Галина Р. Иванкина. (zina_korzina) wrote,
Галина Р. Иванкина.
zina_korzina

Categories:
  • Mood:

Детский мир. Часть I. Маленький Мальчик с пулемётом и детский «шансон».

  • Очень часто в комментариях вы начинаете вспоминать своё детство - школу, шмотки, книжки, мультики и так далее. Но это была внешняя сторона нашей жизни, известная родителям, а ведь была ещё сугубо детская, дворовая, пионерлагерная субкультура. Мир «страшных историй» про Чёрную Руку, мир анекдотов-про-Брежнева, мир танцплощадки в пионерском лагере. А ещё - мир песенников с «секретами», игры в «резиночку», дворовых песен, которые передавались из поколения в поколение. Разумеется, у каждого из вас будет свой вариант этого «детского мира» - я, к примеру, никогда не ездила в пионерлагерь, но многие мои подруги, напротив, пребывали там по 3 смены и потом рассказывали, как...мазали зубной пастой мальчиков.

    Никто не знает с чего началась эта странная пионерская традиция - залезать ночью в палату лиц противоположного пола и выдавливать на них зубную пасту... Или вот - каждый раз кто-нибудь рассказывал, как у них был День Нептуна и кого-то чуть не утопили (или - утопили). В каждом отряде и даже - в палате находилась своя «анекдотчица», своя «рассказчица страшилок» и своя «бывалая», то есть та, которая уже целовалась и что-то там знает. Я говорю о девочках, но и у мальчиков было всё то же самое.

    Я решила написать цикл постингов, посвящённых детской лагерно-дворовой жизни, чтобы мы могли вместе вспомнить, как это было.



    Я почему начала свой рассказ с пионерлагеря? Потому что именно там, а не во дворах (как это было в 1930-1950-е гг.) рождалась и развивалась специфическая детская субкультура эпохи Застоя-Перестройки. Именно в лагере происходило тесное общение, которого были лишены дети, живущие обособленно в своей повседневной «городской» жизни. Дружба, приятельство, общие игры во дворе, в школе, на даче - это не то. Тут контакт не был вынужденно-круглосуточным. А в отряде ребятки тусили в своём кругу постоянно. К примеру, из пионерлагерей все привозили так называемые садистские стишки про Маленького Мальчика и прочих героев, распиленных и упавших с крыши, зарубленных или съеденных. Помните? Классика чёрного юмора.

    Маленький мальчик нашел пулемёт. Больше в деревне никто не живёт.
    Только осталась старуха Матрёна. Жаль, на неё не хватило патрона.

    Мальчик на озере рыбу удил, сзади к нему подплывал крокодил.
    Долго хрипел крокодил-старичок - в горле застрял пионерский значок.

    Скорый поезд «Москва-Баку»! Прищемило дверью башку мужику.
    Поезд поехал - мужик побежал... Долго я взглядом его провожал.

    Два землекопа мину нашли. Что с нею делать не знали они.
    Чётко сработал взрывной механизм - чей-то на ветке повис организм.

    Девочки в поле цветы собирали, мальчики рядом в индейцев играли.
    Маша нагнулась - в жопе топор! Ловко кидает индеец Егор!




    Где-то с 6 по 8 класс я активно коллекционировала эти стишки, даже до сих пор многие из них помню. Не знаю, откуда они взялись, кто их сочинял и с какой целью, но среди детей они были невероятно популярны. Я считаю, что эти глумливо-жестокие четверостишья были реакцией на образ «хорошего пионера», читающего стихи о Ленине, помогающего вожатым изобличать нарушителей и рисующего стенгазету на тему: «Нет!» ядерной бомбе!» Что интересно, этот вид лагерно-дворового фольклора начал забываться в начале 1990-х, когда был уже, что называется, выпущен пар. И, когда, собственно, пионерлагерная жизнь сошла на нет.

    А ещё из лагерей привозили песни. Опять-таки, народно-дворовые, блатные, переделанные из каких-то других, короче, не те, которые пели по радио Кобзон-Лещенко-Толкунова-Пахоменко. У этих песен часто совпадали только музыка и сюжеты. Слова же часто пелись по-разному. Я бы назвала этот жанр - детским шансоном. Мне очень хорошо запомнились такие песни.

    «Звени бубенчик мой звени, гитара пой шута напевы,
    Я расскажу вам о любви шута с прекрасной королевой...»

    Краткое содержание - Королева попросила Шута спеть серенаду и, пленившись его пением, подарила ему поцелуй. Король обиделся, велел отрубить голову Шуту, а Королева ещё долго ходила к нему на могилку. Почему начала именно с неё? Потому что мои подруги меня постоянно просили нарисовать им Королеву для своих песенников. Одна из моих дачных приятельниц, большая фанатка А.Дюма даже придумала, что прототип Шута - господин Шико, которого, правда, никто не казнил.



    Ещё была песня про гавань и корабли из океана... Там ещё два мужика устроили поножовщину.

    «Вот в воздухе сверкнули два ножа, два ножа.
    Пираты затаили всё дыханье -
    Все знали атамана как вождя,
    И мастера по делу фехтованья».

    А ещё была совершенно грандиозная песня про Олю, которая собирала васильки, но была настолько цинична, что заявила юноше о своей нелюбви. Он её и укокошил. На самом деле, первоначальной основой этой песни служит отрывок из стихотворения поэта XIX века Алексея Апухтина «Сумасшедший». Можно прочитать здесь, а конкретно - во второй части стихотворения. Особую любовь к этой песне испытывала моя дворовая подруга, тоже, собственно, Оля. Она так жалобно всё это пела, что под конец начинала по-натоящему плакать. До сих пор помню:

    «Юноша вынул кинжал, низкой над Олей склонился
    Алая кровь потекла, синий венок покатился».



    Невыносимо феерической была песня про некую Людмилу из города Черкассы. (Эту песню мне пела та же Оля). Смысл песни - девочку пытали фашисты, но она не сдала партизан. Она казалась мне настолько концептуальной, что я и теперь удивлена оной. В связи в чем и привожу её полностью в том виде, в каком исполняла её Оля.

    «Есть беседка в городе Черкассы/Старый дом, зеленая ветла.
    Пионерка из шестого класса/Девочка Людмила там жила.

    Ворвались к той девочке фашисты/И начали девочку пытать:
    - Ты скажи, где скрылись коммунисты/И в каком отряде твоя мать?

    Долго-долго девочку пытали/Жгли ей губы, рвали волоса,
    Только губы детские молчали/И прошла мученье до конца.

    Есть беседка в городе Черкассы/Старый дом, зеленая ветла.
    Пионерка из шестого класса/Девочка повешена была».

    Надо сказать, что вот эта самая Оля так пленилась этой песней, что на этой волне...прочла книгу о Зое Космодемьянской и её брате «Повесть о Зое и Шуре» и постоянно штудировала жития пионеров-героев. При этом Оля постоянно говорила, что хочет погибнуть, как они. Венцом её академической деятельности стало устроение дворовой игры в Зою, причём мне досталась роль Фашиста и я должна была их всех ловить и допрашивать. Мы были в 3-м классе...Детям вообще свойственно заигрывать с Танатосом. Отсюда, кстати, и вышеприведённые садистские стишки.



    Ну, с Танатосом всё ясно. А что же Эрос? Помню одну песенку, которую спела одноклассница во время сидения в физкультурной раздевалке. Физ-ру отменили, вот мы и упражнялись в остроумии. Смысл был такой - на корабле плыла сероглазая девушка-леди, а капитан над нею потом надругался.

    «Там где моря шумит бирюза опасайся шального поступка
    У неё голубые глаза и короткая серая юбка...»

    В общем, там окончания были разные - в одном варианте девушка родила кого-то, в другом - стала проституткой. Помню, было это в 4-м классе и в этом возрасте все мы были просвещены друг другом в «половом вопросе». Помню, что ни у кого не возникало вопросов, чо же такое капитан сотворил с девушкой-леди.

    На этой радостной ноте я заканчиваю сегодняшний выпуск. В следующий раз я расскажу о песенниках и секретах, а также о тех мифах, которые распространяли девочки о любви и сексе.

  • Иллюстрации взяты с сайтов:

    * http://savok.name/
    * http://www.swamp.ru
  • Tags: 1970, 1980, Мемуары, О Жизни, СССР
    Subscribe
    Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

    • 307 comments
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →