Галина Р. Иванкина. (zina_korzina) wrote,
Галина Р. Иванкина.
zina_korzina

Categories:

Только десять.

  • Представьте себе ситуацию, что Вас забрасывают на необитаемый остров или, скажем, на Марс и у Вас есть возможность взять с собой только 10 фильмов. Срок пребывания на острове или на отдалённой планете - не так важен. Просто энное количество времени у Вас не будет возможности сменить «видеоряд». Только эти 10 фильмов... У каждого из нас есть любимые фильмы, причём они условно делятся на два типа - «хлеб» и «деликатес», то есть киношки, которые мы можем смотреть с любого места и всегда с большим удовольствием и кино-откровения, с коими связаны высокие переживания, катарсисы и прочие биения сердца.

    К первым относятся фильмы из набора под названием «народное кино»; ко вторым - чаще всего шедевры мирового экрана, деликатесные кино-блюда, которые можно кушать редко и в особом настроении. Понятное дело, что большинство взяло бы с собой именно «хлеб», который не надоедает, в принципе. Я назову свои 10 фильмов, а Вы в комментариях - свои. Да - если фильм состоит из нескольких частей, как, например, «Властелин колец», то называйте его целиком, как сериал. Не разбивать же на части. Хотя, можете и разбивать, если для Вас части неравны по качеству.



  • 1. «Анжелика».

    Она - красавица, обольстительница и вообще - Мишель Мерсье. Её любят все мужчины и даже король Франции Людовик XIV, который по жизни (то есть на самом деле) обожал совершенно иной тип женщин - потолще в талии и посерьёзнее лицом. Она бегает по мостовым Парижа, возлежит на атласных простынях, соревнуется со всевозможными восточными сатрапами в уме и силе, а также скачет, продаёт шоколад и любит каждого, как первого и единственного. Честная девушка, она не даёт ни одного поцелуя без любви, поэтому султану и королю она сопротивляется, как партизанка - фрицам. Не любит ибо. У неё много врагов и все они - всесильны. Король Франции поручает ей такое, чего в реальности он не поручил бы даже самому себе. Её наряды - безграмотно-прекрасны, а подводка чарующих глаз напоминает нам об эпохе твиста и яблонь на Марсе. Но, тем не менее, она чудесна - Маркиза Ангелов, женщина-виньетка, женщина-восторг.

  • 2. «Афоня».

    Итак, вторым номером у нас судьба сантехника в эпоху Застоя. Он «...хату покинул, пошёл воевать» починять. И город с его огнями, соблазнами и крупными девушками, танцующими энергичные танцы, замелькал, как в калейдоскопе... Городские отношения столь зыбки и обманчивы, а Девушка-Мечта, милостиво позволившая поставить себе краденую иноземную мойку, на деле оказалась подругой какого-то мажора. Остаётся одно - уход в нирвану под руководством опытного Федула, а кто-то в доме напротив тягает бесполезно-каждодневную штангу в поисках гармонии. А женщины ревнуют, злятся и спускают с лестницы случайных, но очень близких друзей. И только усталый дамский джаз-банд, поющий в суровом миноре «Милый чо, да милый чо?» играет отбой. Но тут появляется Она, которая всегда там, где трудно - нелюбимая, но уютная, потому и единственная...



  • 3. «Любовь и голуби».

    Дерёвня. То есть, простите, деревня. Пейзанская комедия, почти пастораль, как пастушок оставил пастушку ради другой пастушки (только крашенной), а потом вернулся. А как та завлекала его уфологией и филиппинской медициной, а ещё не позволяла есть пошлый хлебушек (который вообще отрава) и давала слушать Массне! Победили голуби! Потому что всё завертелось по пьянке, то есть из-за коварств Бахуса, который делает Венеру такой неразборчивой! А жизнь прекрасна и, что характерно, полна до краёв, да только День Взятия Бастилии опять впустую прошёл. Беги, дядь Мить!

  • 4. «Место встречи изменить нельзя».

    Лучшее у Говорухина. Если бы он вообще ничего больше не снял, он бы получил своё право на Бессмертие. Лучшее о милиции. Лучшее о послевоенной эпохе... И, скорее всего, лучшее у Высоцкого. Молодые люди, ничего не понимающие в его песнях и в его надрывном хрипе «о главном», тем не менее, знают и понимают Глеба Жеглова. Высоцкий-певец уже никому не интересен, Высоцкий-Жеглов будет жить вечно, пока люди включают телевизор. И лучшее - у Ларисы Удовиченко. Гениальная Манька-Облигация с растрёпанным перманентом в ярком - скорее всего - трофейном платье... Каждый раз страшно - вдруг расколют Шарапова? А милосердие — поповское слово потому что что вор должен сидеть в тюрьме.



  • 5. «Служебный роман».

    История последнего чувства накануне зимы. Тогда зима наступала лет в 35-38. Теперь она может не наступать вообще. Потом у Новосельцевых будет уже три мальчика, а пока секретарша Верочка пересказывает сплетни, курит 'Marlboro' и учит Людмилу Прокофьевну понятию «комбинаторность». Девочки красятся и продают колготки, а потом бегают мимо похотливого Бубликова, который «...умер, а потом....не умер...». Главная задача - донести бронзовую лошадь с крыльями и надёжно спрятать, чтобы юбиляр не обрадовался раньше времени. (Это животное долго ждало своего часа, потому что в своё время его так не купил Семён Семёныч Горбунков, который так и спросил, помнится: «А у вас нет точно такого же, только без крыльев?». Оно-оно. Точно). Шурочка собирает по 50 копеек на Машу Селезнёву. Назойливая Оленька добавляет тёртое яблочко.

    6. «Жестокий романс».

    Вольная, но остроумно-очаровательная фантазия Эльдара нашего Рязанова по теме, заданной бытописателем купеческого бытия - господином А.Н.Островским. Лариса Дмитриевна в платьях с фестончиками по моде 1878 года, поёт, рыдая, стихи Ахмадулиной и Цветаевой, а РежиссёрЪ - ДержавникЪ в белом костюме завлекает девушку киплинговским шмелём. Много цыган, воды и шляпок. ДержавникЪ танцует в белой шляпе. Он всегда и везде (где можно) будет потом танцевать в белой шляпе. Рязанов верен себе и своим, персональным актёрам. Алиса Бруновна из начальственной мымры превращается в хитромудрую мамочку, а Андрей Васильвич из офисного тихушника Новосельцева...плавно перетекает в самого себя, даже очки на месте. Старая, довоенная «Бесприданница» с её набором соцреализмовских масок меркнет и линяет. Купцы мечут орлянку. Пора ехать в Париж на Выставку - смотреть паровозы.



    7. Захаровские «12 стульев».

    Цинично-ранимый Остап с подведёнными театральными глазами и затурканный Киса с провинциальным говором. В отличие от Гайдая, который всегда ставит самого себя, Захаров поставил Ильфа и Петрова. Павильонная съёмка, но нет ощущения тесноты. Миронов томно кидает Любу Полищук - всю в лентах и шелках. Жена русского гения в роли мадам Грицацуевой - танцует шимми. Это конгениально, Киса. «А, впрочем, для здоровия полезны холода...!» Звезда «Юноны и Авось» Елена Шанина (тогда на этот спектакль ломилась вся Москва) - в роли Эллочки-Людоедки.

    8. «Звезда пленительного счастья».

    Красивый, стройный и нервный Николай Павлович (с голосом Шерлока Холмса) противостоит банде путчистов, кои вооружены неясно-подлыми но красивыми целями. Особо выделяется один, особо красивый и особо подонистый - Иванушка Анненков - смесь Ивана-Царевича с Иванушкой-Дурачком, этакая смешанная ипостась, воплощённая в герое Игоря Костолевского. Любовь Иванушки-дурачка/царевича к иноземной портнихе, которая пренебрегла им, когда тот был в эполетах и отдала всё, когда тот оказался в кандалах. Жёны декабристов - гораздо честнее и порядочнее самих декабристов. Декабристы нагадили и разбудили Герцена, жёны поехали их утешать. Тонкий и злой Николай Павлович, как волчок, выглядывает из-за портьеры - его только что хотели извести. Вместе с волчицей и волчатами. Но Герцен-то уже разбужен. Волчонку кирдык.



    7. Сериал «Гордость и предубеждение». 1995 года.

    Пять упитанных сестёр Беннет живут в ожидании простого бабьего Счастья. На дворе конец XVIII века, хотя большинство полагает, что начало XIX-го, но сие не так уж важно. Сёстры Беннет носят платья с завышенной талией, жакетики-спенсеры и немудрёные причёски. На горизонте - шикарный мистер Дарси в виде актёра Колина Ферта. Денди в деревне. Знакомо. Уж не спёрло ли Наше Всё кой-чего у Джейн Остен? Но, в отличие от, тамошний денди всё-таки женится, хотя и кочевряжится поначалу. Тихое, неспешное и поучительное повествование с приятными актёрами. Журчит фоном, как музыка-для-медитаций. Версия же 2005 года с угловатой и какой-то джинсово-миниюбочной Кирой Найтли совершенно не порадовала. Потому что такая мисс Беннет в конце осьмнадцатого века распугала бы своими манерами всё быдло в округе, а денди с горя подались бы в хиппи...

    10. «Москва-Кассиопея» и «Отроки во Вселенной».

    Дети в Космосе. Белка-Стрелка-Гагарин-женщина... Пора запускать пионеров. Академики чешут плеши и хвастаются перед иностранцами портативным смыслоуловителем. Много символов - перст, обращённый в направлении Космоса. Туда! Но. Не ходи дальше, а то упрёшься в небо. Самое изумительное - даже не сам полёт, а моделирование помещений и - пространств. Виртуальная реальность? Дети уничтожают цивилизацию роботов и летят домой. Когда они вернутся, на Земле будет другой общественный строй, - о них, собственно, вообще забудут. Или поймают и насильно осчастливят. Жалко девочек - их мальчики слишком суровы, кроме хулигана, который взламывал мозги роботов своими мыслеформами...
  • Tags: Кино, О Жизни, Опросы
    Subscribe
    Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

    • 209 comments
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →