Галина Р. Иванкина. (zina_korzina) wrote,
Галина Р. Иванкина.
zina_korzina

Categories:

1991.

  • Сейчас многие политологи, социологи и просто болтуны в блогах вспоминают 20-летие августовских событий 1991 года. Так, журнал «Огонёк» отметился статьёй «Путч в никуда», а в одном из ЖЖ-ных трэдов кто-то сдуру дал ссылку на старую, но забористо-ядрёную статью под названием... Сидите на стуле? Сядьте покрепче! «ГКЧП - декабристы XX века?» Не верите? Тыц! Выходит, что Горбачёв - Александр I, а Ельцин - с позволения сказать, Николай?! Товарищи, даже полит-фантазия должна быть дозированной. В общем, так или иначе, люди опять занялись написанием сочинений на школьную тему «Как я провёл лето». Лето 1991-го. Лично я работала. И в ночь с 20 на 21 августа тоже работала - на междугородной телефонной станции (не в охране же...) Нам даже сказали, что неизвестно, что с нами всеми будет утром и на всякий случай попросили не подходить к окнам, а особенно - не заходить на верхние этажи здания. Что характерно, в ту ночь абоненты звонили мало, а бригадир совершенно спокойно заявила: «Ну вот, Перестройка и закончилась».



    Две молодые девицы на полном серьёзе расстроились, что «слишком громко» вышли из ВЛКСМ и теперь их ждут неминуемые кары. Напуганные позднеперестроечной прессой о ГУЛАГе и бериевщине, девицы полагали, что их ждут расправы за предательство. Звучало и убедительно-оправдательное: «Лично я просто устала платить взносы. Ничего политического!» Я, как человек аполитичный и живущий в предложенных обстоятельствах, просто смотрела на. Было весьма интересно. Ещё с утра в перед входами в метро клубился народ, кричали что-то типа:«Мы вместе! Они нам уже ничего не сделают!» (Тогда было много пафоса). Кто-то собирал людей под свои плакаты, все орали и куда-то передвигались. В других местах, как говорят, всё было тихо и даже - слишком тихо. Также вспоминают, что в эти дни не работал знаменитый Рижский рынок - точка, снабжающая население французскими духами...польского производства, кооперативными варёнками и ещё каким-нибудь палёным 'Adidas'-ом. По ТВ фуговало несчастное «Лебединое озеро», ставшее с тех пор символом тоталитаризма и реакции. Постоянно передавали обращение членов этого самого ГКЧП - Государственного комитета по чрезвычайному положению.

    Поразил их главный - Янаев, малосимпатичный человек с трясущимися руками. Остальные тоже были какие-то мятые и перепуганные. Почему-то тогда подумалось, что народ их всех не поддержит из...эстетических соображений. Они были слишком похожи на типовых партийных чинуш, запрещавших и не пущавших, но от души парящихся в элитно-закрытых баньках. И ещё потому что в тот момент никому не хотелось обратно в СССР. Многие были внутренне готовы, и даже как-то примирились, что джинсы опять будут в дефиците, а какая-нибудь Paula Abdul - раз в год в программе «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады». Но никто не хотел, вот правда. После того, как все натанцевались Ламбаду и насмотрелись конкурсов красоты с ныне забытыми Юлями Сухановыми? Ну только не Совок! Всем нравилось жить в обновлённом обществе, спокойно покупать книги Платонова и всякую там «Анжелику», думать о том, что ещё чуть-чуть и будёт всё, как в Америке. И даже лучше, потому что у нас есть Духовность и Дорога к Храму, которую нам расчистили мэтры, вроде того режиссёра, который честно объявил, что «Так жить нельзя!» Вот и теперь с ихней Paul-ой Abdul да с нашим Платоновым - это и будет тот самый Эдем. Или даже так - ЭдемЪ. Ибо так - ещё духовнее.



    А тут несимпатичный Янаев с карикатурными соратниками хочет затащить всех обратно в оставленный и многажды оплёванный Совок. А говорили-то они здравые вещи - не допустить развала страны и так далее. Но кто их стал бы тогда и - таких - слушать? Да. Тогда многие боялись. У меня одна приятельница-истеричка срочно взяла отгулы и забарикадировалась на даче с тонной кофея и приёмником, ловящим «вражьи голоса». Девушка двое суток пила кофе и слушала Америку с Би-Би-Си, истерила и говорила, что теперь всех посадят! Хотя, сама она вообще была вне какой бы то ни было политики и даже не держала «точку» со шмотьём на Рижском рынке. Чего было бояться? Но увы - запугали чувствительных дев огоньковскими откровениями. Другие - бежали бороться, чтоб уж недаром. Кто сейчас помнит имена погибших у Белого Дома? Вы помните фамилии Усов, Комарь и Кричевский? Лично мне понадобилось залезть в поисковую систему, чтобы вспомнить. А тогда, после провала Путча, говорили, что эти имена будут навечно в памяти народной. Именно так - с пафосом, доставшимся в наследство от исчезнувшей империи.

    И 21 августа, когда вся эта недо-революция была подавлена, все ощущали страшное облегчение - всё в порядке, Совок No pasarán, джинсы будут, Америка - наш друг...! Но прошло два года и многие из защитников Белого Дома-91 кинулись в иную крайность, но снова - к Белому Дому. Сначала - за Ельцина, потом - против Ельцина. Потому что всё как-то резко разонравилось. Совок по-прежнему был ненавистен, он ещё не стал Потерянным Раем с Алисой Селезнёвой и яблонями на Марсе, но и новорусская вольница с гыгыкающими брателлами тоже как-то не того... Нет-нет, все жили и даже весело жили. Потому что было много западного музона и модных шмоток, книжек на все случаи бытия и вот эти «Сникерсы» в каждой палатке. Это сейчас мы говорим, что они дрянь-дрянь и даже - дрянь10, а тогда кушали. А брателлы устраивали стрелки, а главы холдингов взрывались по своим Мерседесам и виллам. И мы приговаривали: «А что лучше, если бы победил ГКЧП? Тогда уж точно всем ГУЛАГ, а так - просто стреляют пацанчики... Да и не в нас, а так, сами в себя»...
  • Tags: 1990, Мемуары, О Жизни, СССР
    Subscribe
    Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

    • 137 comments
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →