Галина Р. Иванкина. (zina_korzina) wrote,
Галина Р. Иванкина.
zina_korzina

Categories:

«Фюреры с Фонтанки» и другие диковинные персонажи.

  • В связи с разговором о неформальных тусовках 1980-х, который состоялся несколько дней назад, вспомнились такие диковинные персонажи, как советские... «фашисты» («фашики», «нацики»). Эта тусовка, в отличие от других, была крайне немногочисленной и, можно сказать, локальной. Небольшие группки «фашистов» были замечены в прибалтийских республиках, а также в нескольких крупных городах СССР – в частности, в Москве, в Ленинграде, в Львове. Сведения о социальном составе этих групп крайне противоречивы. Так, одни исследователи утверждают, что типовой «фашик» - это юный маргинал – ПТУ-шник из неблагополучной семьи, тогда как их оппоненты полагают, что основную массу поклонников Гитлера составляли, как раз, отличники из «мажорной» среды. Думается, что верны оба варианта, ибо «неблагополучному» ПТУ-шнику было нечего терять в силу и без того низкого положения, а отличники-«мажоры» «выпендривались» за спинами влиятельных пап и тоже ничего не боялись. Мол, идеалы элитарности всегда стоят рядом с идеологией расовой исключительности.


  • В виду отсутствия тематических иллюстраций, придётся смотреть кадры из фильмов...
  • Так рисовали эсэсовских девушек создатели фильма «Щит и меч».

    Стоит сразу отметить, что «фашисты» не имели ничего общего с праворадикальным Обществом «Память», которое проповедовало черносотенно-монархические идеи, представляя в качестве идеалов не А.Гитлера и Б.Муссолини, а царей-охранителей Николая I и Александра III. Основу идеологии «памятников» составляло триединство «Православие, самодержавие, народность», и вряд ли русофилы-чернорубашечники нашли бы общий язык с поклонниками Третьего Рейха. «Фашисты» считали себя апологетами германского фюрера, причём даже не столько самих его идей, сколько внешнего их оформления. Идейных наци среди них практически не было – всё вертелось вокруг пресловутой эстетики Третьего Рейха, но не реальной, а созданной талантами советских кино-мастеров. Известный писатель М.Веллер, исследовавший природу этого «увлечения», писал: «На хрониках мы видим, если говорить о бонзах, дурно сложенных, обмятых, неавантажных мужчин. И все чем-то больны, озабочены, усталы. В нашем кино: отутюженная форма, подогнанная студийным модельером, выправка и движения профессионального актера, выпирающий из всех швов нордический характер, беспощадность и экспрессия. Вот это символ! Вот это фашизм!» Реальная гитлеровская Германия была, скорее, скучной, нежели привлекательно-зловещей.



  • Я нахожу, что С.Любшин, если его выкрасить, будет чем-то похож на Э.Хартманна.

    Считается, что громадную роль в формировании отечественного «наци-стиля» сыграл фильм Т.Лиозновой «Семнадцать мгновений весны» (1973). Ни для кого не было секретом, что после каждого просмотра дети и подростки принимались играть в «Мюллера – Штирлица»: мастерили себе «аусвайсы» и приветствовали друг друга характерным вскидыванием рук. Для некоторых ребят эта игра затянулась и превратилась в серьёзное увлечение. Разумеется, что тут «виноват» не только Максим Максимович Исаев и его чёрная форма. В конце 1980-х было принято считать, что причина - в недостатках патриотического воспитания. Мол, в 1970-1980-х годах оно всё больше скатывалось в обязаловку и формализм. Разумеется, трескучие речи вытеснили живое слово о войне, а восхищение подвигом сделалось дежурно-общеобязательным.

    На этом фоне при отсутствии должного воспитания дома, действительно возникало равнодушие, а то и протест. Однако стоит заметить, что если бы дело было именно в плохом воспитании, то «фашиков» было бы куда больше. Повторюсь - это было очень редкое увлечение. Вот строки из газетной статьи 1987 года «Штандартенфюрер с Малой Охты».«Формализм, фальшь, показуха, бездуховность в этой работе породили не только вещизм, иждивенчество, общественную пассивность и другие негативные явления в молодежной среде. Как своеобразный рецидив этих просчетов, особенно в области индивидуального воспитания, следует рассматривать и проявления фашистского толка среди подростков, а порой и молодежи более старшего возраста». Заметим, что такие неплохие штуки, как вещизм и общественный пофигизм свалены в общую кучу с фашизмом. Увы, именно так строились многие пропагандистские тексты тех лет.


  • А вот мой нежно-любимый В.Стржельчик (слева с девушкой) очень хорош в виде фашиста.
    Зачем он в пяти фильмах (!) играл Николая I?! Испортил всего царя. Лучше бы фашистов, фашистов..!


    Подростково-юношеский «фашизм» 1980-х - это, в первую очередь, своеобразное стремление к «запретному плоду».. Нередко «фашиками» становились вовсе не разбитные пацаны и уличные девчонки, а правофланговые отличники - «ботаники». Устав от навязанной им правильности (в том числе и идеологической), они стремились бросить вызов всему миру. За этим стояло неукротимое желание «быть плохим», причём плохим настолько, чтобы все окружающие пребывали в глубоком шоке, а быть панками или металлистами им не хотелось по каким-то личным причинам. Некоторых попросту не привлекали «типовые» запретные плоды. (К примеру я слушала по ночам Би-Би-Си и считала, что я совершаю такое-этакое, запретное-сверхзапретное!) М.Веллер пытается объяснить, что для многих «фашиков» это была ещё и защитная маска, броня, нечто, вроде агрессивного окраса, который имеют некоторые вполне безобидные зверушки: «Прибегают к символу фашизма для усиления роли, которую на себя взяли. Символ в данной связи наиболее сильный и стилистически яркий. Римский легионер или чекист в расстрельном подвале - это менее выразительно. ‘Я - супермен - суперзверь, всем ужасаться!’»


  • А сколько харизматичных актёров носило фашистскую форму в кино...

    ...О «советских фашистах» известно было очень мало – писать о них не рекомендовалось, ведь это не укладывалось в общую идеологическую концепцию воспитания молодёжи. Фашисты, поклонники Гитлера, согласно советской доктрине могли существовать только на растленном Западе наряду с дельцами, светскими бездельниками и «распоясавшейся военщиной». За несколько лет прошло не более десятка публикаций, причём широко известны всего две. Это были статьи, посвящённые питерским «наци»: «Штандартенфюрер с Малой Охты» и «Фюреры с Фонтанки». Зато в доперестроечную эпоху не было недостатка в шокирующих слухах. То и дело в подростковой и юношеской среде возникала информация о существовании молодёжных групп, носящих свастики и справляющих день рождения Гитлера. Считалось, что «фашики» бреют себе виски и носят белые рубашки с чёрными галстуками, а также чёрные брюки, заправленные в офицерские сапоги. То есть типовой образ «сов. нациста» радикальным образом отличался от западного скинхэда, одетого в узкие джинсы с подтяжками, в армейские ботинки и в футболку фирмы ‘Lonsdale’.


  • Только не надо опять про Хьюгу Босса, ладно?

    Почему вдруг такое разночтение? От незнания? Вряд ли, ибо даже в...дамском журнале «Работница» время от времени печатались статьи о западных скинхэдах. Однако местные «пруссаки» копировали вовсе не своих западных соратников, а…типового киношного эсэсовца. Да и цели у тамошних скинов резко отличались от забот и чаяний питерских, московских или прибалтийских «партайгеноссе»… Несмотря на то, что «фашики» не устраивали массовых погромов или иных масштабных вылазок, молва приписывала им всевозможные преступления, вроде планов по взрыву Мавзолея В.И.Ленина. Действительность была, конечно же, гораздо «скромнее». В 1979-1982 гг. группка молодёжи со свастиками устраивала нечто, вроде манифестаций, посвящённых дню рождения Гитлера. На эти выходки общество отреагировало, разумеется, негативно, но дело было, по сути, замято, ибо поговаривали, что в праздновании оказались замечены отпрыски из солидных семейств.


  • Зачем их выкрасили?

    Д.Громов, исследователь молодёжных неформальных групп, отмечает: «Восприятие неофашистов в советском обществе строится по принципу демонизации «иных». Общим местом для практически всех мифологий является дихотомическое разделение на «своих» и «чужих, иных»; по такому же принципу разделяется и мифологизированное пространство – в нем выделяется «своё» (обжитое пространство) и «иномирье» (пространство за пределами обжитого). Согласно логике формирования мифологических представлений, «иные» и «иномирье» наделяются чертами, противоположными чертам «своих». Другое дело, что за статьями «Штандартенфюрер с Малой Охты» и «Фюреры с Фонтанки» стояла реальная обеспокоенность сложившимся положением дел. Так, в конце 1987 – в начале 1988 года в Ленинграде и его окрестностях был раскрыт ряд преступлений, совершённых молодёжью, одетой в маскарадную эсэсовскую форму. Но сначала были просто посиделки, нечто, вроде современных ролевых игр: «Передо мной пачка фотографий, сделанных кем-то из членов группы во время одного из таких застолий. Подтянутые, с косыми челками мальчики со свастиками на рукавах переделанной пэтэушной формы, с чёрными, украшенными черепом с костями галстуками. Улыбающиеся им пухленькие белокурые девочки...»

  • Куда же потом делись «нацики»? Одни из них растворились в новообразованных праворадикальных партиях и группках, а другие просто «переросли» своё увлечение Штирлицем…
  • Tags: Кино, О Жизни, Пруссачество, СССР, Тоталитарный Гламур
    Subscribe
    Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

    • 153 comments
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →