Галина Р. Иванкина. (zina_korzina) wrote,
Галина Р. Иванкина.
zina_korzina

Categories:

Просто открытки из моей коллекции...

  • «Как красива была когда-то жизнь!
    Как великолепна в своей радующей глаз пышности!
    Даже читать об этой отошедшей в прошлое роскоши
    было наслаждением».

    Оскар Уайльд.


  • Каждая эпоха создаёт свой миф о Золотом Веке, и так уж случилось, что мы выбрали именно ‘Belle époque’. Она - «наше всё», и даже больше – она - «Россия, которую мы потеряли». Дамские наряды Прекрасной Эпохи признаются самыми изысканными, стильными, женственно – эротичными, а идеал красоты – самым оптимальным. «Пляска шёлковых оборок, шляпа – дом, корсет, боа…», - как писал Саша Чёрный. Это так не похоже на джинсово – кожаные одежды нынешних красавиц. Современных людей восхищает кажущееся высокое качество жизни ‘Belle époque’ – изысканность самого простенького флакона для духов и виньеточная красота обёртки. Однако, название ‘Belle époque’ родилось вовсе не в России, что, собственно, ни у кого не вызывает сомнений, а в охваченной войной Европе. Миф о Прекрасной Эпохе был создан в окопах Первой Мировой войны, однако, окончательное оформление этого мифа произошло уже после того, как солдаты вернулись домой. В названии «прекрасная эпоха» сквозит нежность последующего времени к чему-то невозвратимому.


    Посмотреть на Яндекс.Фотках

    Первая Мировая война – это некий водораздел между прекрасной «стариной» и жестокой «современностью». Тоска по ‘Belle époque’ – это последствия разочарования в той «новой и прекрасной жизни», о которой так мечтали идеалисты начала века. Оказалось, что они попросту не готовы для неё – она явилась им не такой, как они хотели. Что интересно, люди ‘Belle époque’ и не подозревали, насколько она ‘belle’. Напротив, считалось bon ton ругать окружающую действительность, обличать пошлость дамских нарядов и беспрецедентную глупость политиков. Так называемые мыслящие люди гораздо больше интересовались прошлым и будущим, нежели своей Прекрасной Эпохой, которую, собственно, признавали малоинтересным безвременьем.


    Посмотреть на Яндекс.Фотках

    Первая Мировая война расколола мир на «до» и «после». Человек склонен идеализировать своё прошлое, поэтому тихое солнечное «до» стало казаться настоящим праздником жизни. Потерянным Раем, ни больше, ни меньше. Все знают, что именно в период ‘Belle époque’ был популярен Галантный Век – во многом сходная эпоха. И там, и тут – разговоры о «новом человеке», стремление к чистоте, к развенчанию устаревших догм, идеалов, критика существующего порядка вещей. И в восемнадцатом, и в начале двадцатого столетия образованное общество жило в ожидании наступления некоего Царства Разума и, вместе с тем, проводило вечера в компании медиумов, астрологов и прорицателей.


    Посмотреть на Яндекс.Фотках

    И вот что главное – и ‘Belle époque’, и Галантный Век имели итогом страшные социальные потрясения, которые были, не в последнюю очередь, вызваны деятельностью тех самых наивных мечтателей с их идеями о Царстве Разума. А те, кто выжил в катаклизмах, не нашли для себя ничего лучшего, кроме как ностальгировать. Известна фраза Талейрана: «Кто не жил до 1789 года, тот не знает всей сладости жизни». В том же духе рассуждали и те, чья молодость, юность или детство пришлись на ‘Belle époque’. Прустовские романы, написанные уже после наступления «новой - прекрасной жизни», поражают своей тягучей размеренностью повествования и любованием изысканными предметами. Автор, как будто, хочет подольше оставаться там, у ног прекрасной госпожи Сван с её бело-розовыми пеньюарами и саксонским фарфором.


    Посмотреть на Яндекс.Фотках

    Или, например, набоковская «Машенька», пронизанная ностальгией о довоенной, дореволюционной жизни – о дачных сумерках, о велосипедных прогулках и о той единственной девушке, которая так и осталась там, в Прекрасной Эпохе. А здесь и сейчас она, оказывается, не нужна главному герою, потому что в одну и ту же воду войти невозможно. Хотя бы потому что «вода» изменилась. Даже детская книжка Валентина Катаева «Белеет парус одинокий…» со всей её «классовой» сутью и соцреализмовской дидактикой, выдаёт плохо скрываемую грусть автора по вполне уютной и упорядоченной жизни начала века.


    Посмотреть на Яндекс.Фотках

    Что интересно, листая подшивки «Нивы», мы, люди, не жившие в Прекрасную Эпоху, всё равно скучаем по ней. Всё что было «до» Прекрасной Эпохи кажется нам старомодно – нелепым, хотя и вполне эстетически привлекательным, всё что «после» – часто вызывает отторжение. Жизнь ‘Belle époque’ представляется нам чудесным сном, чем-то вроде блаженного состояния эмбриона, у которого есть всё для ощущения полного и безграничного счастья.
    И женщина ‘Belle époque’ – она Цветок, а не «товарищ» или «партнёрша», а кто из нас не любит цветы?


    Посмотреть на Яндекс.Фотках

    Эти прекрасные дамы исчезнут вместе с наступлением новой эпохи, а пухлым детям ‘Belle époque’ «довелось» стать свидетелями (а некоторым – и участниками) всех войн и революций века двадцатого. Именно им, детям в матросках и белых платьицах, взрослые прочили «новую и прекрасную жизнь», когда вся Россия будет «вишнёвым садом», а Германия вспомнит мистическое «наследие предков». Они, рождённые и воспитанные для восприятия радости, оказались всего лишь заложниками идей и социальных экспериментов, о которых так мечтали их родители – идеалисты…
  • Tags: Belle époque, Открытки
    Subscribe
    Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

    • 11 comments