Галина Р. Иванкина. (zina_korzina) wrote,
Галина Р. Иванкина.
zina_korzina

Categories:

«Учат в школе - учат в школе - учат в шко-о-о-оле...» ©

  • По делу была вынуждена изучить подшивку материалов по педагогике 1980-х, но надо из всего делать праздник, он же постинг. Поэтому поговорим сегодня о нашей советской школе. Чем она была хороша и чем - откровенно говоря, не очень?

    ...В 1990-е годы советскую систему школьного образования было принято жёстко критиковать; сейчас авторы аналитических статей всё чаще констатируют, что она была не так уж и дурна. Пройдя увлечение западными методиками, новомодными технологиями и авторскими программами, общество поняло, что ничего лучше классно-урочной системы пока ещё не придумано. Во многих школах даже вводят специфическую школьную форму или определяют в своих уставах довольно-таки жёсткий дресс – код, нечто, вроде делового костюма. Говорить о советской школе, используя только чёрную или только белую «краску» – невозможно, так как будут правы и апологеты, и хулители. С одной стороны, школа в лице администрации и классного руководителя пыталась всемерно контролировать жизнь ученика. Директор школы и учителя, в свою очередь, были обязаны выполнять любые директивы, поступавшие «сверху» без права альтернативы. Килотонны отчётов и рескриптов по любому ничтожному поводу гасили инициативу на местах. «Пробить» что-то новое не представлялось возможным, разве что новация исходила от высокопоставленного чиновника. Предметы гуманитарного цикла были излишне политизированы, иностранные языки (за исключением специализированных школ) преподавались весьма посредственно. Так, большинство текстов в учебнике по английскому языку было посвящено быту некоей семьи Стоговых.



    С другой стороны, советская школа при всех её минусах, давала хорошее общее образование, подтягивала самых отстающих учеников до некоего среднего уровня. Тогда в печати часто высмеивались западные школьники, которые, живя, скажем, во Франции, не знали, кто такой Людовик XIV или путались в именах великих французских писателей. Тут же подчёркивалось, что в Советском Союзе даже самый ничтожный двоечник помнит имена императоров, поэтов и даты важнейших событий. И это было правдой – в СССР было невозможно увильнуть от «всеобщего среднего». Более того, в Советском Союзе на уровне пропаганды был настоящий культ учёбы. Это проявлялось даже в создании развлекательного детского кино – фильмы «Приключения Электроника» и «Гостья из будущего» показывали непреходящую ценность знаний, их необходимость для современного человека. Правда, чаще всего это преподносилось гораздо прямолинейнее: сегодня ты хорошо учишься, а завтра, овладев знаниями, будешь трудиться на благо общества. И ни слова – о самом человеке, о его личных потребностях. В статьях, посвящённых профориентации школьников, подчёркивалось, что личный вкус – это, конечно, хорошо, но есть и ещё более высокая планка – потребности общества в той или иной профессии.



    Постановление, касавшееся перестройки школьного образования гласило, что реформированная школа обязана «…обеспечить воспитание активных строителей коммунизма с высокими идейными и морально - политическими качествами, культурой труда и поведения». Все эти лозунговые принципы, к которым в 1980-х годах уже сложилось пренебрежительно-ироническое отношение, привели к тому, что после падения советской системы люди оказались и вовсе без моральных ориентиров. В 1990-е годы, когда стало принято всеми правдами и неправдами отмежёвываться от «совковых» понятий о жизни, люди кинулись в циничный бизнес, подразумевавший личную наживу, как единственную цель. Если в СССР призывали с детских дет думать об обществе, забывая себя, то в «лихое десятилетие» сделалось нормой помнить исключительно о своём кошельке, а уж окружающий мир – дело десятое! В начале 1990-х резко упал престиж высшего (и вообще – любого!) образования; полуграмотные «менеджеры» рулили фирмами-однодневками, а одним из главных критериев подбора персонала стала…«презентабельная внешность». Абстрактное «народное счастье», ради которого следовало овладевать знаниями, было заменено пропагандой личного успеха. Сейчас, правда, ведутся работы по «примирению» этих концепций и созданию принципиально новой модели поведения. Мол, и так плохо, и этак - хреново. Надо, чтобы и себе, и людям, и коммерсант и не без морали.



    Но вернёмся, однако, в 1980-е… Итак, на дворе весна 1984 года. Что характерно, реформа школы была провозглашена ровно за год до начала Перестройки. В многочисленных статьях писалось, что школьная система не то, чтобы зашла в тупик, но, увы, не отвечает требованиям современной жизни. В письме, обращённом в «Учительскую газету» за 1985 год есть такой призыв: «Отсечь отжившее, застарелое, ненужное. И…найти в себе силы выздороветь». «Выздороветь» предлагалось школе, учителям, самой системе. Чего же хотели реформаторы? Ну, помимо того, что вводить информатику и 11-летнюю систему обучения, было намечено много чего. Хотелось искоренять формализм и бороться с тупой отчётностью, прекращать практику завышения оценок ради процента успеваемости... В результате, как всегда, победила бумага. Отчёт по борьбе с отчётами. Как мы знаем, воз и ныне там. Уж и строй на дворе иной, и по ТВ вместо Зыкиной - Lady Gaga, а процентомания всё та же...Впрочем, и учителя всё те же. Хотя, конечно, современная школа не имеет практически никаких рычагов воздействия на ребёнка. С другой стороны, и учитель всегда может встать в позу Наполеона и объявить: «Скажите спасибо, я что тут за такие копейки вообще что-то делаю!»



    В СССР администрация учебного заведения, конечно же, обладала большой властью над учеником. Так, именно в стенах школы ребёнка принимали в октябрята и в пионеры. В комсомол можно было вступить и позже - в ПТУ или в техникуме, если по каким-то причинам подросток не удостаивался принятия в школьную ячейку ВЛКСМ. Если в октябрята принимали всех скопом, прямо в 1 классе, то вступление в пионерскую организацию надо было ещё заслужить. Вернее, приём в пионеры носил ступенчатый характер – сначала принимали активистов-отличников, потом – учеников поплоше, а под конец года – и совсем отстающих. Причём, очень часто эта очерёдность зависела от прихоти учителя, старавшегося в первую очередь выдвинуть своих любимцев. Хотя, конечно же, день приёма в пионеры всегда был радостный и запоминающийся. Вообще, для отличника школьная жизнь была почти безоблачной... Лично меня выбешивала «мораль», например, прославление трудовых подвигов ткачих (при условии, что все завидовали барменам Интуриста). Помню, как один мальчик написал в сочинении, что хочет быть барменом, ой, его так пропечатали.



  • Вообще, я поняла, что мне не нравилось в Советской системе. Не дефицит, нет. И не марксизм-ленинизм. А раздражала вот эта настырная пропаганда «хорошести» (в частности, девического целомудрия), истерично-радостной правильности... В первую очередь, это исходило именно от школы. Полагаю, что если бы этой дерзновенной «чистоты-светлоты» было бы чуть меньше, и мы бы сейчас были иными.

  • Картинки из букваря взяты с сайта: http://savok.name/
  • Tags: 1970, 1980, 1990, Мемуары, О Жизни, Педагогика, СССР, Школа
    Subscribe
    Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

    • 318 comments
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →