Галина Р. Иванкина. (zina_korzina) wrote,
Галина Р. Иванкина.
zina_korzina

Category:

Уважать и ненавидеть.

  • Можете ли Вы с трёх раз угадать в какую эпоху происходит действие, описанное в отрывке? «За обедом фон Ливен, скрывая свою насмешливость за обычным церемониалом застольной беседы вежливо отвечал на вопросы тёти Амалии фон Венцлов. Да, разумеется, он из тех самых Ливенов, у которых было поместье под Ригой. <...> Тётя Амалия несколько примирилась с ним, когда он похвалил её фарфор - такой же старый, как и гравюры Ходовецкого, висевшие над диваном...» Что-то такое старое-доброе-викторианско-винтажное, с налётом 'Belle Epoque' или еще того краше - родом из времён Александра II. Курляндец в гостях у пруссачки, светский обед, шляпки с розами в честь тезоименитства кронпринца. Тем не менее, это совсем иная эпоха, настолько иная, что мне даже страшно говорить, какая именно. Потому что это - Третий Рейх из романа писательницы-антифашистки Анны Зегерс «Мёртвые остаются молодыми» (1949 г.)



    ...Я часто критикую авторов, касающихся темы германского национал-социализма, я не признаю пресловутую эстетику Третьей Империи, я не понимаю людей, ищущих там какую-то особую энергетику, мистику, мифологию. Лично меня Третий Рейх всегда удивлял своей...вторичностью. Мне думается, что поиски особых смыслов в шпейеровских концепциях или же в «тевтонском мифотворчестве» Генриха Гиммлера проистекают от незнания того, что было раньше. Люди, хоть немного касающиеся истории кайзеровской Германии и королевской Пруссии, как правило, смотрят на Третий Рейх, как на некую копию своих великих предшественниц. Но авторы продолжают заниматься дешёво-попсовой, а если честно - преступной - гламуризацией нацизма. Размеется, не из идеологических соображений. Ради денег. Можно ли срубить бабла на книжке, в которой есть такая фраза: «Муссолини напоминает картины Мантеньи и вообще произведения раннего Ренессанса»? Это всё из той же Анны Зегерс. Тут, как минимум, надо знать, кто такой Андреа Мантенья и что такое Ренессанс.



  • Страницы журнала 'Filmwoche'.

    А зачем, когда можно сотворить готишно-гламурное порево с губасто-пышногрудыми эсэсовками и мистериями Вевельсбурга? (Нибелужьи заклинания и акты сакрального антисемитизма под «Лили Марлен» привествуются). Подонок радостно всё это отхлебнёт и побежит делать себе татуху в виде двойной руны «зиг» (лучше всего - на заднице, ибо сексуальненько).
    А потом поглядит на своё непотребное рыло и скажет себе: «Ну чем я хуже какого-то Дирлевангера?!» Так вот, я недавно поругалась с одним поклонником Третьего Рейха, считающим многоизвестный фильм Т.Лиозновой «наилучшим воплощением нацистской Германии». Типа, он сам возгорелся страстью после чёрного плаща Вальтера нашего Шелленберга, да так всё и полыхает. Я была, разумеется, против, ибо фильм «17 мгновений...» вообще не про Германию. Он про Штирлица. А Германии там вообще нет. Меня спросили: «А как надо?!» А вот так, как Анна Зегерс. На меня эта книга в своё время произвела колоссальное впечатление - именно там Фридрих Великий упоминался чуть реже Гитлера...


  • Обложки журналов, посвящённых культуре тела.

    Ну, об этом мы потом ещё поговорим, а теперь - вернёмся к роману Анны Зегерс о Третьем Рейхе, вернее - о том пути, который прошла Германия с 1918 по 1945 год. По словам самой писательницы, для неё идеалом служила эпопея Льва Толстого «Война и мир» - масштабная панорама жизни самых разных слоёв общества. У Анны Зегерс там есть не только прусские и остзейские дворяне, но и рабочий класс, и буржуазия, и крестьянство. Но центральное место (вопреки замыслу автора) всё равно занимают аристократы. У Зегерс, как и у Толстого, знакомые каждому немцу фамилии заменены «похожими». По аналогии с Волконский = Болконский, Безбородко = Безухов, Куракин = Курагин, антифашиска Зегерс «играется» со знаменитыми прусскими именами. Так, Клейст у неё обрачивается в Клемма, Цитен - в Цизена. Фамилия Венцлов - это вообще типовая прусская фамилия, типа Бюлов, Мюнхов, etc. И только фамилия фон Ливен, с которой я и начала этот постинг - живая, настоящая, реальная. Более того, она связана в большей степени с историей павловско-александровско-николаевской России, чем с историей Третьего Рейха. Вот несколько известных портретов:


  • Шарлотта фон Ливен - воспитательница дочерей Павла I.
  • Доротея фон Ливен, урождённая фон Бенкендорф, супруга посла, разведчица, светская львица. Сестра Бенкендорфа. Того самого.
  • Иван Андреевич фон Ливен - герой войны 1812 года.

    Так вот, в романе «Мёртвые остаются молодыми» Эрнст фон Ливен (вероятно, родственник тех самых Ливенов) состоит в СС. Он - «Элегантный молодой человек в чёрном эсэсовском мундире, небрежно помахивающий букетом фиалок, завёрнутым в серебряную бумагу...» Ждёт даму, у которой строгий английский костюм и «длинные серьги, унаследованные от матери». Третий Рейх - это фон, на котором разворачивается жизнь самых разных людей. Более того - этот фон мог быть любым. Эсэсовец говорит: «Теперь без конца толкуют о крови, расе. Мне кажется, что мы-то Ливены, знаем цену всем этим качествам, мы ими обладаем и никому не позволим оспаривать их. Мы знаем, что делает фюрера фюрером, мы не забыли, что делает господина - господином, а вассала - васалом, и за что вассалов жаловали ленами». Так вот, ему всё равно, кто будет его жаловать леном - король, кайзер или бывший ефрейтор. Он, как и многие немцы, принял Гитлера, как плохую, но всё же некую замену Фридриху Великому. Этакого эрзац-кайзера.


  • 1 и 3 - «нордические типы» Вольфганга Вилльриха.
  • В центре - старческий портрет младшей сестры Фридриха Великого, Амалии.

    В романе есть ещё один примечательный персонаж - тётка Амалия Фон Венцлов. Ей сто лет и она гордится своей наружностью. «Амалия гордилась своим лицом - оно почти до смешного повторяло черты августейшего семейства. Бывавшие у них офицеры, подвыпив, не раз уверяли, что у неё в точности такое же лицо, как у Фридриха Великого». На мой взгляд, «прототипом» стала младшая сестра Старого Фрица - Амалия, больше других сестёр похожая на короля. Просто Анна Зегерс посмотрела на ту, из Галантного века, Амалию Прусскую, и возник новый персонаж. К тому же, тётка не просто похожа на короля, она постоянно рассказывает поучительные истории из его жизни. А ещё - она неизъяснимо похожа на...старика-Болконского по прозвищу le roi de Prusse. Да и гравюры Даниэля Ходовецкого, которые висят у неё над диваном - из той же «оперы» - поляк Ходовецкий долгое время работал в Пруссии и большинство реалистичных портретов Старого Фрица создал именно он. Тётка Амалия фон Венцлов - как символ вечной Пруссии, которая (о, какая жалость!) воплотилась в Третьем Рейхе: «Эсэсовские бандиты осмеливаются равнять себя с прусскими офицерами!» Увы, смеют. А иной раз, даже умудряются совмещать эти ипостаси.


  • Гравюры Даниэля Ходовецкого.

    Вот, например, история праправнука Николая I - Фридриха Франца, герцога Мекленбург-Шверинского. В 1931 году против воли отца он вступил в СС. Заметим, что произошло это до прихода Гитлера к власти. К 1936 году потомок незабвенного царюшки дослужился до гауптштурмфюрера. 11 июля 1941 принц-эсэсовец женился на Карине Элизабет фон Шапер, дочери Вальтера фон Шапера и его жены баронессы Луизы фон Мюнхгаузен. Летом 1944 года служил в танковом корпусе Ваффен-СС... Я думаю, Николай Павлович у себя там на Вальхалле (или где он там?) был искренне рад такому повороту дел - мало того, что правнук его сына Михаила был эсэсманом, так ещё и обзавёлся тёщенькой из рода фон Мюнхгаузен. Спрашивается, за что боролись?! И таких дворян было много. Из всех этих кронпринцев и курфюрстов можно было создать целую эсэсовскую дивизию и назвать её как-нибудь эдак - 'Friedrich der Große' или даже полюбовно - 'Alter Fritz'. Это я всё к тому, что Третий Рейх, он был гораздо сложнее, чем порево в чёрном плаще.


  • 1. Незабвенный и любимый император Николай Павлович. Художник - Пётр Соколов.
  • 2-3. Вольфганг Вилльрих - нордические расовые типы.

    «Она гордилась своим знанием света и его законов, а также умением обходить их», - прямо-таки Бетси Тверская из толстовской же эпопеи про Анну Каренину. На самом деле это - аристократка, возглавлявшая школу для будущих жён эсэсовцев. Именно туда попадает девушка Аннелиза фон Венцлов, активная деятельница BDM, которую, тем не менее, терзают смутные сомнения: «Дворянская гордыня отца и матери была просто глупостью. Возможно, что такой же глупостью была и расовая гордыня». То ли по прихоти авторши, то ли ещё по какой, более существенной причине, девушки в этой школе - все из дворян. «Будущее Германии требовало, чтобы девушки из знатных семей, невесты офицеров и матери столь желанных сыновей прошли основательную выучку». Институточки, смоляночки... Ох, нет на вас Николая Палыча. Нет-нет, я не отвлеклась... Фрау-директриса носит на шее бархотку, а на пальце - фамильный перстень. Третий Рейх - только ненужный фон. Как тот самый топор из сказки про кашу из него... На этом месте могла быть бряцающая оружием и всё ещё кайзеровская, Германия.


  • Вильгельм, принц фон Гессен-Филипсталь.
  • Мария-Августа Анхальт-Десаусская.
  • Дева из рода фон Мольтке.

    В одной книжке про царские и королевские династии была даже целая глава под названием «Гогенцоллерны и нацизм» - о том, как сыновья последнего кайзера верно служили. Особенно выделялся 4-й сын Вильгельма II - Август-Вильгельм (Ауви, если по-домашнему). Член НСДАП с 1930 года, активный деятель штурмовых отрядов SA, участвовал в уличных драках, был даже как-то раз арестован после митинга в Кёнигсберге. После прихода Гитлера к власти Ауви стал менее активен, однако в национал-социализме не разочаровался и даже регулярно приглашал чету Геббельсов к себе на обеды. За свой нацизм пострадал дважды - при жизни и после смерти... Первый раз - когда после войны отсидел 3 года по приговору суда и когда...его единственная правнучка Штефани вышла замуж за танзанийца Амади Мбарака Бао. Такая вот душераздирающая история. Опять-таки, спрашивается, за что боролись?!


  • Ауви толкает речь (или танцует вприсядку) в Берлинском Спорт-Паласте.
  • Принц с родственниками.
  • Он же в юности. Хорошенький был, ничего не могу сказать.

    Но вернёмся, однако, к книжке. То самое имение под Ригой, по которому горько плакал эсэсовец Эрнст фон Ливен было с портиком и колоннами в александровском стиле. Не бироновское рококо, что было бы характернее, а именно - стиль эпохи Александра I. Опять - ненавязчивое, какое-то случайное возвращение к «Войне и миру». Надо отметить, что александровский классицизм - это историко-региональный стиль именно русского искусства начала XIX века. Повествование постоянно «пронизывают» знакомые, школьно-программные токи. Автора уже несёт по течению, а основная линия про семью гордых пролетариев видится чем-то натужно-ненужным, вроде сочинения про «дубину народной войны» - авторша, сама того не желая, любуется дворянами - она делает кальку с толстовской эпопеи и это происходит неосознанно. Кстати, об архитектуре, которой так часто любуются поклонники наци-эстетики. «Тогда допускались всевозможные отступления от господствующего стиля архитектуры. Образцом служили постройки Фридриха Великого в Потсдаме и в Сан-Суси...» Тут Анна Зегерс в своей любви/ненависти к пруссачеству несколько переборщила. Из всех зданий Сан-Суси отдалённо напоминает архитектуру нацизма только Оранжерея.


  • Проект грандиозного курорта на острове Рюген.

    Да. Миф Третьего Рейха создан людьми с грязными руками и с такой же грязной душонкой - торговцы «эросом» и «танатосом», все эти Тинто Брассы пичкали и ещё долго будут пичкать дураков своими сексо-высерами на фоне свастики. Вместо того, чтобы изучать историю сильного врага, сопоставлять и думать, пиплы хавают «готичную» черномундирную лепотень, лишённую исторического смысла. Вместо препарированного пруссачества, жаждущего реванша (о, что может быть скучнее?!) - какие-то вурдалаки в фуражках, бисексуальные шлюхи в чёрном латексе, кнуты-наручнички, дешёвая BDSM-овщина, разговоры о том, что Ирма Грезе - это cool и super-puper, а наци-форму разработал великий кутюрье Хьюго Босс. А форму-то разработал силезец Карл Дибич, родственник того самого Иоганна (Ивана) Дибича, который служил в России и воевал с Наполеоном. А ещё Иван Дибич хорошо себя повёл при восхождении на престол Николая I и даже поучаствовал в аресте декабристов, за что был в фаворе у незабвенного государя... В своё время один тупой нацик (из поклонников доктора Менгеле и «Салона Китти») написал мне, что я превращаю эротично-мистичный Рейх в «унылое говно». Я надеюсь, что этот постинг послужит и дальнейшему развенчанию попсово-грязного мифа, услаждающего тупую фашню. Деды воевали не с потными шлюхами и не с эстетёнышами в носках от «Хьюги Босса», а с врагом, чей разгром стоил миллионов жизней. Уважать и ненавидеть.



  • Ещё могу посоветовать книгу немецкого писателя Дитера Нолля «Приключения Вернера Хольта», популярная в СССР в 1960-е годы. Если вкратце: семнадцатилетний немец Вернер Хольт в 1943 году заканчивает школу и призывается в зенитные части. Его личная жизнь и служба в Вермахте даются автором на фоне событий Второй Мировой войны. Купить можно на ОЗОНе.
  • Tags: 1930, 1940, Галантный Век, Николай I, О Жизни, Пруссачество, Фридрих Великий
    Subscribe
    Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

    • 171 comments
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →