Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

После велопрогулки.

Разбавленные аристократы, сорт 8-й

  • Ну, такая дивная классика интеллигентского времяпрепровождения эры Застоя и пятизвёздочного генсека. Люди, считавшие, что их душит Система, но имевшие свои 140 рублей в никому не нужном НИИ (точнее - на бесполезной, блатной должности, а НИИ было нужным), а по вечерам устраивавшие посиделки со стихами, водкой и Би-Би-Си, были по сути аристократами. Но жидкими, точнее - разбавленными. Сорта эдак 8-го. В этом фильме хорошо спародировали.

    Collapse )
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    После велопрогулки.

    Что я сейчас прочитала?

  • Эксперименты 1920-х годов - это отдельная песня, а часто - крик ужаса. Нашла тут на Фейсбуке стихи, которые даже для того дикого времени - ...презабавны. Написано в стиле Маяковского. Содержание: юноша-комсомолец увидел, что его девушка идёт с чернокожим парнем (афроамериканцем или афрофранцузом - понять сложно). Да, что делает комсомолец? Угадаете?

    Collapse )
  • После велопрогулки.

    «Мой младший брат» - книга лучше!

  • Если спросить на улице (или в интернете), какой фильм лучше всего отражает настроение молодёжи 1960-х, то большинство ответит: «Я шагаю по Москве», конечно!» Группа интеллектуалов скажет: «Нет! «Застава Ильича!» Да, но был ещё один замечательный сюжет, который в своё время был жутко популярен, в основном, благодаря первоисточнику – роману Василия Аксёнова «Звёздный билет», напечатанный в журнале «Юность».


  • Страничка романа Василия Аксёнова «Звёздный билет», напечатанный в журнале «Юность» и афиша фильма «Мой младший брат» (1962).

    Итак, «Мой младший брат» (1962) - первый манифест юных шестидесятников, ибо «Я шагаю…» и «Застава…» были сняты позже. Именно герои Аксёнова, сыгранные будущими суперзвёздами – Александром Збруевым, Олегом Далем и Андреем Мироновым, оказались похожи на реальных мальчиков того времени. Цинизм сочетался в них с романтикой, а западничество – с патриотизмом.

    Мама рассказывала, что те номера «Юности» зачитывали до дыр – впервые советская молодёжь прочитала на страницах печатного издания …свой тогдашний сленг и узнала «ребят с соседнего двора». Вместе с тем, роман вызвал шквал критики. Фильм же получился более приглаженным и каким-то плоским. Если смотреть его, не зная текста, это покажется шедевром.

    Collapse )
  • После велопрогулки.

    Почему «Крах инженера Гарина» - неудачный фильм?

  • Мне было лет шесть, не больше, когда я увидела по телевизору пугающие кадры – уничтожение химического завода посредством некоего «луча смерти» (модная тема в 1920-х - эти лучи смерти). Рушились гигантские сооружения, а трубы ломались, как соломинки. Всё это происходило под «страшную музыку». Фильм назывался «Крах инженера Гарина» (1973). После этой сцены ничего ужасающего, а главное – интересного уже не было. Ходили-говорили-немножко убивали.


  • Кадр из фильма «Крах инженера Гарина» (1973).

    Шли годы. Я прочитала «Гиперболоид…» Алексея Толстого – потрясающую историю, настоянную на типичных грёзах межвоенного периода – мировое господство, разделение на расы, волшебное оружие, страх и надежда. В 1920-е любили пугать этаким не_светлым будущим – технократы загонят вас (и нас, и всех) в ещё большее рабство, чем было в античные эпохи. При этом, они станут и сами рабами своих чудовищных изобретений.

    Collapse )
  • После велопрогулки.

    «Новый Гулливер» - уникальный, страшный, не детский

  • Принято считать, что в Голливуде переиначивают классику – в угоду текущей конъюнктуре, хотя советское кино этим отличалось с самого начала, особенно детское. И …получалось интересное прочтение. Переделывали всё – от классических сюжетов до русских народных сказок. Даже в новые темы вставляли нечто актуальное – допустим, кукол в «Золотом ключике» 1939 года спасает …полярный лётчик, прибывший на волшебном корабле, чего не было в первоисточнике Алексея Толстого 1936 года.


  • Кадр из фильма «Новый Гулливер» (1935).

    Однако самый изысканный и крутой вариант – «Новый Гулливер» (1935), где пионер из «Артека» попадает (во сне) в Лилипутию и, как обычно, затевает там революцию при поддержке местного населения. Это вообще было одно из любимых направлений детской литературы-и-кино – пионер, как разрушитель вражеской системы. Разумеется, сказочной - с королями-недоумками и прочей пакостью. Но опять-таки, «Новый Гулливер» выделяется на общем фоне.

    Collapse )
  • После велопрогулки.

    В «Заводном апельсине» изображён ...советский мир в Англии?

  • Речь пойдёт не об одноимённом фильме Стенли Кубрика (1971), но о романе Энтони Бёрджесса (1962), ибо в киноверсии многие важные детали опущены, как несущественные. Вещь Кубрика – отдельный шедевр, но это не тот вариант, что фильм – лучше» или наоборот «книга – лучше». Это истории с разным наполнением. В данном случае меня интересует мир, где всё это происходит – понятно, что и там, и там – некий Лондон будущего.


  • Кадр из фильма «Заводной апельсин» (1971).

    У Кубрика нет, что называется, бэкграунда, а вот у Бёржесса он есть, да ещё какой! Начну с того, что окончательный вариант повествования сложился после того, как писатель побывал… в Ленинграде. Там, как повествует вступительная заметка-биография, он столкнулся с миром фарцовщиков, жулья, хулиганов. Это нереально круто – иностранцу из капстраны, в 1960-х окунуться в мир советского scum-а.

    Отсюда словечки неформалов и бандитов «Заводного апельсина», имеющие русские корни. Все эти – бар Korova, где подают moloko, старая baboochka, мои droogs, всё horrorshow (не только хорошо, но и хоррор плюс шоу). И даже Bog, а не God. «Our pockets were full of deng, so there was no real need from the point of view of crasting…» Всё это именуется Nadsat – от «…надцать» - пятнадцать, шестнадцать и так далее – язык уличной молодёжи 13-18 лет.

    Collapse )
  • После велопрогулки.

    Новая книга Елены Чудиновой

  • Я редко пишу книжные обзоры для нашей газеты «Завтра», ибо газета руководится известнейшим писателем и филологии там хватает. Исключение, когда автор книги и дизайнер серии - мои добрые знакомые (Елена Чудинова и Катя Амитон). Итак, Елену Чудинову я впервые увидела …по телевизору. Шёл 2006 год, и вся Москва обсуждала её книгу - страшное пророчество «Мечеть Парижской Богоматери». Шла полемика с явным антиподом - Эдуардом Багировым – автором нашумевшего тогда «Гастарбайтера». Потом я прочитала многие книги Чудиновой и, наконец, познакомилась лично. Интересно, что поводом послужила тема императора Николая I.



    В 2017 году у меня в блоге обсуждали изысканную альтернативку «Побѣдители», где не было СССР, но этот мир получился приятнее, чем наш-привычный. При всём уважении к своему советскому детству, я констатировала: да, так было бы правильнее. «Побѣдители» по сию пору вызывают маниакально-депрессивный психоз у интернетных псевдо-коммунистов и диванных любителей продразвёрстки. Один из важнейших выводов Елены Чудиновой: революции никого не делают счастливым. Ни одна из революций! Ни английская, ни французская, ни тем паче - русская. Бунт – путь в никуда. Точнее – в ад, причём сразу для всех – и для врагов, и для адептов.

    Collapse )
  • После велопрогулки.

    Где мои нулевые?

  • Несмотря на то, что пишу я об СССР, мои лучшие годы - нулевые. Это реальная ностальгия - туда я хочу вернуться, а в СССР - нет, хотя культурологически советская тема мне намного интереснее. На ЮТубе в рекомендациях попалась эта песня. Свойство ностальжи - её вызывают не те вещи, которые были самыми любимыми, а те, что неслись фоном.

    Collapse )
  • После велопрогулки.

    «Мастер и Маргарита» стали попсой в 1980-х

  • К началу 1980-х годов роман «Мастер и Маргарита» перешёл в разряд актуально-модной попсы и, если раньше им (романом) восторгалась интеллигенция, то на излёте Застоя и на заре Перестройки эту книгу стали доставать (ибо купить просто так - невозможно) всякие директора овощебаз и жёны фарцовщиков. Читать - не читали. И не листали. Держали на видном месте. И знали о чём. В целом.


  • Карикатура из журнала «Крокодил». Перв. пол. 1980-х гг.
    - Вот достала. - Дай поносить.
    Художник - Евгений Гуров.


    Потом уже в конце 1980-х это окончательно стало must read для всяких победительниц конкурсов красоты - во всяком случае, они заученно говорили, что это их любимая лав-стори. Да, Мастер с Маргаритой настолько опростились, что о них сочинялись попсовые и - довольно неплохие песенки. Аж три штуки. Под cut-ом - ностальгические клипы и опрос. Да, обидно за книгу, если честно!

    Collapse )