Галина Р. Иванкина. (zina_korzina) wrote,
Галина Р. Иванкина.
zina_korzina

Category:

О выставке 'Кузница большой архитектуры' 1920-1950 гг.

«Когда тяжёлое известковое облако разошлось,
позади глухого пустыря засверкал перед Наткой
совсем еще новый, удивительный светлый дворец.
У подъезда этого дворца стояли три товарища с винтовками...»

Аркадий Гайдар «Военная тайна».


Как известно, история не терпит сослагательного наклонения. История архитектуры – тоже. Мы можем только догадываться, как могла бы (к примеру!) выглядеть столица, если бы всё-таки удалось возвести Дворец Советов и претворить в жизнь безумные, смелые идеи реконструкции Москвы по Плану 1935 года. Вспомните хотя бы наивно-футуристичную киноленту «Новая Москва» (1936). Сама по себе она – слабовата и типична, так сказать, мелодрама на фоне стройки. Точнее – на фоне проекта. Однако именно в этом фильме с оптимизмом и откровенностью показано, как бестолковый хаос Кривоколенных переулков и прочих Остоженок будет превращён в эталонный Метрополис, где строгая классика Палладио соединится с дерзкими фантасмагориями Пиранези. Человеку свойственно задаваться вопросом: «А что было бы, если…?» Мы с детства любим эту фразу: «Представь себе, что…» Одно из самых актуальных направлений современной беллетристики называется «альтернативка» - то есть альтернативная история, в которой, кажется, возможно всё. Нам часто хочется увидеть то, чего не было и уже никогда не будет, но что могло бы иметь место. Впрочем, тема параллельных миров, где история пошла по другой линии развития, не менее популярна, чем альтернативные приключения. Именно поэтому невоплощённые архитектурные прожекты всегда привлекают внимание – мы тут же начинаем прикидывать, как выглядел бы наш город (или, например, Париж, застроенный Ле Корбюзье). Это интересно, спорно, волнующе…

А.Щусев Академия Наук на Крымском валу
  • А.В. Щусев Академия Наук на Крымском валу. Проект.

    Итак, в Музее архитектуры имени А.В. Щусева с 20 ноября по 15 февраля работает уникальная экспозиция - «Кузница большой архитектуры. Советские конкурсы 1920–1950-х годов». Кураторы выставки - Ирина Чепкунова и Сергей Чобан. Мы имеем возможность ознакомиться с уникальной архитектурной графикой, с макетами и фотографии конкурсных материалов для семи знаковых построек Москвы. Объекты выбраны таким образом, чтобы ни у кого не могло возникнуть вопроса: «А что это и где это?» Сооружения знакомы с детства, причём, не только коренным москвичам, но и людям, никогда не бывавшим в столице. Каким стало бы пространство города, если бы на месте гостиницы «Москва» располагался бы фантастический, будто декорация к «Аэлите», Дворец Труда от Ильи Голосова? Как выглядела бы Тверская улица с модно-конструктивистским Телеграфом, будто сотканным из стекла и лёгких конструкций? Что было бы, если б на месте модерновой коробки ЦДХ сразу войны расположилась бы триумфально-версальская громадина Академии Наук по задумке Щусева? Ведь всё это могло быть, а победа того или иного проекта – чаще всего лишь игра Фортуны.

    И.А. Фомин. Здание Академии наук. Конкурсный проект 1934-1935.
  • И.А. Фомин. Здание Академии наук. Конкурсный проект. 1934-1935.

    На выставке вы сможете проследить стилевые изменения на примерах советской репрезентативной архитектуры – от стремительного конструктивизма и суровой предвоенной неоклассики до шикарно-прихотливого Большого Стиля. Разумеется, эти трансформации «генерального направления» были вызваны не только персональным вкусом генерального секреЦаря (sic!), но и общим настроением эпохи – тем, что в культурологии и философии именуется немецким термином Zeitgeist. К примеру, в 1930-х годах во всём мире, особенно во Франции и в США, вошёл в моду неоклассицизм, поэтому говорить о том, что именно товарищ Сталин волевым решением «отменил» рацио-направление, по меньшей мере, безграмотно. Поклонникам теории Владимира Паперного и его эпохального трактата «Культура-2» будет интересно увидеть эту теорию в действии.

    А.К. Барутчев, Б.Р. Рубаненко. Здание Академии наук. Конкурсный проект 1934-1935
  • А.К. Барутчев, Б.Р. Рубаненко. Здание Академии наук. Конкурсный проект. 1934-1935.

    Паперный утверждает, что цивилизация 1920-х (Культура-1) на всех парах несётся в грядущее, отметая, сжигая и отбрасывая всё ненужное. Взгляните на любой конструктивистский проект – состоявшийся, а лучше – оставшийся на бумаге. Не зная времени создания, вы подумаете, что это, по крайней мере, 1960-е годы. А скорее всего – 2000-е! До такой степени это смело и необузданно. Тем ещё страннее выглядят более поздние сталинские дворцы – с екатерининскими портиками и версальской лепниной. Итак, Культура-2 (по теории Паперного) – это, как раз, 1930-е – 1950-е годы. Здесь уже нет никакого рывка в Светлое Будущее, но есть блистательная незыблемость и обращение к Вечности. Отсюда – нарочитая гигантомания, устремлённость вверх («вертикаль», небо, высота), не иссякающий интерес к древним и старинным образцам, вроде всё тех же портиков и колонн. Все произведения искусства создаются в расчёте на застывшую бесконечность коммунистического бытия. Общественные постройки динамичных 1920-х иной раз напоминают космолёты. Здания же 1930-х и особенно – 1950-х – это незыблемые дворцы. Первые вот-вот взлетят, вторые – будто бы стояли тут не с 1950-го, а, по крайней мере, с 1750-го года...

    Далее - тут. http://zavtra.ru/content/view/kuznitsa-stilej/
  • Tags: СССР
    Subscribe
    Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

    • 25 comments