Галина Р. Иванкина. (zina_korzina) wrote,
Галина Р. Иванкина.
zina_korzina

Categories:

«Красивое имя, высокая честь...»

  • ...Две старушки запредельно-благостного возраста, когда женщина бывает либо «каргой», либо «одуванчиком», выходили из монастыря близ Таганки и одна из этих почтенных дам, видимо, продолжив начатый разговор, сказала: «Да, и мы всем классом хотели бежать воевать в Испанию...!» Потом их разговор плавно перетёк в ностальгический сталинизм - ароматы «Красной Москвы» окончательно смешались с запахом ладана, а крестный ход обернулся парадом активисток ОСОАВИАХИМа... Испания - вот ключевое слово. Как известно, в советской традиции Агитпропа, были страны любимые и - нелюбимые. Так, Франция, страна Д`Артаньяна, Мопассана и Фан-Фан Тюльпана признавалась более-менее «своей» и было даже удивительно, что там до сих пор нет развитого социализма. Англию полагалось любить как-то с оговорками - страну Робин Гуда и Ричарда Львиное Сердце - вполне можно (романтика, борьба, честь & верность) - и дачный лес в Малых Вязёмах тут же превращался в Шервудский лес.


  • Д.Веласкес. «Севильский продавец воды».
  • «Благочестивая Марта».

    С Америкой - та же история. Далёкая и опасная страна ковбойцев с индейцами (или индеев с ковбоями) была почти своей, а если подселить туда Тома Сойера с Геком Финном, то и вовсе жить можно. Германия не нравилась как-то принципиально - то ли из-за последних двух войн, то ли из-за того, что до революции немцы считались нацией «понаехавших тут», причём понаехавших во главе с царями. Помнится, в народном сознании ГДР с её прусским духом (а ведь талант не пропьёшь!) считалась «менее братской», чем, например, Монголия. Хотя, как раз-таки немцы, если уж впряглись в систему, то будут пахать до конца. Пока им официально не отменят построение коммунизма. Так вот - Испания! Эта страна казалась ещё более родной и близкой, чем даже Франция, чем многие страны соц.лагеря. Каталоги с произведениями испанского искусства издавались куда чаще, чем любого другого, за исключением, пожалуй, Малых Голландцев, которых любили за прямоту, честность и отсутствие концептуальной подлости в изображении индюшачьей ноги.

    Идальго, благородный дон, пусть он даже много раз конкистадор, был близок советскому человеку - он одевался намеренно неброско, но благородно, питался идеями чести/верности и жил напряжённой духовной жизнью. Неважно, что он был фанатичным католиком - по большому счёту (и в глубине души) верующий фанатик ближе, чем циничный атеист, который предаст за бочку варенья да корзину печенья, а то и просто из личной слабости. Советская жизнь, как и та, далёкая испанская, была пронизана Верой (пусть не в Бога, а в идею, в Будущее, в Коммунизм), ибо как взревел герой одного советского фильма 1950-х: «А может ты ещё и Партии не веришь?!!!!» Понятие «вера» - одно из ключевых в советском искусстве, хотя оно почти всегда вуалировалось знанием и убеждением: «Я знаю - город будет, я знаю - саду цвесть, / когда такие люди в стране в советской есть!» Ибо в Коммунизм и яблони на Марсе можно было только верить, как в Царствие Божие. Потому и боролись шестидесятники с поповством, как...с ересью, потому и называли свои НИИ - храмами науки, а музеи - храмами искусств. И когда в 1980-х годах окончательно победил «жующий атеизм», стало возможно крушение системы.


  • Эль Греко. «Город Толедо в грозу».
  • «Благочестивая Марта».

    Благородные доны жили идеями и несли свет правильного мировоззрения отсталым народам Латинской Америки! Владели половиной мира, но одевались в чёрное и питались умеренно. Советское воспитание было во многом аристократическим, возвышенно-испанским - служение, нестяжательство, приоритет общественного над личным, и главное - надматериальные, моральные ценности гораздо выше материальных... Немного портила картину Легенда о Тиле (де Костера) с ужасами инквизиции, но испанская живопись всё перевешивала. Севильский продавец воды имел лицо, недоступное даже Антону Павловичу с Фёдором Михайловичем, а девочку-инфанту было жаль всем октябрятам - в железном корсете с самого детства! Об испанских мастерах писали, что они изображают переживания, экстаз, ненависть и - погружение в свой внутренний мир. Эль Греко, изображая город Толедо в грозу предвосхищал «суровый стиль» - жестокие небеса нерадостного цвета. Только во времена Эль Греко их полагалось бояться, а мы в них запустили спутник, Белку-Стрелку, Юру, Валю и ещё кучу хороших людей...

    Испанские пьесы бесконечно ставились в театрах, уступая, разве что, шекспировским. Лопе де Вега, Тирсо де Молина и Кальдерон сделались почти родными. И ещё Испания - это символ борьбы и но пасарана, Долорес Ибаррури - это наше всё, а бандьера росса - это приложение к нашему всему (хотя, песня-то изначально как-то итальянская...). Но зато на испанском языке говорят на Кубе и в Чили. 'El pueblo unido jamás será vencido' и далее по списку: '...de tu querida presencia Comandante Che Guevara...' Язык благородного дона, скромного и честного повелителя мира, знающего Истину, становится языком борьбы за Счастье трудового народа. Будем как Че! И дон Гуан с лицом главного рупора эпохи - Володи Высоцкого - красиво умирал подле самой интеллигентной красавицы семидесятых - Натальи Белохвостиковой - донны Анны. Играть Испанию - это играть самих себя, с бандьеррой россой впереди и томиком Лопе де Вега на полке. «Красивое имя, высокая честь - Гренадская волость в Испании есть!...» Потому и старушки-сталинские пионерки, все в чёрном и на выходе их монастыря. Знак ГТО на груди у него. Amen.

  • Tags: Иллюстрации, О Жизни, СССР
    Subscribe
    Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

    • 178 comments
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →