Category: происшествия

Buy for 300 tokens
***
...
После велопрогулки.

Топ-пять кино-шедевров Перестройки.

  • Принято считать, что во времена Перестройки (ок. 1985-1993) снимали бездарное, скучное и бессмысленное кино, умудряясь ваять унылые боевики и тусклые комедии, которые уже не могли «оживить» голые стати какой-нибудь молодой и глупой студенточки ВГИКа, не сыгравшей потом ни одной сколько-нибудь внятной роли. Перестроечный синематограф именуют шлаком, гадостью и чернухой. Правда, в этот период всё-таки было сделано кое-то интересное, могущее претендовать на звание «шедевра». Итак, назову свой топ-пять. Также интересно прочесть и ваши варианты.



    Read more...Collapse )
  • Tags: , ,
    После велопрогулки.

    Клава и смерть.

  • Само название фильма - «В моей смерти прошу винить Клаву К.» отдаёт барственным декадансом и, как сказал бы Остап Бендер: «Упадочный стиль. Эпоха Керенского». Но интеллигенции 1970-х импонировала салонная лексика и вычитанная в книжках галантность чужих прадедушек. Очаровательный фильм о провинциальных школьниках: спокойная и умиротворённая жизнь. Как у героев Чехова или у... Арцыбашева. В кадре не ощущается движение времени, как таковое.



    Оно как бы остановилось - перед нами проходит несколько лет жизни, точнее более 10 лет, а мир вокруг как будто не меняется. Просто дети растут, превращаясь из детсадовцев - в старшеклассников. Что парадоксально, в этом сугубо советском фильме, тема юношеской смерти звучит весьма отчётливо. Она заложена в само название, но это смерть иного плана - романтическое самоубийство от любви в духе Серебряного века. Того, который мы потеряли.

    Разумеется, это 1970-е и только они - в центральной сцене ребята танцуют на дискотеке под модных хит 'Hafanana' от Afric Simone Но.
  • Helen Richey.

    Воздух, вода и смерть.

  • Написала о фильме, который уже все посмотрели. Пара отрывков - тут. Остальное - как обычно, по ссылке. В комментах на сайте, как всегда, густой бред.

    Этот фильм ждали. Одним хотелось увидеть очередное творение Кристофера Нолана («Начало», «Превосходство», «Интерстеллар»). Другим был интересен жанр — военная драма. И не какая-то проходная «стрелялка», но — высокобюджетная, крутая, где-то даже фантастическая. Критики задавались вопросами: «Кристофер Нолан и — Вторая Мировая? Что у него получится? И вообще: зачем?» Заранее сравнивали со «Спасением рядового Райана» и «Пёрл-Харбором» - классикой жанра. А зря сравнивали - «Дюнкерк», хотя формально и стоит в одном ряду с вышеназванными картинами, всё же сильно отличается. В ленте Нолана отсутствуют ...личные истории персонажей. Никаких любовных линий, нуль мелодрамы. Практически ничего «до и после». Мы наблюдаем героев только здесь и сейчас. Перед нами солдатик Томми (Фионн Уайтхед) — симпатичный и ...в общем-то никакой. Силуэт, не образ. Как все. Как — многие. Один из тысячи. Зато имя неслучайно - Tommy (от Tommy Atkins) – расхожее прозвище британских военных. Авторы сигнализируют: всё типично и никакой исключительной биографии. В первую минуту кажется, что тема будет раскрыта через переживания Томми. Война глазами простого человека. Но нет...



    Read more...Collapse )
  • После велопрогулки.

    Самые страшные фотографии...

  • Время от времени в Сети возникают подборки самых страшных фотографий - смерть, травмы, крушения, обвалы, трупы, нацистские концлагеря и вся такое. Это всё - ужасно. Однако для меня самые жуткие фотографии - вот эти...

    Read more...Collapse )
  • Tags: ,
    После велопрогулки.

    Очень страшная и - фантастическая советская картина...

  • Тема смерти в советском искусстве имела два аспекта - с одной стороны о ней было не принято особо говорить, с другой - если это была героическая гибель - о ней слагали легенды. То есть обычная смерть не являлась источником вдохновения (исключения есть, например, некоторые картины Виктора Попкова), но вот пафос принесения себя в жертву - это совсем иное дело. Нашла совершенно фантастическую, страшную картину, повествующую о гибели. Второй такой, пожалуй, в советском искусстве нет.

    Read more...Collapse )
  • После велопрогулки.

    Перестройка = смерть.

  • Нашла интересную статью времён поздней Перестройки - автор весьма откровенно говорит о том, что Перестройка ведёт к реставрации капитализма, расписывая ...наше будущее. Тогда на подобные статьи никто не обращался внимания - разве что смеялись, ибо, как выяснилось - никому этот социализм «с человеческим лицом» оказался не нужен. Сейчас мальчики и девчоки возраста 45+ любят врать, как они презирали Макдональдс и отказывались от жвачек, торчали от Кобзона и считали советское телевидение самым оптимальным в мире. Если бы всё было именно так, мы бы жили в несколько ином социуме. Итак, статья!

    Read more...Collapse )
  • После велопрогулки.

    Глобальная причина трагедии.

  • Моя коллега из газеты «Завтра» - Наталия Стяжкина написала текст о Насте Солтан - дочери депутата и успешной (как говорили в моей юности - упакованной) девушке, которая покончила с собой. Не потому что «...им нечего больше хотеть...» - там случилась двойная, точнее - тройная беда: отец, мать и - молодой-красивый муж, который предал (ну, или как-то странно повёл - не знаю обстоятельств). Несколько дней назад об этом писали все новостные СМИ. Так вот Стяжкина. У неё своя версия глобальной причины всех подобных трагедий.



    «...Настя только что вышла замуж, дочка питерского депутата. В августе родители погибли в автокатастрофе, сама тяжело пострадала, несколько месяцев пролежала в больнице. Новоиспеченный муж сразу после трагедии практически бросил – в больнице не навещал, общие семейные деньги (как говорила сама девочка) забрал себе, всё это время занимался выдвижением в депутаты. Пока была в больнице – развелась с ним. Вернулась домой, спустя некоторое время, пробыв дома абсолютно одна, в обнимку с костылями и любимой собакой, решилась на самоубийство. О чём она говорила перед смертью? О том, как ей плохо, о том, что она одна, рядом только журналисты «Лайфа», которые приехали брать интервью…

    Read more...Collapse )
  • После велопрогулки.

    Шикарный вброс!

  • Люблю вбросы! Любые (кроме некоторых). Вот прямо только что прочла гениальный, хотя и предсказуемый текст гражданина Варламова. Обычно он (в отличие от Тёмы Лебедева и Елены Миро) не так уж страстен, скорее, спокоен. Но тут он, кажется, изменил себе. Да, фотография взята из его же блога. Предоставим слово Илье:

    ...Официально Совок прекратил существовать 26 декабря 1991 года. Но фактически он распался гораздо раньше. Еще в 80-е стало понятно, что коммунизм не получился, и в таком виде существовать страна долго не сможет. Больного подкосила война в Афганистане, падение цен на нефть, сложные отношения с некоторыми республиками, и вскоре он впал в кому. Врачи уже констатировали смерть мозга, но безутешные родственники настаивали на том, чтобы жизнь в теле искусственно сохраняли. В таком овощном состоянии жизнь можно поддерживать годами. Многие почему-то думают, что совок умер в 1991 году. Нет, в 1991 году отключили аппараты искусственного поддержания жизни. А 26 декабря 1991 года трупик закопали. Фактическая же смерть наступила гораздо раньше. К счастью для родственников, Совок умер своей смертью, прожив полноценные 60 с лишним лет, как обычный среднестатистический гражданин того времени.



    Read more...Collapse )
  • После велопрогулки.

    Красный танатос: этика и эстетика смерти в советской культуре

  • …Именно в 1920-е годы русское общество столкнулось с шокирующей десакрализацией смерти. (Мавзолей тут – исключение). Прежде всего, это выразилось в масштабном насаждении кремации усопших, что для православного христианина выглядело кощунственно. Известные художественно-архитектурные журналы постоянно публиковали эскизы проектов крематориев и колумбариев. На соседних страницах располагались эскизы домов-коммун, рабочих клубов и общественных бань. Писалось, что сожжение трупов - цивилизованно, гигиенично и – разумеется – антирелигиозно. Параллельно с этим в «Безбожнике у станка» высмеивались старые традиции погребения со скрюченными старушками-плакальщицами и всенепременно-пьяным батюшкой в плохо подогнанной рясе. Больше того – к теме смерти стали относиться с какой-то нездоровой иронией. Точнее, с чрезмерно-здоровой. Вспомните хотя бы начало культового романа «Двенадцать стульев». Все эти многочисленные погребальные конторы, Безенчуки и «Нимфы», уморительные фразочки, вроде: «У меня гроб как огурчик, отборный, любительский…».

    В. Красильников. Крематории. Kypcoвой проект. МИГИ. 1923. Фасад, перспектива, план, разрезы, фрагменты
  • В. Красильников. Крематории. Kypcoвой проект. МИГИ. 1923 год..

    Read more...Collapse )