Галина Р. Иванкина. (zina_korzina) wrote,
Галина Р. Иванкина.
zina_korzina

Categories:

«Я чествую вас, сыновья дипломатов...» ©

  • В одном из трэдов возник разговор о «мажорах» времён Застоя и Перестройки. Можно ли их считать неформальным объединением, как это делают авторы всяких статей о той эпохе? Возможно ли сравнивать их с западными яппи 1980-х? Мне захотелось порассуждать на эту тему... Да и ещё - всем высокоморалам и романтикам с плохой памятью советую внимательно прочесть отрывки из публикаций тех лет. Там много чего интересного по поводу «светлых & чистых идеалов».

  • Считать «мажоров», детей высокопоставленных и обеспеченных сов.служащих, одним из видов неформальной молодёжи можно только с большой натяжкой, хотя бы потому, что у них не было никакой общей «идеологии». Если, конечно, не считать таковой «идеологию иждивенчества и потребления», как писали тогда в газетах. Кроме того, неформал - это всегда протест против Системы или против поколения родителей. А мажорам это было совсем не нужно, и дальше мы увидим - почему... Другое название «мажоров» - «хайлайфисты» (от 'high life' – высший свет, бомонд). Было и ещё одно наименование, не прижившееся в СССР, но имевшее хождение в ГДР, в Болгарии и других странах народной демократии – «попперы». Это название происходило не то от 'pop-music', не то от 'popper' – заклёпка для одежды. Феномен «золотой» молодёжи, в принципе, характерен для любого общественного строя и везде эта «элитная поросль» вызывала недобрые чувства со стороны общества. Другое дело, что в Советском Союзе само её наличие было чем-то, вроде «ошибки в расчётах», ибо в стране, которая семимильными шагами шла к построению Коммунизма наличие юных циников-потребителей казалась досадным нонсенсом.


  • Страницы из каталога ювелирных изделий и бижутерии. 1987 год.
  • Вопль зависти. Журнал «Работница». 1986 год.
  • Ответная реакция. Журнал «Работница». 1987 год.

    «Хайлайфисты»-«мажоры» являлись апологетами красивой жизни, хотя нельзя сказать, что они были безнадежные лентяи и тунеядцы - очень часто эти молодые люди отлично учились, занимались спортом, иностранными языками. Они могли быть эрудированными, подтянутыми и активными, но при этом все их интересы крутились вокруг понятия «престиж». Основой их стиля было именно статусное потребление – приобретение вещей или услуг, выделяющих человека из толпы. Многие «мажоры» и «мажорки» занимались теннисом, аэробикой, горнолыжным спортом, плаванием. Однако они посещали именно те бассейны, в которые было очень трудно достать абонемент. Не просто плавать, а в «элитном» месте. Спектакли, выставки и концерты, на которые ходил «мажор», тоже должны были отвечать вышеозначенному требованию. Причём, это могло быть не только выступление модного поп-идола, но и гастроли знаменитого скрипача.


    Тут оказывался важен именно факт «дефицитности», модности, общеизвестности. Хотя, некоторые умели выделяться своими интересами и вместо «модного» любили «особенное». В «мажорных» кругах было принято «любить» поэтов Серебряного века, импрессионистов, экзистенциалистов. Но, если ты увлекаешься рококо и конструктивизмом, это тоже годилось. Изюминка. Также было принято разговаривать между собой английском языке и небрежно произносить наименования крупнейших мировых фирм… Именно вот эта небрежность и была их отличительным знаком – можно было иметь фирменные «шмотки», знать все новейшие альбомы модных групп, но при этом не вписываться в «мажорную» среду из-за своего неумения относиться к благам чуть-чуть презрительно, как к обыденному факту своей биографии.


  • Чек Внешпосылторга - без них в компании «мажоров» делать было нечего...

    Настоящий «мажор» никогда не показывал, что вещь или билет на спектакль достались ему (или его родителям) с большим трудом. В его мире всё происходило непринуждённо и без проблем. Вместе с тем, ребёнок большого начальника (или крупного учёного), не имевший доступа к особым материальным благам, также не считался «мажором». Во все времена были строгие богачи, запрещавшие своим отпрыскам бахвалиться отцовскими заслугами и деньгами. Со стороны казалось, что «мажоры» были ориентированы на буржуазные ценности. Да. Их прельщала внешняя привлекательность капиталистического мира с его культом красивого потребления. Но это только на первый взгляд. «Мажоры» были ярким порождением именно «распределительной» системы социализма, при которой блага «хай-лайфа» принадлежали горстке людей, имеющих доступ к «кормушке». Элитный отпрыск мог сколько угодно восхищаться американскими воротилами и представлять себя неким боссом, восседающим на сотом этаже небоскрёба. В отличие от предприимчивых западных яппи, с которыми их почему-то часто сравнивают, «мажоры» вовсе не собирались пробивать себе дорогу к успеху – за них всё делали влиятельные родители. Ю.Шевчук пел:

    «Я чествую вас, сыновья дипломатов,
    юристов, министров и профессоров,
    разжиревших актрис, журналистов-магнатов,
    многотомных поэтов и супер - певцов»
    По улице чешут мальчики-мажоры
    Раскройте рты, сорвите уборы
    На папиных 'Волгах' мальчики-мажоры».



  • Письма в редакцию. Журнал «Работница». 1987 г.
  • Фото из каталога Внешпосылторга. 1987/1988 гг.

    Изменение отцовского статуса мгновенно сказывалось на положении мальчика-«мажора». Яппи был изначально самостоятелен, все его удачи – это личный вклад в копилку успеха. «Мажор», напротив, не мыслил себя без властной папиной «руки». Вот строки из типичнейшего письма в редакцию. «…Володя – «везунчик», как его зовут в нашем классе. Единственный ребёнок в семье. Папа – начальник. Мама не работает, готовит вкусную еду и устраивает Володю то к учителю по музыке, то к тренеру по теннису, то к преподавателям, готовящим в ВУЗы. Конечно, Володя лучше всех в нашем классе говорит по-английски, лучше всех танцует, лучше всех одевается. И может себе позволить всё, что угодно». «Мажор» - это, прежде всего, сын Такого-То, а потом уже - человекоединица. Причём, скорее всего, это сын людей, которые в своё время, что называется, натерпелись. И в этом основная суть! Родители большинства хайлайфистов в юные лета обитали в общагах и почитали за счастье купить себе новый костюм... Далее девушка рассказывает дикую историю о том, как Володя попросил не вызывать его к доске и пообещал заплатить учителю за эту милую услугу. (Надо отметить, что подобная ситуация обыгрывается и в фильме «Соблазн» (1987)). И вот это словечко - «везунчик»... Можно ли называть так яппи, успешного молодого человека? Вряд ли. Трудоголик, деляга, проныра - ну что угодно, только не везунчик.


  • Фото из каталога Внешпосылторга. 1987/1988 гг.

    «Конечно, мы потеряли к Володе всякое уважение после этого. Но ему наше уважение и не нужно. Ведь у него своя компания таких же «сынков» и «дочек». Они уже заранее знают, в какой институт поступят, на какую должность потом устроятся работать». То есть налицо было социальное иждивенчество «мажора», его изначальная нацеленность на «тёплое место». При капитализме с его жесточайшей конкуренцией так называемый «блат» не имеет практически никакого значения. На должность, скорее, возьмут креативного человека «с улицы», нежели расхлябанного сынка большого начальника. Дело, прибыль, результат – важнее «дружбы» и прочих кулуарно-личных отношений. Именно поэтому типовые «мажоры» только проиграли от изменений, произошедших в стране. Кроме того, наметившаяся в середине 1980-х открытость общества также пошатнула могущество «золотых» советских мальчиков – теперь всё труднее было выделиться при помощи фирменных штанов и новейших записей. Все эти вещи постепенно переставали быть товарами дефицитного, престижного потребления.


  • На фоне товарного дефицита 1980-х «мажоры» выделялись, прежде всего возможностью иметь.

    Общество в целом относилось к «мажорам» с нескрываемой антипатией. Зачастую никто не хотел видеть их достоинств, если таковые имелись. Многим казалось, что даже успехи в английском языке или в теннисе тоже «незаслуженные», а сделаны,...благодаря папам. Кино-образы элитных деток также наводят на мысль о всеобщей нелюбви к «мажорной» среде. В знаковых фильмах эпохи «Соблазн», «Дорогая Елена Сергеевна», «Публикация», «Меня зовут Арлекино», «Авария – дочь мента» именно мальчики-«мажоры» показаны, как несомненное зло. Более того, в отличие от остальных неформалов, «мажоры» рассматривались, как сугубо антиперестрочная сила, как некий арьергард молодёжи, нео-мещане. В этом была своя доля истины. Во-первых, «мажорам» было попросту выгодно жить в условиях «застойной» системы распределения благ, когда престижные вещи и услуги сосредоточены в руках высокопоставленных отцов. Во-вторых, родители большинства «мажоров» принадлежали к советской элите (партработники, чиновники различных ведомств, вузовские деканы), чья карьера могла измениться в худшую сторону, что, по сути, и произошло в 1990-е годы. Активные бедняки, парвеню отпинали наивных «мажоров», считавших, что чеки Внешпосылторга растут на деревьях...


  • Любимый журнал 'BRAVO'. 1985 г.

  • Вообще же, классические мажоры были, скорее, дружелюбны, чем надменны. И скорее равнодушны, чем злы. Люди, у которых изначально всё есть, злыми не бывают по определению и сволота, изображённая в вышеназванных фильмах - это гротеск, исключение из общего правила. Мажоры никогда не участвовали в бойкотах и травлях, у них была своя компания - не в классе, так в спортшколе, в художке, в танцклассе. Да, как правило, они не лебезили перед учителями и не произносили дурацкую фразу: «Страшнее всего равнодушие!» Потому что страшнее всего не оно, а зависть.
  • Tags: 1980, О Жизни, СССР
    Subscribe
    Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

    • 178 comments
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →