Галина Р. Иванкина. (zina_korzina) wrote,
Галина Р. Иванкина.
zina_korzina

Categories:

1990-е - хроника остановившегося времени.

  • На днях мне довелось посмотреть «ностальжи»-программу о 1990-х - именно так, в кавычках, ибо ностальгия по 1990-м - это, в лучшем случае, оксюморон, в худшем случае - почти кощунство. Хотя... лично я не могу сказать, как некоторые, что «мой мир оказался в развалинах» или, хотя бы кратенько: «Гадыыыы! Украли Мечту!», хотя бы потому что Мечты не было. На самом деле, 1990-е были удивительной эпохой, когда бывший советский человек вдруг стал жить настоящим. Не Будущим с большой буквы «Б» (оно же Светлое, Космическое и яблоне-марсовое); не «славным историческим прошлым» (с ленинианой и пушкинианой), а конкретно и неумолимо настоящим. Ловить своеобразие текущего момента помогала сама жизнь - у человека разом пропало и прошлое, и - будущее... Он оказался один на один с реальностью, которую сам выстрадал у Белого Дома или просто - занимая здание Дворца Пионеров под очередной расстрельно-криминальный холдинг. Причём, эта самая реальность была вырвана из контекста исторического времени и развивалась по каким-то своим, вневременным законам. Вернее так - она вообще не развивалась. Жизнь была бурной и даже страшной, но при этом, она стояла на месте, никуда не сворачивая.


  • Первые русскоязычные 'Космополитены'...

    Раньше всё было понятно - мир советского общества поступательно шёл от одной стадии к другой. От человека в шкурах, в тоге, в латах, в парике с кудряшками, в папахе и с «товарищем маузером» - к покорителю космоса Юрию Гагарину и прочим звездолётчикам/первопроходцам. От каменного топора - к станку с цифровым программным управлением. От зверско-пещерного тотемизма - к благородной коммунистической морали. Было начало времён и...нет, не конец, к цель, знаменующая все предыдущие стадии. Жизнь отдельного советского хомо-сапиенса тоже была расписана по главам - солнечное детство с воздушными шарами и плюшевыми зайцами, пионерское отрочество с кострами и клятвами, комсомольская юность в палатках и стройотрядах, созидательная зрелость с непременными детьми и семейными радостями и, наконец, заслуженная старость в окружении внуков и почётных грамот. 1990-е всё поставили с ног на голову или ещё на какое-нибудь иное место, потому что голова вдруг оказалась непригодной даже для стояния на ней. Прошлое отменили за ненадобностью.

    Пафосные попытки «вернуть исконное» в виде Православия, Самодержавия и Народности выливались в бесстыжие презентации очередного Фонда с раздачей дворянских титулов стриптизёршам и держателям скикерсно-спрайтовых ларьков. Ряженые казаки истово топорщили усы, длинноногая красавица Вика Цыганова надрывалась про Андреевский стяг, а полубезумные бабульки шамкали в телевизоре про ГУЛАГ и родовые бриллианты, зашитые в креслах Малого Совнаркома. Таким образом, прошлое оказалось тоже ряженым, полубезумным и надсадным, как песни про есаулов, офицерскую честь и «старую тетрадь расстрелянного генерала». Ибо реальное прошлое было заменено - сладенько-позолоченным, но тухло-гнилым суррогатом, где всё чёрное разом стало белым, а белое - грязным. Зоя Космодемьянская была представлена безумицей, батька Махно - борцом за нереальную свободу, Королёв - жертвой сталинизма и узником режима, БАМ - дорогой в пустоту. Итак, прошлого нет, а есть набор перевёртышей. Теперь каждый второй мог объявить себя Рюриковичем, предки которого спешно спалили документы в очень красивом и - очень фамильном камине. Прошлого нет - можно самому его смоделировать, но все попытки оказывались неубедительными, ибо прошлое сделалось ненужным, как таковое.


  • Фильм Г.Данелии «Настя» - антиутопия о...настоящем.

    Будущее тоже сделалось туманным. В коммунизм люди уже не верили в начале 1970-х, но была вера в устойчивость системы. Если обывателям 1983 года показать кадры 1993-го, большинство попросту сошло бы с ума или не поверило бы. Потому что так не бывает. В 2000-м году мы оказались не в коммунизме и даже не в «ещё более развитом социализме» (с человеческим лицом или без оного), а в самом что ни на есть дремучем капитализме. Единственно-возможное Будущее сделало ручкой и свинтило в параллельную реальность. Теперь, в 1990-е, оно могло стать любым - впереди маячило много дорог и все они оказались опасными. Жизнь отдельного человека тоже перестала быть сменой вех и стадий - можно было не учиться и в 15 лет уйти в мойщики Бумеров и Мерсов, потом в 19 - самому стать негоциантом и мерседесовладельцем, а в 20 - быть расстрелянным в упор бывшим подельником и сотрапезником. Такая краткость бытия делала бессмысленными не только планы на будущее, но и само будущее. Живи сейчас, лови момент. Выживай и пробуй, а если не выжил - невелика беда. Люди спокойно отказывались от будущего в обмен на блескучее, пряное настоящее. Привыкшие жить в ожидании ещё более светлой жизни, хомо-постсоветикусы ошалели от возможности промотать не только деньги, но и жизнь за одну ночь в казино.

    Разруха и грязь на улицах в сочетании с криминально-быстрым богатством и тотальной все-торговлей - ощущение, как после ядерного взрыва, когда все живут одним часом и готовы завтра умереть от лучевой болезни. Низкая цена человеческой жизни сделалась нормой. Но и обычные люди, не вписавшиеся в заманчивый мир обоюдной распродажи, жили только мгновением - стеснялись своих же пионерских галстуков и кучковались по интересам (хоть в в коридорах платных ВУЗов, хоть в баркашовских штабах, хоть по церквам да паломничествам - а некоторые сразу везде, лишь бы на людях). Гениальный Георгий Данелия в самом начале 1990-х снял жуткую по своей обыденности историю под названием «Настя». Это - антиутопия, но если классические антиутопии отсылают нас в будущее, то «Настя» - это антиутопия о настоящем, потому что будущего в 1990-е нет, причём никакого. В советском Философском Словаре 1984-го года имеется расшифровка: «В антиутопии, как правило, выражается кризис исторической надежды, объявляется бессмысленной революционная борьба, подчёркивается неустранимость социального зла...». Иначе говоря, мы все в 1990-е оказались внутри антиутопии, которую никто и никогда не предсказывал. Потому что яблони не могут цвести на 'Mars'-e и тем более - на 'Snickers'-e.

  • Tags: 1990, О Жизни, СССР
    Subscribe
    Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

    • 264 comments
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →