Галина Р. Иванкина. (zina_korzina) wrote,
Галина Р. Иванкина.
zina_korzina

Categories:

Бойтесь слабых! Или Карандышев, как социальный феномен.

Не так давно у sviridenkova мы обсуждали фильм «Жестокий романс», пьесу «Бесприданница» и в частности – Карандышева, как самого отрицательного героя повествования. Наверное, многие со мной согласятся, если я заявлю, что всё зло мира – от Карандышевых с их мнимой и тусклой порядочностью, с израненным самолюбием, с невыразимой слабостью и чудовищным желанием власти. Они готовы даже на преступление ради того, чтобы потешить свою затоптанную гордыню. Вот Генрих Гиммлер – типовой Карандышев, даже внешне похож на тот образ, какой всегда рисуют в наших книжках. Тихушник с невыраженным подбородком, с маленькими глазками за стёклами интеллигентских очков, аккуратные, почти дамские руки, узкие плечи, вялая фигура… Просто Гиммлер – это Карандышев, который сумел попасть в политический мэйнстрим 1920-х годов. А то бы точно также служил бы в каком-нибудь ведомстве, подсчитывал бы пфенниги, кушал бы колбаски и отбивал бы пяткой такт какого-нибудь старопрусского марша... Бойтесь слабых! Избегайте слабых! Ну да ладно, вернёмся к нашему герою.



Первое, что бросается в глаза – это чудовищная зависть Юлия Капитоныча. И надо же – назвали Юлий (Гай и Цезарь в придачу), а получился какой-то обмылок… Именно таким пацанам в детстве устраивают «тёмную», с ними никто не хочет дружить... Заметьте, Карандышев постоянно хочет сесть меж двух стульев – он делает вид, что презирает среду, в которой вращается ненавистный Паратов сотоварищи, но при этом делает всё, чтобы туда, в эту среду попасть. В фильме очень хорошо показано, как он тешит свою нищенскую лейбломанию – на бутылки с невыразимым пойлом ему приклеивают всяку-разную «фирму́». Карандышевы вообще очень чутки к самым разным брендам и трендам. Считая себя уникальными, они ни за что не станут противостоять «сильным» (или толпе) даже на уровне своих вкусов. Они всегда любят то, что предлагают сильные. Тайно или явно, но любят. Они не в состоянии предложить миру что-то своё, а людей с независимым нравом боятся и ненавидят. А, если подворачивается случай, то добивают.





Заметим – Карандышев влюбляется не в умную курсистку и не в чуткую медичку, а в первую красавицу города, в этакую куколку с гитарой, у которой, кроме осиного стана и милого голоска ничего нет. Особенно ума и денег. Но так уж случилось, что первые лица родного захолустья – у ног этой самой куколки. (Если бы в городе преобладали студенты с революционными настроениями, Карандышев постоянно отирался бы при них и был бы «рабом» какой-нибудь курящей нигилистки. А потом, когда девица пошла бы за за эдаким шалым бомбистом, Карандышев сдал бы всю тусовку Охранке). Тот факт, что Лариса ещё что-то там пытается щебетать о своей душе, никого не волнует, в том числе и Карандышева. Я бы сказала, в особенности – Карандышева. Для него главное – это колыхаться в местном мэйнстриме. В фильме, например, показателен эпизод с пистолетом – Карандышев хочет стрелять вслед за Паратовым и, понятное дело, терпит фиаско. Он слабак. Если бы в данной среде был бы популярен поэт-импровизатор, Карандышев кинулся бы судорожно рифмовать словеса, путаясь в ямбах и хореях.



Ему важно показать, что он – с Ларисой. Я больше чем уверена, что, если бы их свадьба всё-таки состоялась, Карандышев извёл бы жену бесконечными «презентациями», но при этом – устраивал бы ей чудовищные сцены ревности. Более того – он бы избивал её до полусмерти. Он бы ей постоянно мстил за свою ничтожность. Однако, скорее всего, Лариса была бы верна своему мужу. Она, как все яркие красавицы, состарилась бы годам к тридцати, её скромно-салонный талант увял бы, а сама она погрузилась бы в заботы о детях. Разумеется, толпа восхищённых поклонников поредела бы очень быстро. А что же муженёк? По мере того, как его жена теряла бы свою легендарную привлекательность, Карандышев охладевал бы к ней. Это стало бы причиной колоссального раздражения с его стороны - он ощутил бы себя обманутым. Именно Карандышевы склонны менять сорокалетних жён на вчерашних школьниц – им постоянно нужно доказывать себе и миру, что они могут, что они – на пике моды и на острие эпохи.



И вот ещё, что интересно. Недавно я прочла изумительную статью, повествующую о том, что многие молодые да семейные мужики нынче…меняют сексуальную ориентацию, чтобы стать ближе к бомондному стайлу. Типа, быть геем – это модно, а иной раз даже денежно. Мол, в какой-нибудь адвокатской среде легче протолкнуться, предложив свою кругленькую попку какому-нибудь бывалому «папику». Карандышевы хорошо ощущают конъюнктуру – они первыми отворачивались от вчерашних коллег-евреев в годы «борьбы с космополитизмом», они первыми затоваривались «Плейбоями» в конце 1980-х, они всегда первыми поворачивась, как флюгеры. Хотя нет, не первыми, вторыми – после сильного. После того, как Сергей Сергеич Паратов даст им команду. Кстати, современная офисно-корпоративная субкультура – это субкультура сплотившихся Карандышевых. Даже типажик среднестатистического менеджерёнка – очочки, гладкое личико, бегающие глазки, холёные бабьи ручки – всё это оттуда. И намеренно-небрежно сверкнувший Rolex («Маде ин Чина»), и пренебрежительно-покровительственный тон, и ещё много-много поддельных Паркеров, и отдых в Турции (хотя, говорилось, что на Ривьере), и завистливая ненависть к Сергею Сергеичу Паратову, который способен прокутить свою жизнь и не пожалеть об этом...
Tags: Кино, Литература, О Жизни
Subscribe
Buy for 300 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 328 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →