Галина Р. Иванкина. (zina_korzina) wrote,
Галина Р. Иванкина.
zina_korzina

Киносказка сталинской эпохи. Краткий обзор.

  • ...Впервые мне довелось посмотреть сказку «Василиса Прекрасная» классе во втором, когда ребёнок уже вовсю анализирует ситуацию и пытается понять, что же ему показали взрослые люди в качестве эталона или примера для подражания. На экране творилось странное - классическая Царевна-Лягушка (из сборника сказок Афанасьева) лишалась не только своей волшебной силы, но и титула - её превратили в Василису - крестьянскую дочь. Красивая и статная дева, точно сошедшая с полотен Венецианова, сама, по-стахановски, управилась с целым полем. Это было похоже на кино-подвиг ткачихи Морозовой, у которой в подчинении было несметное количество станков, а она ещё и распевала «Марш энтузиастов». Дальше - больше.

    Иван-Царевич тоже превращался в крестьянского сына, причём в беднейшего (условия жизни бывшего Ивана-Царевича можно охарактеризовать исключительно, как «бытовой триллер»). И всем сразу становилось ясно - раскулачивать тут уже некого и нечего. Ну ладно бы только это, но самым большим потрясением были невесты старших братьев - Дворянка (одетая, кстати, в стилизованный готический костюм с характерным hennin-ом) и Купчиха (девушка приятная во всех отношениях и одновременно Мечта Поэта). Обе девушки были не только согласны сделаться жёнами непрезентабельных крестьян, но и спешили поскорее прибыть из своих теремов в полуразвалившуюся избушку. Некоторые (некоторые - именно так) современные дети, воспитанные на карамельном гламуре, сказали бы, что невесты - попросту страшные, вот и готовы хоть за кого. Но с их анимэшными мозжечками и Василиса показалась бы толстой и простоватой. Тут же всё гораздо тоньше и вкуснее, на самом деле.



    Примерно та же ситуация происходит с Царевной-Несмеяной из кинофильма «По щучьему велению». Девушка царского рода буквально умоляет Емелю забрать её из дворца, а когда мужик сомневается в её деловых и человеческих качествах, царевна горячо обещает быть весёлой и - работящей. Да и сам Емеля из хрестоматийного лентяя превращается в сельского труженика, вся беда которого заключается в неправильном общественном устройстве. В «Золушке» всё немного сложнее - есть и Принц (вполне интеллигентный молодой человек), и Король (хотя и придурковатый, но всё же обаятельный), и даже Фея. Как-то даже странно, что Золушка не сама шьёт себе наряд и не сама выдалбливает туфельки из хрусталя. А вместо «ожидаемого» и уже логичного Фан-Фана - крестьянского сына мы видим, повторяю, Принца, проживающего во дворце, похожем, правда, на какой-нибудь Дом Культуры и Быта имени Пролеткульта (но такой уж был бурбонский вкус у кровавого сталинизма). Однако и юноша королевских кровей, носящий вовсе не обноски, а пурпуэн, о-де-шосс и прочие атрибуты барочного костюма, ...но даже и он спешит признаться, что был бы рад бедной и незнатной девушке.

    Что это такое? А это - классовая суть советского искусства. Крестьянин или «гегемон» по любому лучше баронета и баронет завсегда это ощущает. Кстати, почему мне внезапно вспомнился Фан-Фан Тюльпан? Просто уловив мораль советских киносказок, я отчётливо понимала, что Анриетта Французская, дочь Луи XV, просто обязана полюбить Фан-Фана и уйти с ним в необозримое пространство, а когда этого не произошло, я почувствовала себя обокраденной... Вообще, перекраивание «исходника» было в большой моде, причём исправлению поддавались не только сказки, созданные «до эпохи исторического материализма», но и, собственно, советские творения. Так, киношедевр «Золотой ключик», снятый по книге Красного Графа с типичной для русского писателя фамилией - Толстой, завершается помпезной феерией с участием полярного лётчика. Этот герой дня, сталинский сокол, вторгается в затхлый итальянский мирок и увозит Буратино сотоварищи в Страну Счастья, то есть в сталинский СССР. Что характерно, перед нами вовсе не муссолиниевская Италия, что было бы куда логичнее, а некий обобщённо-старинный город в духе тех, которые приезжал писать господин Брюллов.



    Так вот именно полярному лётчику была по силам такая миссия... Сказочной силы и потрясающих возможностей были люди. В этой связи мне вспоминается отрывок из произведения А. Гайдара «Голубая чашка»: «Только на третий день к вечеру наконец-то всё было сделано. И как раз, когда собирались мы втроем идти гулять, пришёл к Марусе её товарищ - полярный лётчик. Они долго сидели в саду, под вишнями. А мы со Светланой ушли во двор к сараю и с досады взялись мастерить деревянную вертушку. Когда стемнело, Маруся крикнула, чтобы Светлана выпила молока и ложилась спать, а сама пошла проводить лётчика до вокзала». Удвительная картина - пока твоя женщина сидит под вишнями с полярным лётчиком, ты должен пребывать на почтительном расстоянии и с досады мастерить всякие разные предметы. В общем, тебе не место рядом с полярным лётчиком и ты, явно, лишний. И ребёнок тоже там лишний. Вообще, по киносказкам гораздо проще изучать эпоху, чем даже по взрослому кино. Потому что в сказочных сюжетах всегда присутствует чистая идея, дидактика направленного действия.

    Так, детский кинематограф, откликается на идею о Мировой Революции сказкой «Новый Гулливер». Пионер Петя Константинов, юный осводовец (Общество спасения на водах) попадает в сказочную Лилипутию, где собраны все ужасы и язвы старинного феодализма и модернового капитализма - люди в пудреных париках катаются на бронемашинах, а девушки в фижмах участвуют в джаз-кордебалете. Мелькают телефоны, радио-тарелки, штаны-кюлоты и туфли с пряжками, противогазы, пушки на крепости и гигантские подземные машины. Пионер-Гулливер должен всё это порушить. Как Годзилла. Но для пользы дела. Что ещё интересно? Идея 'Метрополиса' - урбанистической фантасмагории, снятой Ф.Лангом в конце 1920-х годов и совершенно покорившей кинематографистов всего мира. Мир Лилипутии - это Метрополис-2 с ужасающим подземным заводом-чудовищем и райской жизнью аристократов... Что характерно, официальной орфографией Лилипутии является...дореволюционная орфография (с ятями). Тогда как рабочие пишут свои воззвания на советском-русском языке...



    Эстетика той или иной эпохи тоже находит своё отражение в сказках. Заметьте - среди сказочных красавиц сталинской эпохи нет ни одной худышки. Сплошные девушки-с-веслом. Даже Золушка, и та вполне крепенькая, безо всякой обморочности и осиного стана. В сказке «Конёк-Горбунок», зачем-то переведённой со стихов на прозу, говорится, что Девица Заря-Заряница (а не Царь-Девица, как в исходнике!) - дородная да румяная, косая сажень в плечах, грудь - колесом, а руки (простите) - лопатами. Всё почему? Потому что детям показывали тип работящей красавицы, а худой или жирный человек не способен ворочать тяжпром или даже легпром. Вообще, героини тех киносказок могут практически всё. Так, Золушка шьёт три платья за одну ночь. Она же способна надеть крохотную туфельку сестрице Анне, у которой нога, как у полярного лётчика (наверное). Напомню, что Василиса одна убирает всё поле, а в конце фильма она кидает Бабу-Ягу в кипящий котёл, и сверху накрывает могучей крышечкой.

    Кстати, ещё об эстетике. Как известно, в 1930-е годы на буржуазном Западе был популярен стиль Art Deco. В СССР его не очень любили, хотя элементы этого стиля можно отыскать даже в оформлении некоторых довоенных станций метро (я уже помолчу о Дворце Советов). Однако до полноценной чистоты линий советские архитекторы (и тем более - художники) никогда не доходили (было не комильфо, ибо формализм). Например, в одной из статей мне довелось прочесть такую захватывающую по своей убедительности фразу: «Упадок буржуазного искусства выражается даже в так назваемом "современном декоре" - в плоских, многажды повторяемых фигурах по фасаду здания, в чередовании концентрических кругов, в приверженности к соединению готических и классических мотивов, причём в такой невнятной пропорции, что зрителю становится ясно - его хотят поразить и даже напугать». Ясно, что речь идёт именно об Art Deco. Но зато сказка давала возможность применить эти знания о современном декоре. Показывая логово Змея-Горыныча (интересно, откуда у него такое Art Deco?) кинематографисты дают волю своему растленому формализму...



  • Итак, о чём это я, собственно? А всё о том, что киносказка - это точный слепок эпохи. Именно детское кино даёт возможность изучить общественные нравы и вкусы, понять, чем жили не только (и не столько!) дети, сколько взрослые люди. Замечу, что как только идея Мировой Революции полностью изжила себя и была заменена идеей патриотизма, тут же в сказках зазвучало слово Русь, а в финальной песне сказки «Кащей Бессмертный» поются слова: «Слава русской старине!» потому что без старины (без Пушкина и Суворова, без вальсов-с и эполетов-с) невозможно побеждать и созидать. А сказка - не ложь и не намёк (как ошибочно считал всё тот же дворянский поэт Пушкин), а орудие классовой борьбы. Так то.
  • Tags: 1930, 1940, Кино, О Жизни
    Subscribe
    Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

    • 109 comments
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →