Галина Р. Иванкина. (zina_korzina) wrote,
Галина Р. Иванкина.
zina_korzina

Categories:

Ребята с нашего двора...

  • Статья о дворовой социализации советского ребёнка... Здесь, как всегда, отрывок...

    ...Вся наша детско-юношеская литература, посвящённая советской бытности, так или иначе, касалась дворовой, уличной среды. Даже, если то были сказки, вроде «Старика Хоттабыча». Именно об этом – рассказы, повести Николая Носова, Юрия Нагибина, Владислава Крапивина, стихи Агнии Барто, Сергея Михалкова и Самуила Маршака, но раз уж мы заговорили о питерских мальчиках, то сразу же вспоминается Радий Погодин с его Кешкой, Мишкой, Толиком и «Кирпичными островами». И вот в их дом переезжает замкнутый, надменный – с виду - мальчик, всегда фланирующий мимо. Он - потешает. Потом – становится объектом ненависти. И вот – момент истины. «– До первой крови или на всю силу? – На всю силу,– не слишком громко, но очень решительно ответил Сима. Это значило, что он согласен драться до конца, пока поднимаются руки, пока пальцы сжимаются в кулак. Здесь уже неважно, течет у тебя из носа кровь или нет. Побежденным считается тот, кто скажет: хватит, сдаюсь…». Далее мы узнаем, что Сима-Семафор вовсе не трус, и не тряпка, а достойный мальчик. Свой. Принят.



    Приблизительно такая же ситуация создаётся и Владиславом Крапивиным в «Голубятне на жёлтой поляне». Итак, перед нами кроха-музыкант, ребёнок-подарок. Заинька-паинька. Его приводят в пример всем непутёвым и шаловливым ребятам: «Такие мальчики, наверно, специально существуют в природе, чтобы радовать тётушек и бабушек. Шагает чистюля, скрипку в футляре тащит, под ноги смотрит, чтобы лаковые башмачки не поцарапать. Причёсанный, в жёлтом костюмчике, на шее даже бантик – тоже ярко-жёлтый, с чёрными горошинами. На брючках стрелочки наглажены…» И на этот раз юный интеллигент проявил себя – он показал, что не боится драки. Если Погодин живописал именно питерскую детвору, то Крапивин - певец русской провинции с её самобытными, старинными городками. Но, как видим, коллизия всё та же.

    Московский писатель Юрий Нагибин в своём «Чистопрудном» цикле выводит образ Павлика – благородного друга. В их компании он всегда играл роль Атоса: «Я не ощущал в себе того благородства, составляющего основную черту Атоса, которым в полной мере обладал мой друг Павлик». Играя в мушкетёров, мальчики в конечном итоге побеждают местных дебоширов, терроризировавших весь квартал. Причём, как положено, бьют первыми: «Первый же мой удар снова отворил шлюзы в его курносом носу. Ещё один удар — и, корябая руки о булыжник, Лялик волчком завертелся на мостовой». В 1941-м все эти мальчики – плохие и славные, послушные и хулиганистые - уходили на фронт. «Серёжка с Малой Бронной и Витька с Моховой». Они научились быть верными и храбрыми ещё там, во дворе, когда приходилось сражаться «стенка на стенку» с местной шпаной. В своё время мне довелось услышать фразу, что войну выиграл вчерашний старшеклассник - выпускник сталинской школы 1930-х годов. Всё это правда, однако, педагоги и пионерия – это полдела. Они учили теориям, а вот «практика» постигалась в уличных боях и дворовых компаниях. Там не прощали мелочности и лжи...

  • Далее - тут: На сайте газеты 'Завтра'.

  • Фотография взята отсюда - ТУТ!
  • Tags: О Жизни, Педагогика, СССР
    Subscribe

    Posts from This Journal “О Жизни” Tag

    Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

    • 34 comments