизму шестидесятых пришло увлечение русским стилем - павловские платки, дублёнки, вышитые дамские рубашки.

В молодёжной моде - стиль диско. В музыке и в одежде. Основу модного мировоззрения составляли джинсы, которые в 70-е стали носить все - от дошкольников, до безразмерных тёток. Эта тенденция имеет место и по сей день.
                         Кому интересно - развёрнутая статья: Диско (стиль одежды) Тоже моя.

 
Слева - Наталья Линичук и Геннадий Карпоносов (танцы на льду).
Справа - Ирина Роднина и Александр Зайцев (парное катание).


Фигурное катание было настоящей гордостью советских людей в 70-е. Только в женком одиночном  катании лидировали немки. Остальные позиции были за русскими. Фигурное катание стало модным видом спорта - мамочки старались "пропихнуть" своих детей в секцию.
Кстати именно в те времена массовый, любительский спорт постепенно "скончался", уступив дорогу полупрофессиональному - по сути. Советские газеты истово ругали западных "профи", а в СССР, даже в обычных школьных секциях , шёл жестокий отсев бесперспективных. Стране нужны были рекорды, а не массовость, как при Сталине.


Из журнала "Силуэт".

Кстати о внешности. В те годы женщины, действительно, не заморачивались насчёт веса. Так, красавицей считалась не только стройная Алфёрова, но и пышная Гундарева. Сидение на диетах являлось последствием какого-нибудь заболевания или обычной блажью "модной дурочки". Обычно диету соблюдали экзальтированные матроны, увлечённые йогой,  скупкой антиквариата и модными новинками. И вообще, общество спокойно относилось к тому, что та или иная девушка далека от стереотипа с обложки привозной 'Burda'...  

Тем, кому сейчас - шестнадцать, сложно, наверное, представить, что Алла Пугачёва была звездой уже тогда... О ней судачили, ею интересовались, её обожали и ненавидели. Правда, её похождения не освещали дамские журналы, а имена звёздных любовников не красовались на афишах. Алла была невероятно популярной, но, тем не менее, всё чётко знали её место. Прямо из её же песни: "Я шут, я Арлекин, я просто смех, без имени и, в общем, без судьбы..."  При всех её дорогих шубах и машинах, Пугачёва не могла сравниться с оперной певицей по части статуса.


Запись 1970-х. Песня "Арлекино", сделавшая Аллу звездой.

А ещё была торговля: алчная, наглая, хитрая, вороватая. Она противостояла Народу (и даже Партии) в образе неопрятной, толстомордой тётки, пальцы которой, тем не менее, были унизаны перстнями. Грубые руки швыряли на весы мороженую картошку, а неровно прокрашенный рот орал: "Не занимайте очередь!"
Работницы прилавка, шеф-поварихи ресторанов, заведующие овощными базами, как и оперные примадонны, ездили отдыхать на элитные курорты и позволяли себе роскошь появляться в ложах Большого Театра. Но за ними, этими королевами гирь и весов, иногда приходили рыцари в серой форме. Вместо мадригалов, рыцари, правда, приносили с собой ордер на арест.



БАМ. В начале 90-х его назовут "крупнейшей афёрой эпохи застоя", потом - "крупнейшей ошибкой". А в начале 70-х страна была охвачена идеей новой дороги. По радио каждый день звучали песни о БАМе:
"Слышишь, время гудит - БАМ,
На просторах крутых - БАМ,
И большая тайга покоряется нам.
Слышишь, время гудит - БАМ,
На просторах крутых - БАМ,
Это колокол наших сердец молодых!" 
Это было, пожалуй, последнее мероприятие, где слились в экстазе романтика и трудовой подвиг.


"Техника - молодёжи".

Научно-технический прогресс (он же - НТР) по-прежнему считался как бы частным делом СССР. Народ, конечно, знал, что советская техника - самая крупная и добрая техника в мире, но в душе все обожали узкоглазых "Панасоников". Потому что наша техника была для Народа, а ихняя - для человека...


Sony 1975 год.

И тем не менее, Советский Союз боялись на Западе, с ним считались, его всегда помнили. Да и в самой стране, при всей любви к ихним "Филипсам", никто не сомневался, что СССР - самая лучшая страна в мире. Народ верил, что советская власть будет всегда и другая, в принципе, уже невозможна. Все понимали, что социализм - оптимален для развития человека, а у западного изобилия существует оборотная сторона. 
Вы не верили? А теперь?

Из музыки были популярны ABBA, Donna Summer, Boney M, Bee Gees. В 1979 году 'Boney M' посетили Москву. На "чёрном рынке" билет на их концерт стоил 50 рублей при средней зарплате по стране - 130-150 рублей. Во второй половине 70-х в СССР появились дискотеки (темно, светомузыка, крашенные ПТУ-шницы, в конце - драка).



Читали много, читать любили. Неверояный всплеск популярности пережили книги М.А. Булгакова. "Мастер и Маргарита" сделалась культовой книгой десятилетия. Существовала, разумеется,  официозная проза, которую никто не читал, кроме редакторов (фолианты о деревне, о производстве, о БАМе...), но по стране ходили полуподпольные или вовсе запрещённые книги - Солженицын, Бродский. Среди интеллигенции были популярны Цветаева, Ахматова, Мандельштам, Пастернак, Кирсанов, Хлебников. Интеллектуалы 70-х - это уже не те весёлые и открытые физики-лирики предыдущего десятилетия. Это - немного циничные, слегка разочарованные, чуточку надменные, но, вместе с тем, добрые и понятливые люди.


Т.Назаренко "Московский вечер" - пример эскапизма интеллигенции 1970-х.

В конце 80-х именно они будут кричать на митингах и радоваться свободе, но именно они первыми поймут, что это - не их праздник, что не они, а именно детки райкомовских бонз и крутолобые мальчики из подворотен приватизировали демократию... 
Стоило ли тайно читать самыздатовский  "Архипелаг ГУЛАГ" в сытом 75-м, чтобы стать убеждённым сталинистом в начале нового тысячелетия?



Дефицит - это слово было на устах даже у детишек. Собственно, есть мнение, что дефицита могло бы и не быть, если бы торговля сама его не создавала. Помните, многих торгашек судили за то, что они прятали под прилавком товар, чтобы потом перепродать втридорога своим же знакомым... Очередь была настолько естественным явлением, что ни у кого не вызывал возмущения самый её факт. Напротив - если народ стоял кольцом вокруг магазина, то была хорошая примета. 
"Значит дают дефицит!" Кстати ещё один глагол того времени - "дают" в значении продают. Ах, чуть не забыла. Ещё один глагол -"выбросили". Не на помойку, а на прилавок.
Так что: "Вот достал финские полотенца - сегодня после обеда в ГУМе выбросили. Подхожу - дают..."

А вот отрывок из рассказа В. Сорокина "Очередь":
— Ладно. Подожду. Вы давно стоите? 
— Да не очень... 
— А не знаете, по сколько дают? 
— Черт их знает... Даже и не спрашивал. Не знаете, по сколько дают? 
— Сегодня не знаю. Я слышала, вчера по два давали. 
— По два? 
— Ага. Сначала по четыре, а потом по два. 
— Мало как! Так и стоять смысла нет... 
— А вы займите две очереди. Тут приезжие по три занимают.



Красивые, бессмысленные словеса, которые никто не читал.
Журнал "Огонёк" за 1979 год.

В газетах и журналах, по всем каналам ТВ постоянно говорили об урожае, о деревне, о колхозных вехах и свершениях. А  русская деревня уходила в небытие. Уже в начале 70-х встала проблема оттока молодого сельского населения в города. Тогда же дереню стало "принято" презирать. Даже дети знали обидную кличку: "Дерёвня". Об этом, конечно,  с казённой "слезой" писали сытые журналисты, но остановить процесс раскрестьянивания русского народа было уже невозможно. 

  
Журнал "Огонёк" за 1979 год.
Кликабельно.

Это была крайне неоднозначная эпоха - её невозможно нарисовать одним цветом. Мне это сделать ещё труднее - мои детские воспоминания (весьма позитивные) накладываются на объективные факты, почерпнутые из общения с более взрослыми людьми, из статей и книг.
Но фильмы той эпохи были прекрасны, люди - несоизмеримо добрее, а из телевизора не орали бездарные биланы.  Одни говорят - застой, другие - стабильность. Кто прав? Все.
 
Tags: 1970, История моды, СССР
Subscribe
Buy for 300 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 175 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →