Галина Р. Иванкина. (zina_korzina) wrote,
Галина Р. Иванкина.
zina_korzina

Categories:

Моя новая кукла или Воспоминание об уроках труда.

  • Сегодня я хочу вам представить куклу, одетую в праздничный наряд николаевской эпохи. Нет-нет, Николаем I я вас мучать не буду. Наступаю ли я на горло собственной песне? Да. Но и вы уж наступите на свою любимую песнь - не спрашивайте меня, почему я шью для Барби, а не для фарфоровых кукол. На всякий случай отвечаю - мне нравятся именно Барби. Поскольку, большинство любит вспоминать о школе, вспомним сегодня об уроках труда для девочек. В общем, вот вам мои мемуары на фоне картинок (которые, как известно, кликабельны).



    Когда мои бывшие одноклассницы узнаю́т, что я шью, да ещё такую мелкоту, они удивляются, ибо во всём классе, да что там - во всей параллели не было более «безрукой» девы, чем я. И если с готовкой всё было более-менее, то с изготовлением всяко-разных трусов и блузок у меня были серьёзные проблемы. Я паталогически не хотела шить. Более того - я почему-то не могла это делать. Всё моё существо бастовало против ненавистного трудового воспитания. Во-первых, я совершенно искренне себя считала выше всякого «ПТУ-шного труда». Во-вторых, меня бесило, что меня, человека, витающего в математических сферах, опять усадили за подольскую швейную машину. (Дома был «Веритас» и я слышала, что он лучше). На уроках труда я обычно либо устраивала понты, либо тупила. Учительница труда у нас была trueвая во всех отношениях. Она на нас громко орала, особенно на меня. Обращалась так: «Хризантема моя!» После чего шёл разбор полётов и вспарывание плохих стежков. При всём при том, она задушевно говорила с нами «за жизнь». Звали её красиво и величественно - Галина Пименовна. (См. фото).




    Я теперь понимаю - она была очень хорошая тётка, весёлая и некоторым образом остроумная. Она реально хотела, что мы все шили. Ей казалось, что именно шьющая женщина - лучшая жена в мире. Мне она так и сказала: «Учись шить, а то замуж не возьмут!» Тут она, правда, ошиблась - первый раз я вышла замуж, всё ещё страдая хроническим рукожопием, а второй раз - безо всякой привязки к моему умению вертеть розы из атласа. Где-то в глубине души я верила, что меня полюбят и без знания запошивочного шва и умения распознать «несоразмерность длин пройм полочки и спинки». Галину Пименовну возмущали не столько мои понты, сколько нежелание обтачивать все эти горловины ночных сорочек. Она считала, что рукожопие моё не природное, а сформированное личным отношением: «Если рисуешь, значит руки на месте!» Возникает вопрос - какую мне ставили оценку? Как правило, натягивали обморочную четвёрку - меня спасали пятёрки за ведение тетради, за хорошо построенные выкройки и т.д. А если я выходила отличницей - меня-таки заставляли что-то там сварганить и выводили позорную пятёрку. Более того - за меня постоянно шила бабушка - я приносила домой испорченную вещь, а бабушка её доводила до ума. Так и перебивалась.



    Но вообще, трудичка была тётка «в авторитете». Я помню, как к ней относились самые отпетые хулиганы - мальчики, у которых она ничего не вела. В конце 6-го класса она научила нас плести в технике макраме - очень модной в то время. Мы плели собачью мордочку или сову. Вот это у меня, как раз, хорошо получилось. А вообще, то что мы там шили по программе, носить было априори нельзя - то есть мы просто учились владеть иголкой на довольно тоскливых примерах. Так, в пятом классе мы шили трусы из ситца по лекалам...1939 года. Зачем мы их шили - именно запошивочным швом, остаётся загадкой. Но вот юбку в 6-м классе она меня всё-таки научила шить. В том смысле, что я летом по той выкройке сшила себе прямую классическую юбку - просто от нечего делать. То есть я помнила последовательность действий, вдолбленную мне Галиной Пименовной. КАК ей это удалось, если я сопротивлялась обучению - мне до сих пор неясно. Может, у неё был тот самый талант учителя? Вместе с тем, трудичка не любила «сильно умных», которые знали и без неё, как шить. Она не признавала вещи, сшитые по «чужим» выкройкам. Помню, в параллельном классе девочка выпендрилась и сшила блузку по выкройке из Burda - так Пименовна ей всё распорола и велела сделать, «как положено».



    Ах, да. Мою мать регулярно вызывали в школу - на предмет моего поведения на уроках труда. Приходила, разумеется, бабушка. В конечном итоге, они поняли друг друга, нашли общий язык, а встречаясь на улице, могли остановиться и поболтать о том/о сём. В любом случае, когда мы перешли в 9-й класс и вместо шиться у нас началось УПК (где я была телефонисткой) - я вздохнула с облегчением. Соединять абонентов оказалось веселее, чем корячиться над вытачками. И вот что интересно - несмотря на перманентный конфликт с преподавателем, у меня не осталось обиды на Пименовну. Я её вспоминаю с юмором. Шить начала в возрасте 30 лет. Как-то так, сразу, без подготовки и прохожения курса. Наверно, была права трудичка - рукожопие не природное, а культивированное. Типа, я prЫncess и могу только математику.

  • А как у Вас проходили уроки труда? Что нравилось? Что нет? Пригодилось ли это в жизни или в «замужестве»?


  • Tags: История моды, Кукла, Мемуары, О Жизни, Педагогика, Школа
    Subscribe
    Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

    • 202 comments
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →