Category: лытдыбр

После велопрогулки.

Такого советского плаката я ещё не видела...

  • Как говорят (вернее - пишут) в подобных случаях: я просто оставлю это здесь. Что это? Плакат 1919 года, посвящённый борьбе с мировым капиталом. Вроде бы ничего этакого. Но как сказать. В общем, я ТАКОГО никогда не видела, хотя, у меня есть достаточный опыт созерцания самых разных советских плакатов. Да, именно советский - от Советов. СССР тогда ещё не было, конечно.

    Collapse )
  • Buy for 300 tokens
    ***
    ...
    После велопрогулки.

    Я просто оставлю это здесь.

  • Это тот случай, когда мне хотелось самой написать этот текст, но замечательный dubikvit реализовал это первым и - сделал это прекрасно. Поэтому с удовольствием поставлю ссылку на его исследование.



  • Искренний фильм о Гостье и халтура про Лиловый Шар.
  • После велопрогулки.

    «Соломенная шляпка» как невозможность.

    В одном из фрагментов «Иронии судьбы» фоном идёт телефильм «Соломенная шляпка», где персонажи Андрея Миронова и Людмилы Гурченко отплясывают во французско-водевильных декорациях эпохи кринолина. Легко, непринуждённо. Песенки-цветочки-бантики. Иветта-Лизетта-Жанетта-Жоржетта. Уставшим интеллигентам из «Иронии...» никогда не достичь той мотыльковости — она им не положена. Запрещена. Аморальна. Только на экране ТВ — иногда мальчики-рантье во фраках сбацают что-нибудь эдакое.



    Интересная деталь — Европа XVII-XIX веков представлялась, как очаровательное место, где можно не искать классовых врагов и не осуждать всё тех же мальчиков-на-ренте за тунеядство...
    После велопрогулки.

    Телевидение-1979.

  • Люблю читать старинные программы передач. Нашла тут у germanych программу ТВ за 1979 год, август. Кстати, интересная подробность: те, кто хотят-вернуть-советское-ТВ в виду его целомудрия, обычно сами в курсе, кто и кого куда того из этих дура-звёзд и в каком из ток-шоу показали очередного фрика, подравшегося с другими фриками в прямом эфире. Я вот не хочу никакого целомудренного ТВ - я просто не смотрю фрик-медиа и прочие пип-шоу. А в СССР ТВ было скучным. Это честно.

    Collapse )
  • После велопрогулки.

    Калугина: выдавить из себя «совка».

  • Можно ли было себе представить, что героиня «Девчат» бывалая Анфиса учит несмышлёную Тосю правилам ношения брошек-рюшек-манишек, и только после этого Илья Ковригин влюбляется в преобразившуюся повариху? Или чтоб рабочий Савченко из «Весны на Заречной улице» уходил от учительницы — к яркой мещанкой Зиночке? Потому что первая — мымра и не умеет носить модные платья. Или — так: монтажница-высотница Катька из комсомолки-общественницы превращалась в лёгкую девицу, предпочитающую броские расцветки и рискованное прикуривание у всякого кавалера? Нет, правда?



    А вот Калугина, которая знает и любит своё дело — мымра. Одевается в какую-то хламиду с намёком на «деловой стиль», бровки не щипает, «и вот чешет на работу...»! Потому что чесать надо в ГУМ — за дефицитом.
  • После велопрогулки.

    Брижит Бардо, как советская мечта.

  • В Советском Союзе официально не жаловали западные стандарты красоты. Вернее, они всё равно проникали, а Любовь Орлова была того же сорта и варианта, что голливудские блондинки 1930-х. Тем не менее, считалось, что там, у них — сиюминутный, актуально-модный типаж и миленькая красивость, которую не следует путать с настоящей красотой. Однако же в эпоху Оттепели и раннего Застоя (до начала 1970-х) в СССР не возбранялись к показу и даже популяризировались некоторые фильмы с участием общепризнанных секс-символов Европы и Америки.



    Это — Мэрилин Монро, Софи Лорен, Джина Лоллобриджида, Марина Влади, Мишель Мерсье (Анжелика!). Но первое место принадлежало Брижит Бардо. Её не просто «разрешали». Она сделалась «героиней» советских произведений. Нет, конечно же, не она сама — её образ. Больше того - она стала грёзой, мечтой современного советского юноши-романтика. Он - образ Бардо - можно сказать, массово явился в молодёжной прозе и поэзии. Например, в культовом романе шестидесятников - «Звёздный билет» красавица Галка Бодрова похожа на ту самую Брижит.

    Галя — разбитная девушка «современной конструкции», как называет её ей сам автор. Что ж, 1960-е годы – время ломки стереотипов, эпоха молодёжного бунта...
  • После велопрогулки.

    Завидный жених - Коля.

  • Текст навеян исследованиями germanych-а.

    ...Несмотря на то, что аферистка и кокетка Людочка «забраковала» Тосиного жениха, а впоследствии мужа — Колю, сказав, что он не обезображен интеллектом, да и вообще, такое счастье Тося могла бы и деревне у себя найти, этот самый Коля — вполне завидный жених. О чём, кстати, Людочка впоследствии и поведала, правда, с немалой долей иронии. Но всё же — оценила.

    И говорить о том, что простоватая малярша нашла такое же «ситцевое» бабье счастье — не совсем правильно. Ибо Коля по меркам 1958 года — парень хоть куда. Разумеется, не премиум-класса, каких ловила всё та же Людмила. Не хоккеист и не кандидат каких-то технических наук. Коля - просто хороший вариант даже для коренной москвички. Для той, которая уж точно знает: «Москва слезам не верит».



    Москвич с машиной и участком.
  • После велопрогулки.

    Зачем нам Дискотека 80-х?

  • Ещё летом я видела рекламу этого осеннего мероприятия: Аль Бано и Ромина Пауэр в Москве! Не первый раз. В 2017-м они тоже приезжали. Если едут — стало быть выгодно, а не только приятно. Ибо где их ещё так сильно любят, как не на обломках бывшего СССР? В своё время довелось прочесть забавную фразу. Суть нижеследующая: те эстрадные исполнители, которых знали и крутили в советские времена сейчас живут чуть лучше, чем те, кого тут не знали. Проще пареной репы — проехался по залам, зальчикам и даже клубам стран СНГ, а потом — спокойно скрипишь дальше.



    Более того — певцы, которым перевалило «за» ощущают себя востребованными. Причём, со старым репертуаром. Даже ничего придумывать не нужно.
  • После велопрогулки.

    Фига в кармане была, но ...в другом кармане.

  • Во времена Перестройки стали говорить, что фильм «Тот самый Мюнхгаузен» - этакая антисоветская фига в кармане. Рассуждали приблизительно так: тупые, серые, ограниченные люди-совки мешают свободному человеку жить в его прекрасном мире, загоняют в рамки, не дают совершать подвиг и так далее. Конечно, фига там есть, но она — в другом кармане. Совки не там, где обычно ищут. Типичный, романтический хомо-советикус — это, как раз барон. Если вспомнить общую риторику советского Агитпропа, то первое, что выуживаешь из закромов памяти — это повседневность и обыденность подвига.



    Барон Мюнгхаузен, как идеал советского человека...