Галина Р. Иванкина. (zina_korzina) wrote,
Галина Р. Иванкина.
zina_korzina

Categories:

«Что пройдёт, то будет мило...» или Dirty Dancing в Старом Отеле.

  • Некоторое время назад я приняла участие в одном обсуждении - люди говорили об эстетизации и мифологизации прошлого, причём основная мысль была такова: этим тенденциям подвергаются только те эпохи, которые «умерли насильственным путём», например Галантный Век или, скажем, Российская Империя Николая II. Мол, именно о них сочиняются и множатся красивые легенды на радость незамутнённому обывателю - трепет вееров, шёпот кружев и непреодолимый (sic!) хруст французской булки... Я с этим утверждением не согласна, ибо эстетизации (а заодно и мифологизации) подвергается любое прошлое, более того - не только сами эпохи, но и отдельные явления. Причём, эти явления могли восприниматься негативно в момент своего исторического существования, но время, как говорится, лечит и даже учит.

    Приведу пример со стилягами. Ни для кого не является секретом, что в 1950-х годах к этим юным «западникам» относились весьма скверно. Буквально преследовали и прессовали. Ещё бы, стиляги (а лучше использовать одно из самоназваний - штатники) предпочитали американский ритм бытия, лейблы на самом видном месте, а также по мелочи - коктейли пряные с ямайским ромом, «процессы» на хате с чувихами, хиляние по Броду до Коктейль-Холла и прочие полосатые носки в оранжево-зелёном исполнении. Они были чужими не только для Партии и Комсомола, но и для соседей по коммунальной квартире. Особенно для приблатнённых уркаганов, создающих определённый «социокультурный фон» в послевоенных дворах.

    Техника и карты
  • Трава была травянее, небо - небеснее, техника - добрее на ощупь, а pin-up стыдливее и вкуснее!

    Но прошли годы, субкультура «штатников» приказала долго жить и вот уже в 1970-х годах драматург Виктор Славкин пишет пьесу «Взрослая дочь молодого человека», которая изначально должна была называться «Дочь стиляги». В центре повествования - бывший штатник Бэмс (ныне - инженер Куприянов), его жена Люся - некогда певица, точнее - певичка, а ныне - корпулентная мать семейства, их дочь - бунтующая хиппи Элла. Конфликт отцов и детей, густо приправленный конфликтом из прошлого - бывший комсомольский лидер Ивченко (ныне - преуспеващий, более того - загранично упакованный функционер) оказывается ещё большим врагом Бэмса, чем это казалось в начале. Но сюжет - это не главное в данном случае.

    Главное то, что автор пьесы, а заодно и зритель априори на стороне стиляги. Более того, газетно-журнальный критик тоже симпатизирует Бэмсу. Он - положительный герой. Его вкусы и предпочтения, его правда оказываются ближе, чем правда Ивченко. Хотя, какая правда может быть у подонка? Замечу, что подонком тут выведен правильный комсомолец, а мучеником - стиляга. Ещё замечу, что время постановки - не самое оттепельное, а точнее - «застойное». Но прошло исцеляюще-примиряющее время, поэтому буги-вуги, причёски под Тарзана со всеми этими галстуками «пожар в джунглях» и ботинками на «манной каше» подёрнулись ностальгическим флёром.

    1
  • Сцена из постановки «Взрослая дочь молодого человека». Бывший комсомольский вожак, бывшая певичка...
  • Ребята, одетые в духе стиляг. Неостиляги? Позднесоветская эпоха.

    Они - это уже милое ретро, винтаж, дальняя даль, а потому хороши уже потому что были. Ах, как это было мило, наивно,...даже красиво - эти мальчики, неумело изображающие парней из Чикаго! Эти клетчатые пиджаки, это нарочитое жевание сhewing-gum, выпрошенного у заезжего иностранца...! А музыка, это же почти классика - слушаем Армстронга и Чайковского, ощущаем себя элитой. И продолжаем: «Вот сейчас - ужасная молодёжь. Ну вы подумайте-ка, что творят. Вот те, другие, которые сейчас уже бабушки, просто вольно танцевали, но чтобы поцелуй без любви? Ни-ни! Потому что была романтика, была мораль, в конце-то концов. Они тогда 'крутили динамо', но не оставались, нет!».

    Эстетизацию / мифологизацию субкультуры стиляг продолжила группа «Браво», воспевая и некоего Васю в шикарном костюме «оттенка кофе с молоком», и жёлтые ботинки, и оранжевый галстук, и прочую стиляжью блюзовую тоску - потрясающе красивую, как в «Старом отеле», где нет конкретного места и времени, а есть условное пространство Большого Города. Того Города с запахами «Красной Москвы» и пирожных, с переулками в районе Покровских ворот, со звуками «Рио-Риты», с голубятнями, с Диной Дурбин, с девочкой в стильной юбочке в обтяжку, которая ходит танцевать грязные танцы в Шестигранник.

    Плакса и Стиляги
  • Кадр из фильма «Плакса».
  • Кадр из фильма «Стиляги».

    Нет, конечно же, танцы вовсе не грязные - это так, название одного фильма с Патриком Суэйзи, примерно о том же самом, только имена и буковки другие. И «Бриолин» с шикарным Траволтой, и «Плакса» с чарующим Деппом, и даже «Стиляги» с бывалой Акиньшиной - всё это о том же, о Старом Отеле, где осталось всё самое ценное, чего сейчас нет и уже не будет, ибо, как говорил поэт: «Что пройдёт, то будет мило». Мило до состояния «сладко», причём сладко становится всем - и тем, кто участвовал, и тем, кто боролся с. И даже тем, кто стоял в стороне. Так, всё тот же Славкин писал, что он сам никогда не был стилягой. Мифологизированно-эстетизированное прошлое обладает ещё одним интересным свойством - время в этом «прошлом» спресованно до состояния концентрата.

    Типичный пример - Галантным Веком принято считать громадный отрезок истории, весьма неоднородный и неоднозначный, ибо даже Блуа молодого Луи XIV резко отличается от Версаля зрелого Луи XIV, а Пале-Рояль Регента Филиппа - это совсем не то, что Малый Трианон Марии-Антуанетты. Тем не менее, в головах всё смешивается - Людовики в париках, виконтессы в розах и мушках, кружева, веера, интриги, боскеты, гроты, фонтаны... Сомов, Бенуа, второй том «Виконта де Бражелона», Анжелика - маркиза ангелов, гардемарины, Милен Фармер в роли рыжеволосой либертинки... Всё так очаровательно, изысканно, безвременно. Какая разница, какой Людовик? Важно, чтобы он был в парике и кружевах, при фаворитке и маскарадах.

    Ретро
  • ...И официоз, и гонимая субкультура слились в единый сладкий, ароматный ретро-образ.

    Точно так же безвременно-ароматный стиль ретро, включающий в себя и ревущие двадцатые ('roaring twenties'), и сороковые-роковые, и даже неоново-нейлоновые шестидесятые, прессует время и выдаёт странный, идеализированный, вневременной образ Прошлого, когда приёмник «Москвич» напевал про «Утро красит...» и «Ландыши-ландыши», девушки носили белые беретики и белые носочки под лаковые туфли, а на дачной террасе пили чай - под оранжевым абажуром, и доносился гул вечерней электрички, а может быть и того поезда из гайдаровских «Дальних стран», несущегося в «прекрасную и далёкую страну Сибирь». Джаз и комсомол, «Москвошвеевские» пиджаки с могучими плечами и трофейные корсеты-грации, «...и комиссары в пыльных шлемах» и «Вася - стиляга из Москвы».

    Довоенное сливается с послевоенным, а официоз - со стиляжными ритмами... Как в кинофильме «Покровские ворота» - авторов умиляет буквально всё - от коммуналки до лекции Орловичей, от стиляжной party, где Костик тусует со Светочкой до старенького телеящика с «Убийством на улице Данте»... Песенки и пуфики давным-давно перестали быть пошло-мещанскими, превратившись в застывшую классику жанра. Радио-Ретро и телеканал «Ностальгия» делают микс из кондово-совковых и буржуйско-модных вещичек, ибо Прошлое красиво уже потому что оно Прошлое, и оно отсеяло дурное, наносное, уродливое и даже стиляга уже давным-давно стоит на одной ступени с комсомольцем. Это были очень хорошие мальчики, которых уже никогда не будет на наших танцплощадках!
  • Tags: 1950, Кино, О Жизни, СССР, Стиляги
    Subscribe
    Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

    • 103 comments
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →