Галина Р. Иванкина. (zina_korzina) wrote,
Галина Р. Иванкина.
zina_korzina

Categories:

СССР: секс, которого не было.

  • Вчера у меня был пост о монокини – модно-скандальном купальнике 1960-х годов, который был, по сути, доведённым до абсурда минимализмом (для многих это то, что ныне зовётся topless, хотя не совсем. У монокини были идиотские бретелечки). Итак, 1960-е! Бикини – это слишком много ткани, а вот монокини – уже подлинный минимализм. И такое мнение считалось очень стильным в аскетично-простецкие и расстающиеся со «всем лишним» 1960-е. Так вот во вчерашнем посте была и выдержка из советского журнала с критикой этого начинания. Упор – на половой вопрос, на бесстыдство, на всяко-разные инстинкты, которые сие сомнительное изделие должно, наверное, будить. На деле эта вещь – просто игра в «отбрасывание лишнего». В статьях, касавшихся дизайна помещений, тогда писалось, что мебели должно быть мало - впрочем, и вещей (как таковых) должно быть также – по минимуму.

    FaNZt4Bc
  • Типичный текст 1970-х. Взято из блога neapol666

    И одежды – тоже. Изобретатель монокини – Руди Гернрайх, как и изобретатели мини-юбки – Мэри Куант (в Англии) и Андре Курреж (во Франции) творили на пике актуальности. А самое модное – это минимальность. Вместе с тем, монокини – неудобная и некрасивая вещь. Однако же наш агитпроповец заклеймил её в качестве «завлекательной штучки». А мог бы вообще не заметить. Или сказать: «Вот он – формализм в чистом виде. В моде – минимализм, и поэтому западные горе-модники расстаются с одеждами, как с таковыми». Но нет! Надо было подпустить душок подтухшей клубнички. Спрашивается – зачем? Чтобы советские люди дружно плюнули, топнули и осудили «этот разврат», который таковым, по сути, не является? В жизни всё обстоит следующим образом...

    5d2c7d9b705f
  • Плохие девочки на советских карикатурах
    должны были источать сексуальность... Взято из блога denis_strebkov


    ...Те хомо-сапиенсы, которые склонны к клубнично-будуарным интересам, от подобных публикаций только возгорались и принимались искать «продолжение темы». Эти вообще везде видят «это самое». Те же, кто по природе своей как-то не особо расположен, уж точно не станет просить у своих знакомых дипломатов привезти им по случаю «порочный купальник монокини». Ему и так не нужна эта пропаганда. Помните, в кинофильме «Служебный роман» одна из гостий Самохвалова спрашивает: «Юра, а ты на стриптизе был?» Она не поинтересовалась даже шмотками и пресловутыми 150 сортами (или видами?) сырами. В другом – несколько менее популярном хите эпохи Застоя – «Одиноким предоставляется общежитие» одна из героинь предупреждает: западные певцы «…поют и про власть денег и, извиняюсь, про секс». Не зная аглицкого языка, она блюдёт и трепещет. Более чем уверена – ей «Эммануэль» была бы гораздо более интересна, чем её собеседнику. Разумеется, она бы её смотрела с ужжжжжасом и восклицаниями.



    Честно? Советский Агитпроп 1960-1980-х годов был сам виноват в повышенном интересе огромной части населения к вышеназванной тематике – он буквально пиарил «клубничку» параллельно с пиаром джинсов, поп-музыки и буржуйских витрин. Нам говорилось так: на Западе есть бары и дискотеки, красивые шмотки и шикарные виллы. Всё это сосуществует не только с «властью денег», но и с «культом секса». Если показывали тамошнюю шпионку (секретаршу, любовницу босса) или же – местную легкомысленную героиню, она была непременно сексуальной. То есть порочной. И непременно чуждой. Ставился знак равенства. Но она была моднее и круче всех одета, красиво клала ноги на красивый стол и у неё были непременно высокие каблуки, маникюр и длинная сигарета. Сие тоже непреложно. Актрисы, игравшие всех этих «чуждых соблазнительниц», как правило, не имели яркой кинематографической судьбы.

    8478
  • Западная штучка в советском кино
    должна была выглядеть именно так...


    Их использовали в качестве всяких тамошних Мэри или подружек тутошних спекулянтов. Типаж не монтировался с общим настроем. Агитпроп орал: «Это – плохо!», а подразумевал: «О, детки, это – клубнично! Это продаётся вместе с заграничными деликатесами, яхтами и небоскрёбами!» Именно поэтому, когда грянула Перестройка, то чуть ли не первым делом началась пропаганда эротики в качестве яркого признака западной «цивилизованности». Появились восторженные статейки про их секс-просвет в школах, про то, что голая задница – часть искусства (даже, если она принадлежит не Афродите Каллипиге, а Сильвии Кристель), про то, что мы – дикари и вот теперь… Долговременный пиар буржуазного сексо-парадиза, который осуществлялся в советской прессе на протяжении долгих застойных лет, дал поразительные результаты – перестроечные режиссёры дружно кинулись включать те самые задницы во все свои творения.

    kinopoisk_ru-Sylvia-Kristel-1846813
  • Сильвия наша Кристель.

    Доходило до того, что голая баба появлялась в кадре, независимо от нужности оной по ходу повествования. Людям же поставили знак тождества между западной жизнью и сексуальной вольницей! Ставили этот знак упорно, даже если его тут не должно было быть. Мини-юбка? Секс. Яркий макияж – он же. Обтягивающий силуэт – ой, какая порочная ягодка…! Вырезая из кинофильмов моменты обнажённости или слишком буйных поцелуев, нашёптывали: «Это у них там, на растленной Британщине! У нас на Брянщине такого нет!» Разумеется, всё это подавалось, как охрана целомудрия. А целомудрие – это когда человек не видит в любом ухаживании – постельное продолжение. Когда мини – это просто мини, а ботфорты – не «экипировка проституток», а всего лишь элемент мужской военной одежды XVIII-XIX веков, по какому-то капризу моды ставший элементом дамского гардероба…
  • Tags: Кино, О Жизни, Обзор Прессы, СССР
    Subscribe
    Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

    • 130 comments
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →