Галина Р. Иванкина. (zina_korzina) wrote,
Галина Р. Иванкина.
zina_korzina

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Стиляга и его прадедушка.

  • Читатели намекнули мне, что я последнее время ничего не пишу про стиляг и про Галантный Век, поэтому сегодня я совмещаю эти две темы, благо наметилась интересная параллель - «стиляги» = «петиметры».

  • Стиляг часто сравнивают с денди и даже проводят сравнительный анализ - мол, обе субкультуры были англоязычны и узнавали друг друга не только по шузам, но и по походке. Это всё верно, однако в России к дендизму относились спокойно - с ним целенаправленно не боролась ни пресса, ни общество в целом. Правление Александра I было сравнительно мягким, так сказать, толерантным по отношению к заморским фракам. А вот в XVIII столетии над модниками, слепо копирующими западный, а точнее - французский стиль, было принято издеваться. Причём, занимались этой травлей не безвестные фельетонисты, а именитые литераторы. Никакого противоречия с политикой европеизации тут не было - сам Пётр Великий, грубо переодевший Русь в камзолы, не любил моду, как таковую - ему нравился стиль голландских шкиперов и английских адвокатов...



    ...Уже в эпоху правления Елизаветы возникло (вернее - пришло из Франции) понятие «петиметр» (фр. ‘petit-maître’ – букв. «господинчик»). Так называли стильно одетых, светских молодых мужчин, стремящихся произвести впечатление своим шикарным платьем и изысканными манерами. Это слово получило негативный, пренебрежительный оттенок, как, собственно и слово «стиляга». Причём, чтобы прослыть петиметром было, явно, не достаточно модно одеваться, хвалиться драгоценными табакерками и ездить в Париж за лентами для парика. Во-первых, это была особая идеология преклонения перед Францией, нарочитая, доходящая до абсурда галломания. Во-вторых, настоящий петиметр должен был страдать крайней формой нарциссизма. Это, как писали в тогдашней прессе: «…молодой человек, который много о себе думает и лучше себя никого не ставит». Стиляг тоже обвиняли в высокомерии и презрении к обществу. К дендизму такого отношения не было и слово денди не носило уничижительного характера.




  • Стиль «клеймения позором» до смешного похож. Я взяла в качестве примера стихотворение Б.Тимофеева «Гарри» и обличительные вещи И.Елагина с А.Сумароковым.

    Итак, начинает обличитель стиляг Б.Тимофеев:

    «В самом модном пиджаке, с видом безразличным,
    Франт с колечком на руке ходит львом столичным...
    На прическу посмотри: он завит игриво,
    Только пусто там, внутри, под волнистой гривой

    Как шнурочек, тонок ус, нету ярче шляпы.
    В третий раз бросает ВУЗ иждивенец папы...»


    В принципе, если бы не ВУЗ и не пиджак, всё это можно было бы отнести и к XVIII веку. А вот фрагмент диалога из комедии А.Сумарокова «Пустая ссора»:

    «-Были бы волосы, а подвивать их не мудрено.
    -Не мудрено, ты думаешь? Не мудрено волосы подвивать! Ха! Эдак, как ты завиваешь, и не мудрено; а эдак не так легко, как ты думаешь»
    .

    Как видим, мыслителю Галантного Века тоже не нравятся стильно завитые кавалеры. Они его бесят, ибо он сам занят иными материями - он строит развито́й феодализм, а эти...! Доколе?! Подразумевалось, что и стиляга, и петиметр - тунеядцы, проводящие время в совершенствовании причёсок и галстучных узлов. Подчёркивалось, что стиляги/петиметры считают свои достижения в этих областях чем-то существенным. Также было принято считать, что представители этих молодёжных субкультур не способны понимать «хорошую» музыку и «правильную» литературу.


  • Здесь, помимо советских карикатур, показаны английские карикатуры на любителей французской и итальянской моды - на так называемых macaroni. Однако смысл тот же.

    Меж тем, Б.Тимофеев продолжает:

    «Вон, собой любуясь, встал, на девиц глазея.
    Книг давно он не читал, не бывал в музеях.
    Вот на выставку собак он пойдет, пожалуй:
    Все увидят как-никак галстук небывалый!

    Он всегда блеснуть не прочь пошлым анекдотом,
    Протанцует хоть всю ночь - мастер по фокстротам»
    .

    Ему подпевает И.Елагин, товарищ А.Сумарокова:

    «Хваленый петиметр, чтоб больше показаться,
    Тут велеречием потщится украшаться,

    Сбирает речи все, в романах что читал,
    Которые Д`Аржанс для бедности писал.

    Немецких авторов, не зная, презирает
    И в них добра найти отнюдь не уповает.

    ...А только новые уборы вымышляет
    И ими глупый полк кокеток лишь прельщает»
    .

    Примечание: под немецкими авторами Елагин подразумевал учёных, типа Вольфа, Лейбница, Крафта и прочих. Германия тогда считалась центром научных знаний.



    Но Тимофеев не отстаёт:

    «Всё ж у барышень-кривляк он в героях ходит...
    Кто же этот франт? Сорняк в нашем огороде!»


    ...И опять вступает Сумароков:

    «Представь мне щеголя, кто тем вздымает нос,
    Что целый мыслит век о красоте волос,
    Который родился, как мнит он, для амуру,
    Чтоб где-нибудь к себе склонить такую ж дуру»
    .

    Склонить к амуру порядочную фемину - немыслимо для стиляги/петиметра, но...девушки иной раз ведутся на внешний лоск. Популярный сюжет 1950-х - неразумная дева сбивается с пути и попадает к стилягам. В советской повести «Дело пёстрых» комсомолка Лена начинает общаться с компанией стиляг, но вовремя понимает, что их сущность - гнилая и преступная. В пьесе «Маленькая студентка» обыгрывается бесплодное волокитство стиляги за приличной девушкой. А вот и народная частушка, отражающая суть проблемы: «Я не лягу под стилягу!»



  • Имена и названия. .

    «Был он Гришей, но сейчас носит имя Гарри.
    Каждый день в обычный час Гарри на бульваре»
    .

    «Тело мое родилося в России, это правда; однако дух мой принадлежал короне французской», - говорит Иванушка из пьесы Д.Фонвизина «Бригадир». Кстати, эта пьеса была ремейком немецкой комедии «Жан-француз». Одним словом, «Звала Полиною Прасковью...» Петиметры, конечно же, не хотели именоваться Ванями и Василисами. Как и стиляги. Конечно же, они все были Анеттами, Бабеттами, а также Джонами и Фредами. В фильме «Стиляги» молодые люди выбирают себе новые имена, соотвествующие «стильному» мироощущению. Они подчёркивают, что тело-то родилось в СССР-е, а дух - давно на Бродвее. Недаром главный герой мысленно переносится в американский ночной город и там, на крыше небоскрёба, ирает на саксе. Дух его - там. Также и петиметры постоянно мысленно «фланировали» в садах Тюильри.



  • Слэнг .

    У стиляг и петиметров был свой слэнг, но обличителям этого было мало - в своих многочисленных статьях они приписывали модникам употребление неких словечек, которые вовсе не входили в означенный лексикон.

    К примеру, екатерининский журнал «Живописец» высмеивая щёголей, поместил на своих страницах «Опыт модного словаря щегольского наречия». Словарь начинался междометьем «Ах!», которое щеголихи и петиметры, якобы, употребляли в самых разных случаях и могли выразить при помощи оного слова всё, что угодно. Далее шли слова – беспримерно, бесподобно, болванчик и дурачество. «Ах, как ты славен: бесподобный болванчик!»

    А вот отрывок из знаменитого фельетона Д.Беляева «Стиляга»:

    «– Мумочка, не дуйся, убери сердитки со лба и пойдём топнем. Мума! Мумочка! Кис-кис-кис!..
    Он поманил пальцем. Ничуть не обидевшись на такое обращение, девушка подпорхнула к нему.
    – Топнем, Мума?
    – С удовольствием, стилягочка!»


    Реальный слэнг состоял из заимствованных слов - галлицизмов у петиметров и англицизмов у стиляг.



    Всё в той же комедии А.Сумарокова «Пустая ссора» можно прочитать диалог петиметра и кокетки:

    «-Вы так мне флатируете, что уж невозможно.
    -Вы мне не поверите, что я вас адорирую.
    -Я этого не меритирую.
    -Я думаю, что вы довольно ремаркированы быть могли, чтоб я опре де вас всегда в конфузии.
    -Что вы дистре, так это может быть от чего другого. Я всё, кроме вас, мепризирую.
    -Я этой пансе не имею, чтоб я и впрям в ваших глазах емабль была.
    -Треземабль, сударыня, вы как день в моих глазах»
    .

    Стиляжьи слова - олдовый, джакеток, трузера, шузы и прочие флэты с дринкающими фазерами были из той же серии. В лексиконе денди не было русифицированных англицизмов - Онегин не мог бы назвать Таню Ларину какой-нибудь гёрлочкой.


  • Чересчур...

    У первых стиляг, как и у петиметров, было желание поразить общество чем-нибудь не просто модным, а именно - ярким и необычным. В отличие от денди, как известно, одевавшихся более чем сдержанно, стиляга/петиметр предпочитал всё «чересчур» - слишком узкие кюлоты и кафтаны или не менее узкие штаны-дудочки и выразительно-широкий пиджак в сочетании с длинным галстуком. Петиметры и стиляги не стеснялись носить яркие в колористическом отношении вещи.

    Они намеренно эпатировали толпу своими высокими набриолиненными коками или же высоко зачёсанными париками. В екатерининскую эпоху прогрессивная общественность боролась с женскими куафюрами «а-ля фрегат». Девушка петиметра неизменно носила такую, потому что сама императрица пропагандировала простоту и аккуратность причёсок. Девушка-стиляжка, в отличие от обременённых косами хороших девочек, носила короткую стрижку «венчик мира» или - «конский хвост»! Потом, в начале 1960-х появились высоко начёсанные «бабетты» - тоже идеологически вредные. Часто стиляжек изображали с распущенными волосами - они символизировали такую же распущенную жизнь.



  • Стиляги VS Жлобы. .

    Стилягам/петиметрам всегда противостоит «серая масса» так называемых «жлобов», как правило, людей из поколения отцов. Стиляга, как и петиметр часто изображался рядом со степенными предками. Тем самым подчёркивалось, что он как бы предаёт образ жизни своих родителей, устремляясь к сомнительным ценностям. Типовые «жлобы» - это фонвизиновские персонажи - Бригадир и Стародум из «Недоросля». Их можно только переодеть, дать им в руки гаечный ключ или «Краткий курс истории ВКП(б)» - и можно выпускать в 1950-е годы. Несколько реже в виде «жлоба» выступал человек одного со стилягой/петиметром возраста - в литературе и кино эти персонажи выглядели жалко и однобоко. Однако в фильме «Стиляги» серые комсомольцы были весьма колоритно выписаны - такие удачи встречаются редко.

  • Сакс & Флейта.

    Главным атрибутом стиляжьего мира был саксофон - джазовый инструмент, символ музыки свободных людей. У петиметров была флейта - играть на ней было модно и, что называется, престижно. Считалось, что петиметр, если уж ему пришла в голову мысль что-то делать, будет «...преизрядно на флейте упражняться, дабы кокеток прельстить...» Дело в том, что для флейты в XVIII веке писалась только лёгкая, можно сказать, несерьёзная музыка. Стилягам приписывалась любовь к оперетте. Как писал в своём фельетоне Д. Беляев, «Он знает наизусть все арии из «Сильвы» и «Марицы», но не знает, кто создал оперы «Иван Сусанин» и «Князь Игорь». Стиляги не живут в полном и в нашем понятии этого слова, а, как бы сказать, порхают по поверхности жизни…» Хорошее слово - «порхают». Именно лёгкость бытия раздражала «порядочных людей» в стилягах и петиметрах.



  • «Идёт не стиляжка - девчонка с завода!»

    Но иногда борцам со стиляжничеством давали понять, что модно одетый человек и, собственно, стиляга - это две большие разницы. В начале постинга я привела обличающие петиметров стихи И.Елагина, на которые, впрочем,обиделся фаворит Елизаветы - И.Шувалов, узнав в персонаже себя-любимого. Тогда он попросил М.Ломоносова написать ответное послание и тот выдал довольно жизнеутверждающее стихотворение:

    «Златой младых людей и беспечальной век
    Кто хочет огорчить, тот сам не человек

    И знайте, что чего теперь не смеет сам,
    То хочет запретить ругательствами вам»
    .

    В общем, Ломоносов прокричал Елагину, что если б у критика молодёжной моды были возможности, он бы сам «...на пудре спал и ел всегда помаду».



    «По улице Горького - что за походка!-
    Красотка плывёт, как под парусом лодка.
    Причёска - что надо! И свитер - что надо!
    С лиловым оттенком губная помада!

    Идёт не стиляжка - девчонка с завода,
    Девчонка рожденья военного года,
    Со смены идёт (не судите по виду),-
    Подружку ханжам не дадим мы в обиду!»


    Это уже Ю.Друнина - одна из значительных советских поэтесс. Заметим, что в обоих случаях, стихотворная защита исходила как бы от государства - Ломоносов написал по просьбе всесильного фаворита, чьи капризы исполняла сама императрица, а Друнина была одной из ключевых фигур в официальной советской поэзии.

  • Вместо эпилога.

    Термин «стиляга» пережил само явление. Считается, что стиляжничество окончательно ушло вначале 1960-х (некоторые считают, что уже после Фестиваля 1957 года), однако этим словом ещё лет 10 называли всех модников. Сейчас это, скорее, специфический термин, обозначающий активных любителей советского винтажа. Ну, ещё группа «Браво» называла себя стилягами. Однако термин жив и его используют, не задаваясь вопросом: «Стиляги? А что это?» Термин «петиметр» исчез по одним данным - сразу после Французской революции, по другим - только в начале XIX столетия. Причём, исчез навсегда. Впрочем, мы ещё не знаем, останутся ли стиляги в лексиконе наших правнуков...

  • В постинге были использованы картинки из ЖЖ a_dedushkin, фотографии с выставки «Время стиляг», сканы из книги О.Вайнштейн «Денди» и журнала «Родина», а также материалы из Сети, найденные оч оч давно.


  • Tags: 1950, XVIII век, Галантный Век, История моды, СССР, Стиляги
    Subscribe
    Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

    • 101 comments
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →