Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

После велопрогулки.

Завораживающе.

  • Меня заинтересовала эта картина... Она очень многопланова и её можно «рассказать» по-разному. Посмотреть на неё под разным углом. Итак, мама и дочка созерцают в окно силуэт соседней с их домом сталинской высотки. Она видится им то ли, как сказочный дворец, то ли, как недостижимый идеал. Она - некий смысл. Ощущения - странные, палитра: от безнадёги до светлой грусти и предвкушения близкого счастья...

    Collapse )
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    После велопрогулки.

    Пиар выставки, посвящённой конструктивизму.

  • Если я кого-нибудь пиарю, так только своих хороших знакомых и только в области искусства. Так, например, я люблю конструктивизм и всё, что связано с эстетикой 1920-х годов, поэтому приятно сообщить об открытии выставки фотографа Владимира Обросова «KONSTRUKTIVISMUS-DE-КОНСТРУКТИВИЗМ» в МОСКОВСКОМ Российско-Немецком доме в среду, 11 ноября в 19-00 часов. (Работать будет: 11 ноября - 31 декабря) Адрес культурного центра - ул. Малая Пироговская, дом 5. Станция метро - Фрунзенская. Информация от устроителей - В 1920-30 годы конструктивизм получил развитие, а позже сменился тяжелым ордерным имперским стилем. Многие из экспрессионистических и конструктивистских работ остались только как бумажные проекты: «Альпийская Архитектура» Бруно Таута. Проекты Эля Лисицкого, Татлина, Кандинского, Малевича. Эфемерные здания, свойственные той эпохе, архитентоны и супремы, были многочисленными и существенными для своей эпохи и всего художественного движения ХХ века... В своих работах Владимир Обросов четко передал дух той эпохи и показал красоту и новаторство архитектуры конструктивизма.

    12190831_1125366557491727_1864493994359234693_n.jpg

    В Москве он снимал гаражи и клубы архитектора Мельникова, дом Наркомфина на Новинском бульваре, жилой комплекс ЦИК – СНК «Ударник» или как его еще называют «Дом на набережной», жилой комплекс на Гоголевском бульваре, дом «семерка» на Остоженке, кварталы Усачевки, Шаболовки, Стромынки, Красной Пресни, здания Наркомзема, Госстата, НКПС (Наркомата путей сообщения), Госторга, и много других замечательных архитектурных проектов. Многие объекты, сфотографированные Владимиром в Берлине, входят в список всемирного наследия, который составила организация ЮНЕСКО. Эти здания построены в 1913–1934 годах и представляют собой целые жилые кварталы: Фалькенберг в районе Трептова, квартал в районе Веддинг возле парка Шиллера, квартал Бритц в Нойкёльне, поселок в Пренцлауэр-берге, квартал Сименсштадт и так называемый «Белый город» в Райниккендорфе. Владимир Обросов известен необычными столичными перформансами, вызвавшими несколько лет назад широкий резонанс в прессе. По образованию – архитектор, по призванию – художник, по профессии – фотожурналист, многие годы проработавший в федеральных СМИ и глянцевых журналах.

    Вход - свободный.
  • После велопрогулки.

    О выставке 'Кузница большой архитектуры' 1920-1950 гг.

    «Когда тяжёлое известковое облако разошлось,
    позади глухого пустыря засверкал перед Наткой
    совсем еще новый, удивительный светлый дворец.
    У подъезда этого дворца стояли три товарища с винтовками...»

    Аркадий Гайдар «Военная тайна».


    Как известно, история не терпит сослагательного наклонения. История архитектуры – тоже. Мы можем только догадываться, как могла бы (к примеру!) выглядеть столица, если бы всё-таки удалось возвести Дворец Советов и претворить в жизнь безумные, смелые идеи реконструкции Москвы по Плану 1935 года. Вспомните хотя бы наивно-футуристичную киноленту «Новая Москва» (1936). Сама по себе она – слабовата и типична, так сказать, мелодрама на фоне стройки. Точнее – на фоне проекта. Однако именно в этом фильме с оптимизмом и откровенностью показано, как бестолковый хаос Кривоколенных переулков и прочих Остоженок будет превращён в эталонный Метрополис, где строгая классика Палладио соединится с дерзкими фантасмагориями Пиранези. Человеку свойственно задаваться вопросом: «А что было бы, если…?» Мы с детства любим эту фразу: «Представь себе, что…» Одно из самых актуальных направлений современной беллетристики называется «альтернативка» - то есть альтернативная история, в которой, кажется, возможно всё. Нам часто хочется увидеть то, чего не было и уже никогда не будет, но что могло бы иметь место. Впрочем, тема параллельных миров, где история пошла по другой линии развития, не менее популярна, чем альтернативные приключения. Именно поэтому невоплощённые архитектурные прожекты всегда привлекают внимание – мы тут же начинаем прикидывать, как выглядел бы наш город (или, например, Париж, застроенный Ле Корбюзье). Это интересно, спорно, волнующе…

    А.Щусев Академия Наук на Крымском валу
  • А.В. Щусев Академия Наук на Крымском валу. Проект.

    Итак, в Музее архитектуры имени А.В. Щусева с 20 ноября по 15 февраля работает уникальная экспозиция - «Кузница большой архитектуры. Советские конкурсы 1920–1950-х годов». Кураторы выставки - Ирина Чепкунова и Сергей Чобан. Мы имеем возможность ознакомиться с уникальной архитектурной графикой, с макетами и фотографии конкурсных материалов для семи знаковых построек Москвы. Объекты выбраны таким образом, чтобы ни у кого не могло возникнуть вопроса: «А что это и где это?» Сооружения знакомы с детства, причём, не только коренным москвичам, но и людям, никогда не бывавшим в столице. Каким стало бы пространство города, если бы на месте гостиницы «Москва» располагался бы фантастический, будто декорация к «Аэлите», Дворец Труда от Ильи Голосова? Как выглядела бы Тверская улица с модно-конструктивистским Телеграфом, будто сотканным из стекла и лёгких конструкций? Что было бы, если б на месте модерновой коробки ЦДХ сразу войны расположилась бы триумфально-версальская громадина Академии Наук по задумке Щусева? Ведь всё это могло быть, а победа того или иного проекта – чаще всего лишь игра Фортуны.

    Collapse )
  • После велопрогулки.

    Монастырь лучше.

  • Когда мне было лет тринадцать, подруга дала мне почитать роман Дени Дидро «Монахиня», ибо знала, что я интересуюсь Галантным Веком. Сама книга была настолько зачитанная и ветхая, что казалась ровесницей самого повествования. На деле же, издание было не то сталинской, не то уже хрущёвской эпохи. Что могла вынести из этой истории советская пионерка? Разумеется, протест против подобного лишения свободы - если вы помните главная героиня Сюзанна Симонен требует не балов и маскарадов, а именно своего неотъемлемого права на передвижение. Точнее - на выбор своего пути. Эта книга очутилась (точнее - была возможна) в стране победившего социализма неслучайно - ибо случайные, лишённые правильных идей, вещи в СССР никогда не издавались, а если идею нельзя было найти, а вещь, между тем хорошая и невредная, то идею додумывали дяди из идеологического отдела ЦК КПСС. Свобода - любимое слово в советском лексиконе. Так вот, история дочери юриста - Сюзанны Симонен, которую против воли заперли в монастырь... Вместо того чтобы позволить ей тоже стать юристом (это была шутка, поэтому не надо привычных комментариев, что в те времена-а-а-а юристами могли стать только мужчи-и-ины, поэтому иди работай, пока опять не отобрали).

    LA-RELIGIEUSE-2
  • Кадр из одноимённого фильма 2013 года.

    Я, собственно, о другом - о восприятии монастыря, как некоей страшной клетки, которая не переставала быть для Сюзанны именно клеткой даже в те времена, когда у неё всё складывалось благополучно. Она беспрестанно желала оттуда вырваться, а иной раз попросту умереть. Я вот недавно решила послушать эту аудиокнигу... Я уже давно не пионерка и даже смогла себе позволить то самое юридическое образование. Но. Я не поняла, почему эта девушка-буржуазка так не хотела идти в монастырь, а впоследствии приложила все усилия, дабы не оставаться в оном? Какую свободу конкретно она имела бы в мирской жизни? Дидро писал это со своих мужских позиций - он-то мог себе позволить и законы изучать, и философию, и шляться куда заблагорассудится. Что ждало дочь юриста в XVIII cтолетии? Карьера адвоката? Максимум - путь художницы, вроде Ангелики Кауфман или Розальбы Карьера. Ещё один максимум - выскочить замуж за дворянина (как сделала некто Жанна Пуассон) и попробовать затесаться в Версаль. Но Жанна Пуассон (которая Помпадур) - это было исключение из правил, оставшееся в истории человечества, а ещё более - в сплетнях и легендах. Нашу же героиню - Сюзанну Симонен ждала всё та же клетка и не факт, что более просторная и светлая.

    Collapse )
  • После велопрогулки.

    Красота на месте уродливой коробки.

  • Начну с личных впечатлений. Мне никогда не нравилась гостиница «Россия» - ни проект, ни то место, которое долгие годы занимала эта унылая коробка. Мне могут возразить профессионалы-архитекторы, многие из которых считают эту вещь вполне себе «памятником времени» – я всего лишь зритель. Для меня это был неинтересный, более того - лишний объект, закрывавший собой прекрасные, старинные виды. Можно сколь угодно долго рассуждать о модернизме 1960-х и о таких же модерновых технологиях, применённых при возведении гостиничного комплекса. Не верю. Точнее – не вижу. Возможно, я больше люблю другой проект? Сейчас в интернетах можно увидеть изображения сталинской высотки, которая должна была украсить Зарядье, но тогда не сложилось. Увы, или же – к счастью – не знаю. Возможно, она тоже была бы лишней – там и без того много доминант, вроде жилого дома на Котельнической набережной. После того, как коробку, наконец-то снесли, тут же стали раздаваться вопросы: «А что дальше?». Потому как были памятны моменты, когда под разными предлогами разрушались памятники и недо-памятники, дабы на бойком месте выстроить очередную стекло-хоромину с бутиками, барами, подземными гаражами и прочей понтовой VIPятиной.

    Высотка З.
  • Высотка в Зарядье. Проект.

    Тот факт, что на месте коробки-гостиницы не будет никакого «Вау!-Сити-Холла» лично меня очень радует. Хотя, Собянину и поступали предложения использовать это место «с толком», но он отказался. Были и вполне дельные суждения, вроде возведения парламентского комплекса. Но… к счастью, там вообще будет свободное от любых нагромождений пространство. Потому что там будет уникальный парк. Парков, как известно, много не бывает – чем больше, тем лучше, ибо это не просто место отдыха, это – часть культурной, цивилизованной жизни общества. Недаром в сталинские времена, когда вопрос культуры стоял очень остро, был создан целый ряд шикарных парков – этаких «советских Версалей», где передовой и сознательный пролетарий мог прогуляться среди боскетов и покушать мороженое в павильоне с лепниной. Новый парк в Зарядье, который обещают доделать уже к 2017 году, окажется весьма необычным местом... Это не просто деревья, дорожки и лавочки (хотя, я была бы согласна и на такое, лишь бы не возводили никакие пирамиды). Это будет парк климатических зон – с помощью техники воссоздадут климат той или иной природной зоны: тундра, лес и так далее. Видели картинку будущего парка?

    Collapse )
  • После велопрогулки.

    Сталинская высотка - «персонаж» открытки.

  • Давайте сегодня посмотрим открытки 1950-х годов, на которых, так или иначе, изображены знаменитые сталинские высотки. Интересно, что в 1950-х - в начале 1960-х годов эти самые высотки были излюбленным «персонажем». Они могли быть фоном, чего угодно - хоть трудовых подвигов, хоть детских игр, хоть молодёжных танцев. О чём бы ни шла речь - о Новом Годе, о 1 мая, о Фестивале... художник непременно выписывал стройный, почти готический силуэт какой-нибудь высотки, а то и нескольких сразу. Я очень любила в детстве именно такие открытки - я тогда не знала всех названий, поэтому всё это именовалось - «открытки с Университетом». Ощущение открытого, непостижимого пространства и - головокружительной высоты одновременно. В общем, смотрим и ищем высоточку на фоне! Да, тут ещё имеются открытки из коллекции babs71 и взятые из сообщества soviet_life.


    Посмотреть на Яндекс.Фотках

    Collapse )
  • После велопрогулки.

    Музейные тётки.

  • Мир разнообразен. В нём обитают паяльщики и стоматологи, сантехники и космонавты, пианисты и роялисты. Есть место в нём и для особого дамского вида под названием «музейная тётенька». Как правило, это женщина преклонных лет или, во всяком случае, находящаяся на пороге того чудесного возраста, когда нам многое прощается. Почти как в детстве. Кстати, в моём детстве были точно такие же музейные тётеньки. И в 1990-х, когда большинству людей было наплевать на музеи, этот тип никуда не исчез, не растворился в рыночной толчее, не трансформировался в какую-нибудь белозубую менеджериху отдела мумий, продолжая, таким образом, хранить свою неповторимую самобытность. Музейная тётенька - вечна, как вечны музеи. И название-то у них красивое - смотрительницы залов. Не надзирательницы и не даже не смотрящие (как иногда хочется их определить), а именно так - смотрительницы. Хранительницы. Музейная тётенька может быть умной и глупой, рафинированно-принаряженной и неряшливой, злобной и очаровательной. Но, так или иначе, всех женщин этой славной профессии можно разделить на три условных типа - Музы, Церберы и Сфинксы.

    Шаронов Станислав
  • Станислав Шаронов «Смотрительница зала».

    Collapse )
  • После велопрогулки.

    Ароматы Серебряного Века.

  • Сегодня даю ссылку на тему парфюмерии Серебряного Века. Начало такое, много букв и общих слов о запахах и временах. Не только и не столько о рассматриваемой эпохе. «...Запахи почти никогда не связаны с теми цветами, чьё имя носят»,- писал Жорис Гюисманс, автор культового романа Прекрасной Эпохи - «Наоборот». Поговорим о духах, которые предпочитала эта эпоха? Об ароматах и благовониях написаны сотни статей и книг – тема влияния запахов на человека интересует не только психологов и культурологов, но и людей, далёких от науки. Рассуждая о моде, архитектуре, живописи и музыке былых времён, мы постоянно произносим устойчивые словосочетания - «аромат эпохи» или - «дух времени». Мелодии, вещи, памятные места могут вызывать острейшую ностальгию, пробуждать светлые или, напротив, тягостные воспоминания, но именно запахи способны мгновенно «переносить» в прошлое, как бы погружая человека в атмосферу пережитого. Достаточно «услышать» аромат духов, которыми вы душились в юности и воспоминания не заставят себя долго ждать.

    1 (1)

    Более того – знакомый запах не просто напоминает человеку о конкретном событии, связанном, например, с теми же духами или букетом цветов, но и выстраивает целую цепочку образов, относящихся к тому времени. Но если старинные костюмы можно увидеть в музее (или – на картинах), музыку былых времён - послушать на концерте, дома или в машине, а мимо исторических зданий ходить каждый день на работу, то ощущение ароматов ушедших эпох представляется наиболее сложным. Разумеется, некоторые парфюмерные компании (например, Guerlain) выпускают ограниченные партии ретро–духов, но этого слишком мало для создания целостной «картины запахов» того или иного времени. Что интересно, для современного человека ретро- аромат «Красная Москва» связан с эпохой Сталина, с коммунальными квартирами и цветастым ситцем, но никак не с роскошью «Любимого букета Императрицы», как назывался этот запах в 1913 году…

    История парфюмерии, пожалуй, выглядит гораздо запутаннее и противоречивее, чем вся история костюма или, скажем, ювелирных украшений. Так, даже в серьёзных, претендующих на строгую научность, трудах постоянно муссируется тема «грязного Средневековья», «немытого Ренессанса» и ещё более отвратительного Галантного Века. Причём, даже такие явные опровержения сего клише, как картина Ж.-Б. Патера (Jean - Baptiste Pater) «Принятие ванны» (‘Le bain’) не могут переубедить ни малограмотных авторов, строчащих книгу за книгой, ни доверчивых читателей. Из публикации в публикацию кочуют странные тезисы о том, что вплоть до середины XIX века духи существовали, дабы отбивать запах грязного тела и никогда не стираемого белья. Тогда почему самой распространённой профессией для женщины из городских низов была профессия прачки? Возникает и ещё закономерный вопрос: если всё население настолько отвратительно пахло, в расчёте на кого, собственно, было нужно «перекрывать» малоприятные запахи ароматами терпких духов? И как, в таком случае, объяснить наличие мыла, которое производилось и в Средние Века, и в том же Галантном Веке? Думается, что «производством ради производства» в те времена никто не занимался.

    1 (2)

    В настоящее время главным источником информации о «немытых» королях и их придворных сделалось …художественное произведение «Парфюмер» Патрика Зюсскинда, которое даже в силу своей специфики, не может претендовать на звание источника. А. Ле Герер, французская исследовательница ароматов, даёт убедительный ответ на вопрос, с какими же миазмами боролись люди в XVII – XVIII вв., умащая свои тела и одежды благовониями: «Непосредственный контрапункт этому благоуханию - чудовищная вонь вокруг дворца…». К тому же, среди медиков существовало мнение, что сильные ароматы защищают от инфекционных заболеваний, в частности, от чумы, что духи способны «…создать защитную преграду между кожей и зачумленным воздухом». Однако не подлежит сомнению тот факт, что долгое время в моде были резкие ароматы, которые нам показались бы хоть и привлекательными, но несовременными и, что называется, тяжёлыми. ДАЛЕЕ - ТУТ. Вторая часть, посвящённая русском парфюмерам, в своё время уже печаталась на паре сайтов, но это было в 2008 году, то есть страшно давно. Часть II
  • После велопрогулки.

    Метрополис Трёх Толстяков.

  • Нам разум дал стальные руки-крылья,
    А вместо сердца – пламенный мотор...
    ...Как из камня сделать пар,
    Знает доктор наш Гаспар
    .

  • Я полагаю, что книжку «Три толстяка» бездарно экранизировали. Нет, как детская киношка с очень красивой Куклой и ярким экшеном, оно вполне приемлемо. Как отдельное творение. Но не в связи с книгой. (Точно также безнадёжно испорчен беляевский «Человек-амфибия», несмотря на сочные краски, прекрасную Настю Вертинскую и твист про морского дьявола)... Потому что сказка Юрия Олеши - это вещь, которую мог бы бесподобно экранизировать Фриц Ланг или, скажем, Фридрих Мурнау. Потому что Олеша был со-временен, со-звучен эпохе конструктивизма и того рационального безумия, которое было неотъемлемой частью человеческой жизни в межвоенное двадцатилетие. В фильме же мелькают шляпки, эполеты и шитые мундиры а-ля николаевская эпоха, во всём - ощущение несоотвествия формы - содержанию.

    Олеша в своей сказке был близок к Беляеву - у последнего тоже всегда есть учёный и есть несчастная жертва эксперимента. Предоставим слово Юрию Карловичу: «Я – Туб, учёный. Меня привезли во дворец. Мне показали маленькую Суок и Тутти. Три Толстяка сказали так: «Вот видишь девочку? Сделай куклу, которая не отличалась бы от этой девочки»... Я сделал такую куклу. Я был большим учёным. Кукла должна была расти, как живая девочка... Три Толстяка приказали мне: «Вынь сердце мальчика и сделай для него железное сердце». Я отказался... Меня посадили в клетку, и с тех пор мальчику начали внушать, что сердце у него железное» Отказался, а мог бы.



    Железные сердца-моторы, крепко запертый и отгороженный от мира Наследник, кукла-машина с человеческим лицом, олигархи и армия рабочих, питающих своими соками империю Трёх Толстяков. На мой взгляд, наиболее близкое кинематографическое воплощение мира Юрия Олеши это, как раз, «Метрополис» Фрица Ланга. И Олеша, и Ланг, и сценаристка Теа фон Харбоу жили в одном и том же эмоциональном пространстве, у них был общий фон социо-культурной жизни. Сейчас частенько употребляют слово 'background'... Ощущение общности прослеживается даже в описании Площади Звезды, которая сделана достаточно подробно. Это - плод рациональных фантазий конструктивистов:

    «Называли эту площадь Площадью Звезды по следующей причине. Она была окружена огромными, одинаковой высоты и формы домами и покрыта стеклянным куполом, что делало её похожей на колоссальный цирк. В середине купола, на страшной высоте, горел самый большой в мире фонарь. Это был удивительной величины шар. Охваченный поперёк железным кольцом, висящий на мощных тросах, он напоминал планету Сатурн. Свет его был так прекрасен и так не похож на какой бы то ни было земной свет, что люди дали этому фонарю чудесное имя – Звезда». Любовь к искусственности, сопряжённая с любовью к рационализму. Настоящий свет, настоящее сердце, как та андерсеновская живая роза - это «фи, папа!» Человек 1920-х гораздо больше любил искусственные розы и искусственных соловьёв, он гораздо больше доверял железному сердцу и кукле с лицом Суок, но не самой Суок.

    Collapse )
  • После велопрогулки.

    Невоплощённые сталинские проекты.

    Нашла очень интересное сообщество - ru_sovarch , посвящённое архитектуре 20-50 годов. Очень удивили и обрадовали многие материалы. Особо обращаюсь к wesse  - ему будет интересно посмотреть.

    Так, например, newrussian выложил следующий материал:

    </em></strong></font>

    ...Архитектурной кульминацией эпохи и одновременно символом её упадка явился проект реконструкции Люсиновской улицы Григория Захарова 1953г. Этот нерализованный проект предусматривал стоительство одинаковых 16-этажных ступенчатых башен со шпилями. Хрущёв упоминает этот проект Захарова, как один из символов расточительности в архитектуре на легендарном ноябрьском собрании московских архитекторов в 1954г

    Collapse )

    • Current Music
      "Всё выше...выше и выыыышееее!"